1812 год: ответ историка Патриарху Кириллу

В недавнем азартном отмечании юбилея войны 1812 года отметились все властные структуры. Особенно буйствовали иерархи любимой бывшими комсоргами и сотрудниками органов церкви. В.М. Гундяев не упустил повод, и обратился с посланием. В этом официальном документе главы РПЦ меня не могут не возмущать две вещи: рекордное количество искажений исторических фактов и явное непочтение к заповедям Христа, в которых лично я не нахожу прославления войны, кровопролития и вообще причинения вреда одним человеком другому даже ради дивной цели положения жизни за русского царя. Я вообще давно занимаюсь поиском на страницах Евангелия восторженного отношения Иисуса к российскому государству, но пока мой титанический труд не увенчался успехом.

Прежде, чем я остановлюсь на самых вопиющих искажениях исторической реальности (я вообще не люблю лукавства - особенно в официальных документах), я напомню г-ну Гундяеву о кощунственном поведении большого количества священников на занятой Наполеоном территории в 1812 году. На это меня подвигла тенденциозность и безапелляционность Послания. И уж если, как говорят теологи, Бог – есть Истина, значит, мы должны стремиться к истине, а не к идеологической агитации.

Итак. Коллаборационистов в 1812 году обнаружилось множество во всех сословиях и профессиях. И, конечно, не обошлось без попов: Святейший Синод был вынужден констатировать, к примеру, что «две трети духовенства по могилевской епархии учинили присягу на верность врагу» (Акты, документы и материалы для политической и бытовой истории 1812 г. Под ред. К.А. Военского. Т.3, СПб., 1912, с. 236). Архиепископ Витебский и Могилевский Варлаам повелел всей епархии называть «впредь… в благодарственных молебствиях вместо Александра французского императора и италийского короля великого Наполеона» (Там же, с. 170). Православные священники Смоленска встречали Наполеона со всевозможными знаками покорности; в Минске епископ отслужил торжественную обедню, в Подолии и на Волыни церковники раздали прихожанам листки с текстом «Отче наш», где «вместо имени бога вставлено имя императора французов» (Там же, т.1, с. 361; т.3, с. XV – XVI; Андреев П.Г. Смоленская губерния в Отечественной войне 1812 г. Смоленск, 1959, с. 57 – 58). Итак, некоторые попы пошли в своем предательстве родины дальше прочих сословий – они не просто перешли на сторону Наполеона, но и заставляли молиться за него, а то и объявляли Бонапарта своим новым богом! Бывали и исключения (особливо в районах, далеких от театра боевых действий), но исключения, как известно науке, лишь подтверждают правило. Вспомним историю: православная церковь 300 лет (!) была верной опорой ордынского ига! Со многих амвонов звучали молитвы во здравие хана, освободившего клириков от поборов! Попы призывали русских людей не противиться воле поработителей: с моей точки зрения, это способствовало тому, что иго длилось три века (а его традиции живут и поныне!). Пришел Гитлер - за него молились, победил Сталин – переметнулись к этому извергу.

Замечу, что РПЦ и в наши дни удивляет своим необычным культом Наполеона: еще 26.06. 2006 я опубликовал статью в журнале «Коммерсантъ Власть», где рассказывал об огромной партии икон с изображением Наполеона в роли «Святого Георгия Победоносца», которая распространилась по всей России! Этот вариант изображения продавался в самых невероятных размерах и с икон постепенно перекочевал на декоративные тарелки, которыми и до сих пор завалены многие церковные лавки. По опросам продавцов – Наполеон (с картины известного художника и режиссера-постановщика революционных атеистических праздников 1790-х гг. Луи Давида) в роли Св. Георгия пользуется огромным спросом у покупателей! Так что РПЦ неплохо нажилось на талантах Давида и Наполеона (про Голиафа – молчу). Показательно то, что за ШЕСТЬ лет инцидент так и не исчерпан – изображение ее имеет ход! Статью можно изучить здесь: http://www.kommersant.ru/doc/685240

А теперь – про оскорбления знаний знающих (боюсь, что суд, к сожалению, такие оскорбления к рассмотрению не принимает: здравый смысл государству, очевидно, не очень выгоден): ниже я буду приводить цитаты из «Послания» патриархии и исторические факты, которые тем цитатам противоречат (в жанре заметки в блоге обстоятельнее писать невозможно, но любой интересующийся может посмотреть подробности в специальных монографиях или в моем новом документальном исследовании: http://www.diletant.ru/articles/3883514/ ).
Послание Патриархии: «События конца XVIII — начала XIX веков всколыхнули весь Старый Свет: глубокий духовный кризис породил сначала Французскую революцию 1789 года, а затем бонапартистскую диктатуру и общеевропейскую войну.

