70 лет и 7 миллионов

Год семидесятилетия Великой Победы Никита Онищенко встретил со свастикой, вырезанной у него на спине голландцем Сирино Схрейвером.

Эта страшная история, случившаяся два года назад, не оставила равнодушным никого. Голландский аниматор греческого отеля, уличенный 11-летним Никитой в краже, нанес мальчику несколько десятков ножевых ранений, перебив в двух местах позвоночник, и вырезал свастику. Никита должен был умереть. Но он выжил. Выжил, благодаря многим счастливым обстоятельствам. За него билась и продолжает биться мама, Катя. Его лечат, как могут, как умеют (а умеют и могут хорошо), немецкие врачи. В России для него собирали средства, которые шли на оплату лечения.

Еще один мальчик, Ярик, несколько дней назад перенес в Москве операцию по удалению злокачественной опухоли мозга. Врачи успели. Сказали: еще бы день-другой, и было бы поздно.

К сожалению, до хэппи-эндов в обеих этих историях очень далеко. Хочется надеяться, что они все-таки будут. Но про надежду, как известно, мы говорим уже тогда, когда все остальное не работает.

Ярику срочно нужна послеоперационная терапия. Она должна была начаться 10 февраля, однако до сих пор так и не началась. Каждый день родителям говорят, что места для мальчика в московской клинике нет. Этим вопросом занимался даже, насколько известно, уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. Но результата пока никакого: места нет – и все. Родители надеются, что рецидива опухоли удастся избежать, и снова учат Ярика ходить после операции.

Пытается двигаться и Никита Онищенко. Хотя врачи честно признаются: он вряд ли сможет когда-нибудь пойти. И всю жизнь вынужден будет получать дорогостоящую помощь.

В год семидесятилетия Великой Победы будут потрачены миллиарды на увековечение памяти о подвиге народа в той войне. И это справедливо.

В год семидесятилетия Великой Победы будут славить «город русских моряков» Севастополь. И рапортовать о «защите русскоязычного населения». Пусть будет и так.

Но вот что не поддается осмыслению. В год семидесятилетия Великой Победы сотни, тысячи детей, чья родина – Россия, останутся на грани жизни и смерти. А кто-то, к сожалению, эту грань перешагнет. Потому что не будет места в клинике. Или потому что кончатся деньги на лечение.

Но что для такого великого государства несколько сотен Никит и Яриков? Что значат эти дети для богачей, которыми, как богатырями когда-то, славится теперь русская земля?

Адвокаты, занимающиеся делом Никиты Онищенко, подсчитали сумму иска к тем, кого считают виновными в трагедии. 7 миллионов евро. Вряд ли эти деньги удастся когда-нибудь взыскать, хотя нужны они всего лишь для поддержания жизнедеятельности организма Никиты на протяжении определенного времени. Без такой поддержки организм просто не обойдется.

А сколько миллионов или миллиардов нужно для того, чтобы поправились все дети России, - не знает никто.

Да и нужно ли России, чтобы они были живы и здоровы?

источник 

просмотров: 2840



Комментарии пользователей

  • Я
    1

    согласна с каждым словом. Так мы и живем. Напыщенно, распушив хвост, а сколько таких детей у нас, наверно, даже минздрав не знает.

    17 февраля 2015 в 12:25 Ответить
  • За то
    0

    У простого российского работяги Абрамовича самая большая в мире яхта! Прям гордость за державу распирает! Лекарства в аптека подорожали (вразы),как говорит ДАМ, тоже не бедный и успешный человек,хотя он этого подорожания даже не заметил и обещал их ещё.

    17 февраля 2015 в 22:51 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход