Бандиты и бабы (главы 15-17)

Глава 1
Глава 2
Главы 3-7
Главы 8-11
Главы 12-14



Глава пятнадцатая

ХОЗЯЕВА 90-Х

С каждым днём на душе становилось всё поганее. Звонка от Вахтанга не было, я чувствовал себя Штирлицем без связи. Вынужден был ждать, ничего не предпринимая. Правда, концертов осталось всего два. Но и они могли оказаться бессмысленными с точки зрения гонорара. Конечно, я утешал себя тем, что своими выступлениями доставляю радость людям. Но чего греха таить – хотелось ещё и денег. Не настолько же я святой, чтобы выступать только за радость людям. Не на небесах живём, в реальном мире.

Зато утром следующего дня позвонила Маша, сказала, что, как всегда, беспокоится обо мне, поэтому немедленно приедет со своим шефом, и чтобы я рассказал ему о Коржике с Хлястиком.

Машин босс оказался грузным чёрным израильтянином, типичным сефардом – выходцем из Марокко или из Ливии. Он был угрюм, словно тяжёлым грузом на нём лежал грех его профессии хозяина элитного эротического клуба. Труднее всего для Маши оказалось перевести на иврит кликухи Хлястика и Коржика.

Шеф всё записал, потом долго разговаривал с кем-то по телефону из моего номера. Я ничего не понял, поскольку говорил он на иврите. Но Маша несколько раз одобрительно кивала головой. Я спросил Машу, должен ли я, в случае если решится проблема, что-то откатить её боссу? Она ответила, ни в коем случае – он это делает из любви к Отечеству, к своей прародине, которую позорят выродки и отщепенцы из России. Я оценил благородство авторитета-сутенёра-мафиози. Когда он закончил говорить, Маша мне объяснила следующее:

– Сашуль, завтра у тебя концерт, а послезавтра выходной. Мой говорит, надо послезавтра всё решить. У тебя будет свободный вечер. Хорошо бы Хлястика и Коржика – извини, не могу эти имена произносить без улыбки – заманить вот в это кафе. – Она протянула мне визитку. – Придумай что-нибудь. В кафе я пойду с тобой. Нам надо их как-то… не знаю как… разозлить, что ли… ну чтоб проявили себя, как отморозки… Как беспредельщики!

– Это как? Чтоб меня замочили?

– Тьфу тебе на язык! Прости, забыла, как по-русски это выражение звучит.

– «Тьфу тебе на язык» – это сильно, конечно. Ну и дальше что?

– А дальше не наше дело.

– То есть, если меня замочат, то это уже будет не моё дело, так что ли?

– Да не шути ты так – накличешь! И пойми, Ната права, проблему надо решать немедленно. Никаких данных об этих отморозках у израильской полиции нет. Новенькие, залётные… на всё способны!

– Ну, ты и успокоила!

Маша и её босс заторопились на работу и оставили меня наедине с моим мини-баром в супертворческом настроении: я должен был сочинить замануху для Коржика с Хлястиком – чем не творчество для народного артиста СССР?

Бывают же такие совпадения! Вскоре после того как они вышли, раздался звонок из Америки, и я услышал родной голос Вахтанга. Я и его порадовал сладкой парочкой Коржика с Хлястиком. В отличие от израильского босса Вахтанг эти имена сразу вспомнил. Они работали на тех российских авторитетов, которые продают российских и украинских девочек в Израиль и в другие восточные страны. Но как все отморозки, видимо, решили отбиться от рук и открыть на чужбине собственное дельце – подмять под себя успешный шоу-бизнес, связанный с Россией.

– Эх, Сашок, жалко, что я не в Москве... Быстро бы эту тему закрыли. Тебе, кстати, от Фриды привет. Помнишь, как она свой едальник открыла? Сейчас я ей и это дело поручу. Это её уровень, не мой. Так что потерпи чуток, мы их достанем.

Ну почему меня в жизни чаще выручали бандиты, чем наша родная милиция? Машину подсунули бракованную, братки вмешались – тут же заменили. В соседней квартире отморозок ремонт по ночам делал, пытались по-человечески вразумить – так он нам ещё угрожать начал. А как от Вахтанга с Фридой послы-урыльники приехали, перфоратором перед хохоталкой этого хряка поводили, впредь чуть ли не каждый гвоздь с нашего письменного разрешения вбивать стал.