Не осталась в стороне от происходящего и Россия. В течение длительного времени она пыталась сдерживать натиск врага дипломатическими и даже военными средствами, но все же попущением Божиим избежать беды не удалось. И в 1812 году, когда в пределы нашей Родины вторглись полчища захватчиков, народ в едином порыве встал на защиту Отечества.»

Исторические факты. Я давно наблюдаю болезненный диагноз исторической памяти в России, он сродни раздвоению личности: мол, в 1812 году Россию населяют просветленные богатыри, а сразу после этого вдруг сразу все сплошь Коробочки, Собакевичи, Фамусовы, Молчалины, Плюшкины, Кабанихи, Мамаевы, Бальзаминовы, городничие и «скверные анекдоты» с недочеловеком в футляре!? Неувязочка!
В последние месяцы усилившейся юбилейной истерики зомбоящик постоянно сообщает о невероятно православном и «русском» (голос за кадром как в дубляже боевиков!) императоре Александре, который противостоял «басурманину» Наполеону. О происхождении Александра – к сведению паствы: убитый с ведома собственного православного сына Павел Первый – сын немки (Екатерина II: София Августа Фредерика фон Анхальт-Цербст-Дорнбург) и немца (Петр III - Петер Карл Ульрих герцог Гольштейн-Готторпский), а мать царя Александра («Мария Федоровна») - София Мария Доротея Августа Луиза фон Вюртемберг. И жена Александра (с которой он, правда, не был близок): Луиза Мария Августа Баденская. Но все, конечно, православные.

Теперь о том, кто виноват в войне (агрессию против Франции начала еще сексуально невоздержанная убийца мужа, православная немка матушка Екатерина II, но приостановил Павел I, который понял, что союз с Францией выгоден России, после чего его незамедлительно убили православные аристократы – причем, заговор осуществлялся на деньги Англии). Мы смотрим на эпоху 1812 года через призму 1941 года, это все искажает, но, если пользоваться примитивными понятиями, то я бы хотел вылечить читателей от амнезии. Дело в том, что к 1812 году сам православный царь Александр I уже поработал «Гитлером» (только без усиков) дважды! В 1805 году, когда он пошел агрессией на Францию и ни в чем неповинных русских солдат погнал через всю Европу, после чего Наполеон их погнал обратно и уничтожил под Аустерлицем. И в 1807 году, когда Александр вновь направил свою армию во Францию, но ему дали пинка под Фридландом. Александр презирал русский народ, он страшно завидовал Наполеону, который правил с его точки зрения цивилизованной странной, но самое непереносимое для него – это то, что Наполеон осознавался обществом как античный герой. Александр был воспитан швейцарцем Лагарпом исключительно на античных сюжетах и мечтал занять место Наполеона. Вот он и гробил русских ровно 10 лет, а все равно в итоге в кабинетах Пушкина и Лермонтова стояли статуэтки Наполеона, и сегодня рашн-туристы штурмуют Дом инвалидов в Париже (в котором находится роскошная гробница императора), а не усыпальницу Александра.

А теперь самое интересное: почему в 1812 году православные помещики сдавали в ополчение только немощных и калечных крестьян? В сделанных за колоссальные деньги из вашего кармана агитках на центральных телеканалах не сообщают, что «народное ополчение» царь созвал не в 1812 году, а еще в 1806, чтобы идти интервенцией во Францию! И тогда православный царь обманул дворян: после войны в 1807 году им их собственность (рабов) не вернули, а заковали в рекруты (на 25 лет)! Дальше трагедия переходит в фарс: для острастки Александр поручает министерствующему Синоду отлучить католика Наполеона от православной церкви, что тот немедленно исполняет, объявляя Наполеона лжемессией. Наполеону же был нужен только мир с Россией: между двумя странами не было геополитических противоречий!

