ОМОН защитил российский автопром

Путин не умеет отступать: пошлины на иномарки все же будут повышены

21 декабря 2008 в 19:27, просмотров: 2181

Пятничное выступление премьера Путина в Набережных Челнах и его обещание завалить Приморье дешевыми отечественными автомобилями почему-то никого и ни в чем не убедило. На выходные по стране прокатилась волна акций протеста против повышения пошлин на иномарки. Почти все они были жестоко пресечены. “То, что произошло во Владивостоке в воскресенье, иным словом, как провокация, назвать нельзя, — говорят участники событий. — В Приморье-то и так на Москву после повышения пошлин обижены. А после того что здесь устроил “московский ОМОН”, народ совсем озлобился”…

“Сегодня, когда наши производители вынуждены сокращать производство, считаю абсолютно недопустимым расходовать деньги на приобретение импортных машин”.

Владимир ПУТИН, премьер-министр РФ, Набережные Челны, 19.12.2008 г., совещание о мерах по стабилизации ситуации в автомобильной промышленности.

В воскресенье утром во Владивостоке ничто не предвещало беды. Народ собрался на центральной площади — человек 500. Поскольку митинг против повышения пошлин на иномарки был запрещен, никто не принес с собой лозунгов или транспарантов. Решили, чтобы согреться, поводить хоровод вокруг только что водруженной главной елки. Народ плясал вокруг ели, пели песню “В лесу родилась елочка”. И тут подъехал ОМОН. Местные стражи порядка в громкоговоритель призвали народ разойтись. Но народу было весело, расходиться не хотелось. И тогда из-за спин местных милиционеров на толпу двинулась организованная цепь омоновцев.

По слухам, ночью во Владивосток прибыло два борта с бойцами из Центральной части России. То ли подмосковный “Зубр”, то ли ОМОН из Южного федерального округа — версии расходятся. Бойцы были обучены разгону массовых митингов. Действовали уверенно и беспощадно. Люди из хоровода поняли, насколько все серьезно, когда молодых парней стали сбивать с ног, бить палками по чему попало, пинать тяжелыми ботинками и тащить в “воронки”.

С особым пристрастием ОМОН разбирался с журналистами, особенно со “снимающими”. Фотокорреспондентов и операторов, в том числе иностранных и центральных телеканалов, запихивали в автозаки. Камеры разбивали.

Например, у оператора японской телекомпании NHK омоновец шваркнул дорогую камеру об асфальт сразу после того, как проверил его журналистское удостоверение. Корреспонденту ТВЦ Сергею Литусу вывихнули руку, журналиста из Приморской телерадиокомпании Федора Бурко били по ногам, по предварительным данным, в результате он оказался в больнице. Фотокора “МК” в Приморье” Валентина Труханенко препроводили в автозак за рукав. “Наверное, из-за моего возраста они со мной обошлись не так жестко. Просто отвели в “воронок” и закрыли в одиночной секции. С молодежью же вообще не церемонились. Били, затаскивали в машины и бросали прямо в проход между нашими камерами”. У Валентина с собой оказался мобильный, по нему он связался с чиновником, который в приморской администрации курирует силовиков. Спросил, за что его повязали. Чиновник очень удивился, пообещал разобраться. Через час действительно журналистов отпустили. Валентин вернулся на площадь. Там вокруг новогодней ели в пять колец стояли омоновцы, народу не было. Только бабушка с двухлетним внуком, приведшая малыша посмотреть на елку, удивленно взирала на серую униформу, заполнившую площадь.

Однако на этом события не закончились. Разозлившиеся автомобилисты собирались в колонны на окраине города. К 14 часам, сформировав дружный строй, они двинулись к федеральной трассе. В районе путепровода произошла их стычка с милицией. В результате жесткого разгона было задержано несколько сотен человек.

“Это вы там, в Москве, привыкшие к разгонам всяких маршей. А у нас такое впервые. И народу это очень не понравилось. И так люди на правительство злы. А теперь совсем рассвирепеют. Это кому ж в голову пришло на приморцев московский ОМОН натравливать?” — говорят участники событий. “Я подходил и к начальнику милиции общественной безопасности, и к представителям приморского УФСБ, и к начальству нашего УВД. Все говорят, что вопрос разгона решался не здесь. “Не к нам вопросы. Команду давала Москва — отвечали они”, — рассказывает фотокор Валентин Труханенко.

В воскресенье народ разогнать удалось. Только проблему это не решило. Стало еще хуже…

Отряд милиции особого назначения “Зубр”, хотя и дислоцируется в подмосковном Щелкове, действует по всей стране. Дело в том, что он подчиняется непосредственно МВД России, а не какому-либо территориальному подразделению министерства. Он известен тем, что является образцово-показательным — в отряде обкатываются все технические новинки, новое вооружение и снаряжение. В подготовке сотрудников особое внимание уделяется рукопашному бою.

Привлекать в случае массовых волнений и беспорядков ОМОН из других регионов — распространенная практика.

Например, один из самых нашумевших “маршей несогласных” в Москве в апреле прошлого года разгоняли помимо местных еще и омоновцы из Удмуртии, Мордовии, Чувашии, Пензенской и Нижегородской областей.



Партнеры