Глава шестнадцатая

ЗАМАНУХА

Перед концертом я сказал Паше, чтобы он передал своей крыше, согласись, звучит, как стихи: «Паше – своей крыше», – что у меня есть для них выгоднейшее дельце. В Самаре, откуда я родом, можно замутить конкурс красавиц. Товара в виде девочек набрать выше крыши. Даже выше Пашиной! Тема подъёмная, но нужны проводники. Если конкурс буду проводить я – звезда, то его можно будет повторить во многих городах. Под моё имя губернские власти тонны хрустов выделят.

Согласись, Миха, классная замануха? Всё-таки я человек творческий, не зря народного СССР дали.

Паша на хрусты был падок, а тонны хрустов его реально заворожили, поэтому никакого подвоха он не почувствовал. Это означало, что роль будущего полумафиозного бизнесмена я сыграл безукоризненно. Эта игра даже начала вводить меня в азарт:

– Но базарить, Паша, буду не с тобой, а только с твоими чмырями. И передай им, что я в доле! В какой – порешаем на стрелке. Вот такой расклад.

– А я?

– А ты кто такой?

– Как кто? Я импресарио!

– Импресарио, Паша, тот, кто деньги артистам платит, а ты и не импресарио, и не гей, и не еврей! Так что ты вообще никто. У тебя даже мечты человеческой нет. Твоя главная мечта – расплатиться за кухню. Мечта жизни! Ты понимаешь, Паша, как ты мелок? Как тебя в дело брать, если ты даже мечтать толком не умеешь?

– Ты, Сашуля, по-моему, забываешься. Имей в виду, если я не в доле, то никому ничего передавать не буду.

– Паша, Пашуля, Пашуха, как тебя твои беспредельщики зовут… я уже устал тебе повторять, что ты дурак! Думаешь, я сам не найду Хлястика, не говоря уже о Коржике?

Паша был потрясён:

– Откуда ты знаешь эти имена?

– Не имена, а кликухи, Паша! Их настоящие имена даже ты не знаешь, а я знаю!

Я не стал выдавать двух неудачников из кибуца, залетевших на бракованных зонтиках, и перевёл стрелки на знакомого – бывшего кагэбиста в России:

– Пашуха, там, в России, про них всё известно! Это ты не знаешь, чем они на самом деле занимаются. Короче, выдашь гонорар, я тебя в долю возьму на своей стороне, поскольку им ты точняк не нужен. А вот эту визитку передай Хлястику и скажи, что говорить буду только с ним, даже не с Коржиком. Он все завязки знает. Завтра в этом кафе. Видишь адрес на визитке? Там тихо, спокойно... У меня там в прошлый мой приезд чудное свидание любовное было! – приврал я для убедительности, почему выбрал именно это кафе. – По секрету, Пашуня, скажу, поскольку ты не гей, что там даже на втором этаже комнаты для свиданий есть! Так что давай, не жмись, готовь гонорар!



Глава семнадцатая

СЮРПРИЗ ЗА СЮРПРИЗОМ!

Мой успех на концертах усиливался с каждым днём. Адреналин продолжал работать, как будто топливо подбрасывали в творческую печку. Тем не менее после концерта я твёрдо решил никуда не заезжать, ни в один бар, ни в один ресторан. Завтра тяжелейший день – мне предстояло сыграть свою лучшую роль. И не перед камерой, а в жизни. Довести отморозков до беспредела и при этом остаться в живых.

С твёрдым намерением раньше лечь спать я поехал в гостиницу.

Но проблемы цепляются друг за друга, как головы гидры, – одну отсечёшь, две вырастут. Такого сюрприза, как в фойе гостиницы, я точно не ожидал. Изящно закинув ножку на ножку, на самом виду, в «лобби» сидела… Вика! Она была ещё прелестней, чем позавчера. Её лицо, нет… как обычно, её лик светился счастьем! Увидев меня, она подбежала ко мне, уже привычным жестом обвила руками шею:

– Ты помнишь, что обещал? Если я стану женщиной, то ты мне не откажешь. Так вот… Поздравь меня – я стала женщиной!