Юбилействующие потомки ведь не знают, что Англия платила Александру по 1 250 000 фунтов стерлингов за каждые 100 000 русского «пушечного мяса», а это для феодальной монархии, которая не умеет зарабатывать, было очень выгодно. Из зависти к Наполеону Александр сделал из своего народа биологический сырьевой придаток! Православный государь торговал не только лесом и пенькой, но и солдатами! Напомню: ради мира Наполеон не преследовал разбитые остатки русской армии ни после Аустерлица, ни после Фридланда. Если бы он хотел идти на Москву – то у него был идеальный шанс в 1807: он стоял на Немане, куда его привел Александр, а русской армия была небоеспособна! Но Наполеон предлагает заключить союз! Он не только не наложил на царя-агрессора контрибуцию, но и подарил Белостокскую область, закрыл глаза на захват Финляндии, Молдавии и Валахии! За эти подарки Александр даже наградил «антихриста» орденом Святого Андрея Первозванного, снял анафему и расцеловал на плоту в Тильзите! Наполеон был счастлив и написал в Париж, что теперь можно будет расслабиться.

Но не тут-то было: Александр в этот же день с шизоидной энергией начинает сколачивать новую армию. Он увеличивает расходы на оборону с 63,4 до 118,5 до млн. рублей! Естественно в стране начинается финансовый кризис (задолго до моих статистических исследований - 8 декабря 1808 канцлер Румянцев в докладе царю заявил, что не присоединение к блокаде Англии с небольшим недобором с таможни / 3,6 млн. / , а маразматические расходы на оборону угробили бюджет!). Кстати, фактически Россия продолжала торговать с Британией: просто товары провозились под влагами «нейтральных» государств. Наполеон это знал, жаловался в переписке, но ничего не мог поделать. Чтобы получить деньги на новую агрессию Александр в 1810 продает в крепостное рабство 10 000 государственных крестьян. В итоге уже в 1810, когда Наполеон еще мечтал о союзе, Александр уже выставил на границе три армии! В блоге нет места на подробности, но важно сказать: 27 и 29 октября 1811 Александр подписал «повеления» о начале глубокого наступления в Европе! Только трусость прусского короля, который не хотел еще раз пускаться на авантюру войны с Наполеоном, остановили царя.

Получив все эти сведения, Наполеон вынужден вновь собирать армию: если бы он не перешел границу Австрии в 1805 году, а ждал бы русско-австрийскую армию в Париже, то все бы тогда же и закончилось – и мир не получил бы нового цивилизационного этапа в лице обновленной Франции! Так и в 1812, испробовав все средства сохранить мир, Наполеон был вынужден начать кампанию – причем, очень поздно! Глубокое вторжение на осень не откладывают. Он был вынужден перейти границу, иначе бы в его тылу Пруссия могла перейти на сторону царя. Еще за несколько дней перед тем русский посол в Париже Куракин – затребовал паспорта, т.е. Россия разорвала дипломатические отношения (первой!). Наполеону нужен был лишь приграничный бой – и чтобы Александр просто следовал своей же подписи под Тильзитским трактатом. Но в России территории и людей много, можно не жалеть: православный царь отважно уезжает от армии в Петербург и издалека наблюдает, как пространство, голод и холод заменят ему и генералам военный талант. Тут же он вновь приказывает Синоду отлучить Наполеона от православной церкви повторно (фарс!). Не имея определенной цели, кроме зимы, русская армия храбро отступает. Вдумайтесь: 24 июня переход Немана, а 14 сентября - вступление Наполеона в Москву. Между ними – более 900 км, значит, русская пехота и артиллерия умудрились «маневрировать» со скоростью в среднем 11 км. в сутки (это по лесам и болотам!). Далее следует поражение русских под Бородино (то, что перед боем по всему строю пронесли икону Богородицы – не помогло) и сдача Москвы.
Послание: «Сословные разделения, глубокие различия между народной и дворянской культурой, — все отошло на второй план перед лицом общей угрозы; все осознали себя православными русскими людьми».

Факты. Вот свидетельство о роли и поведении дворянства в 1812 году князя С.Г. Волконского: «В годину испытания… не покрыло ли оно себя всеми красками чудовищного корыстолюбия и бесчеловечия, расхищая все, что расхитить можно было, даже одежду, даже пищу, и ратников, и рекрутов, и пленных, несмотря на прославленный газетами патриотизм, которого действительно не было ни искры…» («Вестник Европы», 1867, кн. 2, с. 197). Такому признанию, я убежден, не имеет права перечить ни один историк!