– Боже мой! Ну ты даёшь!

Я даже не понял этой игры слов: «Ну ты даёшь!»:

– Как? Когда?

– Вчера вечером.

Она смотрела на меня такими счастливыми глазами, как будто случайно проезжавший мимо неё царевич на белом коне сделал ей предложение, причём в то время, когда она выносила из дому мусорное ведро.

– И кто же тебе так удружил?

– Один мой друг детства. Он очень верный друг. Всегда исполняет всё, что я прошу.

Миха, ты замечал, что у всех женщин в нужный момент появляется какой-нибудь загадочный друг детства?

Вика по-хозяйски взяла меня под руку:

– Ну что, пойдём к тебе, в твой люкс?

Меня мама в детстве учила терпению: завязывала шнурки на ботинках на множество узелков, а потом заставляла их развязывать. Как правило, предлагала это делать на ночь. Я потом очень крепко спал. Мало кто знает про такой хитрый метод успокоиться. Я представил себе, как я развязываю завязанные мамой шнурки, чтобы не взорваться:

– Погоди-погоди, Вика…

– Что значит – погоди? Ты же обещал!

– Во-первых, убери руку, на нас смотрят. Я женатый человек.

– Был!

– Ах, ты и это знаешь?

Конечно, я мог на час или на два завести её в свой номер, сделать то, что обещал, и таким образом избавиться от неё навсегда. Но меня что-то останавливало. Наверное, это называется интуицией, или, по-нашенски, – чуйкой. Да-да, я не раз уже замечал, чуйка – наш главный предохранитель. И горе тем, кто, как Паша, заглушил её погоней за бабками. Моя чуйка негодовала: «Не трогай её! Обожжёшься!» К тому же за мной действительно следили, я обязан был соблюдать осторожность во всём. Ещё неизвестно, чем закончится завтрашний день. Успеют меня порешить беспредельщики, позволит это сделать им Машин босс, чтобы избавиться заодно и от российской звезды, позорящей его отчизну работой без разрешения? Мне надо было снова сбить Вику с её «программы» каким-нибудь вопросом-нежданкой типа как сегодня в ЕГЭ, выиграть время:

– Скажи, Вик, честно, тебе с одноклассником понравилось?

– Если честно, не очень… Он, в отличие от тебя, неопытный.

– Откуда ты знаешь, что я опытный?

– Ты же был женат! И потом в газетах писали, что у тебя было больше ста женщин!

– Вика, ты вправду веришь, что кто-то из журналистов считал? Вот так ходил за мной много лет и считал?

Моя чуйка продолжала возмущаться: «Ей 17 лет! А что, если это вообще подстава?..»

– Вика, послушай меня внимательно и не тереби за рукав. Стой спокойно и слушай. За нами сейчас следят. Понимаешь, следят! У меня здесь проблемы… Серьёзные! Меня, если хочешь знать, вообще убить могут!

– Да ну?! – В её голосе послышалось дополнительное ко мне уважение. – А ты не врёшь?

– Эх, если бы! Но дело даже не в этом. Да, я тебе обещал, что если ты станешь женщиной… Но ты забываешь вторую часть моего условия: чтобы тебе исполнилось 18 лет! Я в чужой стране, и закон никакой нарушать не буду! А может, ты вообще подстава?

– Я не подстава…

Вика, как и в прошлый раз, собралась заплакать, чувствуя, что её мечта о пятизвёздочном отеле и интимной связи со звездой на королевской кровати в очередной раз не сбудется.

– Ну хорошо не подстава… Согласен. Но давай так… Сейчас спустимся в бар, я возьму тебе две бутылочки вина, одну подаришь маме, одну разопьёшь с подругами.

– Как? Ты даже не пригласишь меня в свой номер?

– Ни за что!

– Ну почему же, почему? Ты же обещал? В конце концов ты мужик или нет?

У меня оставалось только одно средство – напугать её!