Замечательным документальным свидетельством против официозных сказок являются те ходатайства, которые православные московские жители стали направлять православному правительству сразу после войны. Среди них и претензии знатнейших фамилий: графа А.Г. Головина (на 229 000 руб.), графа И.А. Толстого (200 000 руб.), князя А.И. Трубецкого и др. Они были «патриотами» даже в мелочах: в реестре князя (!) Засекина, например, среди прочего перечисляются (с требованием к государству Российскому, к Руси-матушке это компенсировать): 4 кувшина для сливок, 2 «масляницы», чашка для бульона. Дочь бравого бригадира Артамонова пошла дальше: требовала «новые чулки и шемизетки». Количество требований было столь огромным, что государство вскоре прекратило их принимать, тем более, что часто следствием выяснялось: вещи не погибли в пожаре и не были вывезены французами, а расхищены самими московскими жителями и православными подмосковными крестьянами (Мельгунов С.П. Александр I. М., 2010, с. 248).

Но не беда! Крестьяне оказались «достойны» своих недостойных хозяев. В 1812 году они начали самую настоящую войну против православных помещиков, армии и государства (это официозные историки всегда замалчивали). К примеру, 28 (10) июля под местечком Голубичи вооруженные земледельцы напали на большой войсковой транспорт 1-й Западной армии М.Б. Барклая де Толли, захватили все повозки с вещами Каргопольского, Рыльского и Московского драгунских полков («Совершенно секретно». № 8, 2012, с. 15-16). 9 июля мужики деревни Томчино набросились на команду Белостокского внутреннего гарнизонного батальона, сопровождавшую транспорт с хирургическими инструментами, захватили пять унтер-офицеров, шесть рядовых и прапорщика (Там же, с. 16). В то же день у деревни Кацеле (в 18 верстах от Полоцка) вооруженные крестьяне захватили транспорт, следовавший под охраной прапорщика, семи унтер-офицеров и аж 18 рядовых (Там же)! Подобные военные действия против «своих» стали нормой (подробнее о десятках похожих случаев в ходе всей войны – см.: Поликарпов Н.П. Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года).

Не будем забывать и о «духовности», которая зачастую подменятся дешевыми спекуляциями на темы веры и ее надсмотрщика - религии (сейчас это вообще модный тренд: раньше спрашивали партийную принадлежность, а сейчас конфессиональную). Прежде всего, напомню: именно русские из простонародья вызвались снять большой крест с колокольни Ивана Великого, который Наполеон, предположительно, собирался водрузить на Доме инвалидов в Париже (1812 год в воспоминаниях современников. М.: Наука. 1995, с. 169). И потомки таких русских уничтожали храмы после 1917 года: не французы из Антанты, не образованные атеисты из русских университетов – а простой люд, который воспитывали в атмосфере ненависти в церковно-приходских школах (среди выпускников, цитировавших Ветхий завет кусками наизусть, был и главный изверг прошлого века - Сталин).

В эпоху 1812 года агрессивные и идеологизированные призывы православного Синода объективно вносили раскол в российское общество, которое было многоконфессиональным (значительная часть театра военных действий 1812 года была католической и протестантской), полиэтничным, а в среде господствующего класса уже почти не было верующих (из письма будущего автора сказки 1830 года «О попе и о его работнике Балде» Пушкина, Одесса, 1824 год: «Читаю Библию…, но предпочитаю Гете и Шекспира»). Многие просвещенные люди еще с восемнадцатого века предполагали, что православие свернуло Русь с пути развития европейской цивилизации в сторону темного византинизма, который долгие века был ступором развития общества (конкретнее всех эту идею сформулировал прототип Чацкого – П.Я. Чаадаев).

Действительно, православный менталитет в лице фанатичных его адептов был страшно агрессивен по отношению к окружающим людям, и особенно – к братьям по христианской вере. Вот, какие страшные (и противные духу заветов Христа) слова сказал публицист Н.И.Греч о неприятелях-турках и о соотечественниках (после присоединения Польских земель к России) поляках: «первые не христиане, последние и того хуже» (Греч Н.И. Записки о моей жизни. М.,1990, с. 212). Мы и сегодня слышим от некоторых фанатиков постыдные речи о том, что, к примеру, «все католики попадут в ад». Эхо подобного жанра войны звучит до сих пор… Лично мне невыносима сама мысль о том, что не дожившие до светлого будущего нашей эры Платон и Сократ, а, возможно, и такие несознательные товарищи, как Шекспир, Бах, Моцарт, Леонардо да Винчи, Караваджо, Верди, Вагнер, Стендаль, Эйнштейн, Антониони и Эдит Пиаф во главе с еще живой Мадонной горят или будут гореть в аду! Как тут не вспомнить выдающегося русского философа Константина Леонтьева, с его знаменитым высказыванием о том, что христианство на Руси еще не было проповедано…

Послание: «В память о победе нашего народа над врагом и в благодарность Творцу за Его милости в Храме Христа Спасителя, а также во всех храмах Русской Православной Церкви 8 сентября сего года (26 августа по старому стилю), будет совершено «Молебное пение ко Господу Богу на воспоминание избавления Церкве и Державы Российския от нашествия галлов и с ними двадесяти язык».

Факты: Рассмотрим сюжет подробнее. По моему убеждению, история лучше всего познается через метафору. Обратимся к истории создания Храма Христа Спасителя. По легенде даже само место (с весьма «подходящим» для храма названием «Чертолье») было проклято игуменьей монастыря, который был снесен (!) по приказу царя, чтобы построить очередной памятник идеологического свойства. Обстоятельства же создания ХХС – череда коррупционных скандалов. Таланты архитектора и художественный облик постройки весьма образно оценил великий русский художник В. В. Верещагин: выполненный «довольно бездарным архитектором Тоном» проект собора «есть прямое воспроизведение знаменитого Тадж-махала в городе Агра» (Верещагин В.В. На Северной Двине. По деревянным церквам. М., 1896, с. 17). Единоутробный брат актера Алексея Баталова - известный богослов протоиерей Михаил Ардов выразился весьма конкретно: «первый храм на этом месте строил архитектор Тон, а второй храм построил архитектор Моветон»; это «храм Лужка Строителя на водах» (по материалам Википедии и по личным моим свидетельствам общения). Сегодня в рамках большого комплекса ХХС проходят банкеты и концерты, работают магазины… Невольно вспоминается русская народная поговорка: «чем ближе к храму – тем дальше от бога».

Как говорится, «каков поп – таков и приход»: теперь предлагаю поближе рассмотреть «народ-богоносец» в годину 1812-го. Так определяет знаменитая французская писательница Жермена де Сталь русского крестьянина : «По причине той же необразованности они почти не имеют моральных принципов…» (де Сталь Ж. Десять лет в изгнании. М., 2003, с. 208). И еще: «Одним словом, жители этой империи рассеяны по ее поверхности, и познания одних почти никогда не пригождаются другим. …Православные попы куда менее образованы, чем католические кюре, не говоря уже о протестантских пасторах» (Там же, с. 235).

В 1812 году восторжествовал не конфессиональный, а сословный принцип отношения человека к человеку. Вот, что, к примеру, вспоминает архимандрит Павел Егоров: «Около Спасских казарм с половины августа множество набралось раненых и увечных солдат. Многие их них жаловались и роптали на свое начальство: «Коли здоров солдат, кормят его и одевают, а если заболел – кинули его, как собаку, без всякого призора» (Мельгунов С.П. , Указ. соч., с 207). Не читавшие еще Маркса русские «патриоты-дворяне» уже питали классовое презрение к православным, но незнатным людям. Вот, что пишет офицер И.Р. Дрейлинг (кстати, прямой предок Николая Николаевича Дроздова - «Доверенного лица кандидата в президенты»): «3 сентября мы прошли через всю Москву… В улицах и переулках встречалась одна беднота да подонки городского населения. В отчаянии они хватались за наши поводья, умоляя о спасении и защите» (1812 год. Воспоминания воинов русской армии. М., 1991, с. 377). Подобных примеров – сотни.

P.S. После публикации моих статей многие читатели мне присылают дополнительные вопросы на Фейсбук. Я этому очень рад и стараюсь в следующих публикациях на них отвечать, но прошу – внимательнее читайте сами статьи, чаще всего ответы в них уже содержатся!
 

просмотров: 11075



Комментарии пользователей

Историк, режиссер, академик РуАН, член Независимого совета по правам человека (НСПЧ).