Для убедительности следующую фразу я проговорил ей на ухо, с интонацией подпольного революционера:

– Вика, у меня сейчас в номере соберётся местная мафия. Они хотят втянуть меня в одно очень опасное дело. Я, конечно, буду сопротивляться! Ты же понимаешь, я умею сопротивляться. Даю тебе слово, я им не уступлю! А вот что потом будет, одному богу известно. Они не просто мафиози – монстры! Не дай бог, тебя увидят. Знаешь, чем они занимаются? Торгуют девчонками такого возраста, как ты. В гаремы продают! Немедленно вали отсюда. Я даю тебе сто долларов, вот – купи себе какое-нибудь платье, всё-таки у тебя праздник.

– Какой? – Сто долларов её резко отрезвили.

– Ты стала женщиной! Это ли не праздник?

– Ну, ты всё-таки добрый! Мама правду говорила!

– Вика, они соберутся через полчаса. Тебе надо быстро сваливать, не дай бог, тебя увидят… Я ведь не хочу тебя потерять. Ты замечательная! Приеду в следующий раз, и такой уик-энд закатим, не хуже чем в «Красотке».

Слава богу, Паша всё ещё стоял поодаль. Он пытался хоть что-то расслышать из нашего разговора. Я подозвал его, спросил, где лимузин? Паша начинал умнеть на глазах – лимузин на всякий случай не отпустил. Вокруг лимузина топтались мои родные голодные топтыгины. Они поняли меня с полувзгляда – не впервой было провожать Вику.

Я предупредил её, что, если она будет сопротивляться, эти ребята её выведут силой, или я скажу местной охране, что она проститутка. Тем более что девственности у неё уже нет, значит, доказать, что я не прав, будет нечем.

– Сашуль, а ты можешь мне ещё 50 долларов дать? Всё-таки у меня праздник!

– Так бы сразу и сказала!

Вика забрала деньги:

– Но ты обещаешь, что когда мне исполнится 18, ты будешь моим?

– Ещё как! Если жив, конечно, останусь! Так что старайся, чтоб скорей 18 исполнилось, можешь попросить одноклассника, чтобы он тебе помог.

Вика заулыбалась:

– А ещё хотя бы шекелей 50 можешь дать? Я своего друга детства в Макдоналдс свожу.

Как я мог ей в этом отказать?

Напоследок мы спустились с ней в бар, я купил ей две бутылки вина, одну мы быстренько – пока монстры не собрались в моём номере – распили за её вчерашнюю потерю «обузы».

– Ой, а можно я из ресепшена маме позвоню, чтобы она, как и в прошлый раз, посмотрела, как я на лимузине приеду?

Больше всего произошедшему был удивлён Паша:

– Ты за что ей заплатил? Мне, конечно, всё равно… но всё-таки, просто интересно?

– За то, что между нами ничего не было!

– Вот это да! Это круто! Первый раз такое слышу.

– То ли ещё услышишь завтра.

У моего организма есть удивительная способность: когда неприятностей накапливается больше критической массы, он хочет спать. В ту ночь я спал как убитый! Очень, кстати, точное выражение, ведь ещё неизвестно, чем закончится следующий день.



Главы 18-21
Главы 22-24
Главы 25-28, окончание

Повесть целиком читайте на моём сайте zadornov.net здесь: http://zadornov.net/?page_id=1298



МАИ 20 лет (1995 год) - Евгений Шибагутдинов и Сергей Щеголихин - Куплеты: youtu.be/soL_pB3AiEc




P.S. Награждаю тех, кто прислал свои сочинения после просмотра фильма "Рассказы". Жду ваших адресов. Пожалуйста не забывайте писать индекс и ФИО!

nazar1937
didjey
Oksanallex КАЯ
n_choco_lover
kartashova_vera
netvint

просмотров: 2369



Комментарии пользователей

  • Полибий
    2

    ==Ну почему меня в жизни чаще выручали бандиты, чем наша родная милиция?== Да потому что сам бандит. И не можешь поэтому обращаться в милицию/полицию. Был бы честный человек - израилськая полиция вмиг выручила бы "артиста" из беды. Но он после этого станет для своих корешей ... эх, забыл термин. Может, кто напомнит, как на слэнге друзей Задорнова называется эдакий фрукт - бандит, обратившийся в милицию для защиты от "пацанов"?

    30 марта 2013 в 19:22 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход

Я всегда был порядочным советским московским комсомольцем. Им и остался! Как же я могу не присоединиться к тем, кто мыслит в том же направлении?!!