Был ли Кутузов предателем родины, или переправа Наполеона через русскую пропаганду

В Российской Федерации продолжается празднование юбилея войны 1812 года: «похмелье» за 2,4 млрд бюджетных рублей «в чужом пиру» в Бозе почившей Российской империи. Некоторое время назад НТВ разразилось репортажем, рассказывающим о блистательных действиях Кутузова на Березине. Учитывая, что во время переправы Наполеона Кутузов с армией находился в 120 км от Березины, да еще и (как мы увидим из документов, приведенных ниже) активно не желал никаких «действий» вообще, подобная пропагандистская ложь выглядит особенно феноменальной. Вообще это явный нервный синдром: обманывать даже там, где, казалось бы, уже можно было бы и правду сказать или просто умно промолчать. Ну, я еще понимаю, когда властям нужно отпраздновать поражение русских под Бородино – и для этого выдумываются самые нелепые формулировки, но уже на этапе мороз-отступление-окончание можно было бы и расслабиться, провести вечер с семьей, построить пару метров дороги в любом из уголков нашей бескрайней родины.

Недавно в своем ЖЖ «интернет-деятель» Антон Носик поместил заметку с многообещающим названием «BÉRÉZINA: как Мединский фальсифицирует историю». В ней автор совершенно верно подметил, что «умение Мединского наврать там, где и врать-то не требовалось… это какой-то особенный талант пиарщика». В своей заметке Носик, цитируя донесение самого Кутузова царю и воспоминания Дениса Давыдова, совершенно справедливо опроверг никаким местом не соответствующую реальности интерпретацию из книги министра Мединского: «В нужный момент, под Березиной, Кутузов ударил изо всех сил с разных направлений. Разгром под Березиной не отрицают даже те французские историки, у которых хватает совести писать о победе под Бородино» (http://echo.msk.ru/blog/nossik/955736-echo/).
Я очень рад тому, что не только ученые, но и «интернет-деятели» стали хватать за руку мародеров от истории, но, вместе с тем, я должен внести некоторые дополнения и исправления: с одной стороны автор не рассказал читателям о самой операции, с другой - сделал некоторые ошибки в определении численности потерь сторон - и в итоге неожиданно написал неверный вывод об исходе боя, отчасти перечеркивающий смысл его замечательного разоблачения Мединского. В скобках замечу, что не только М.И. Кутузов не пришел на Березину вовремя, но и я вовремя (т.е. заблаговременно) не опубликовал свою статью о Березине (которая позволила бы избежать упомянутых неточностей), однако, у меня, в отличие от Кутузова, есть оправдание: я обещал нескольким печатным изданиям не публиковать статей по Березине до выхода интервью.

Приходится однозначно констатировать, что правы историки, причем, не только французские, но и современные русские, британские ученые: Березинская операция – это почти невероятный успех Наполеона. Собственно и Кутузов был вынужден официально доложить царю о неудаче операции, другое дело, что он все свалил на подчиненных: «Неприятель строил мост, начал и продолжал свою переправу более суток, прежде нежели адмирал Чичагов о том узнал, хотя все ему наблюдаемое расстояние было не более 20 верст, а узнав о сей переправе, хотя подвинулся к месту оного, но, будучи встречен неприятельскими стрелками, не атаковал их большими массами, а довольствовался действием во весь день 16 ноября двумя пушками и стрелками, через что не только не удержал ретираду неприятеля, но еще и сам имел весьма чувствительный урон (Харкевич В.И. «Березина», СПб., 1893, с. 174).
Как неудачу Березинскую операцию рассматривали и русские офицеры (Пущин П.С. Дневник. 1812-1814., Л., 1987, с. 74; Глинка Ф.Н. Письма русского офицера. М., 1987, с. 43-44 и др.), и иностранные представители при русском штабе. Ехидный посол сардинского короля Жозеф де Местр сформулировал так: «Если бы Наполеон командовал русскими – то, уж конечно, взял бы сам себя в плен» (Местр Ж. де. Петербургские письма (1803 – 1817). СПб., 1995, с. 241). Это уже много позже отечественная пропаганда перевернула все с ног на голову, объявив Березину большим успехом русской армии. Лучше всех парадокс реальности и мифа сформулировал Аркадий Аверченко: Наполеон на Березине «потерпел победу» (Всеобщая история, обработанная «Сатириконом». Л., 1990, 219).

Однако почему все-таки французы вышли из Березинской операции победителями? Коротко опишу общую картину. Перед Наполеоном стояла абсолютно невыполнимая задача. У него оставалось около 35 тысяч изголодавших солдат (данные строевых ведомостей противоречивы, показатели колеблются от 30,7 до 40,7 тыс.: Троицкий Н.А. Фельдмаршал Кутузов. Мифы и факты. М., 2002, с. 301), у многих из которых были серьезные обморожения. За армией шла еще тяжкая обуза – более 40 тысяч больных безоружных, а так же штатских, решивших последовать за французской армией из Москвы. Путь к литовским складам с провиантом ему преграждали с обоих флангов сильные армии П.В. Чичагова (около 25 - 30 тысяч) и П.Х. Витгенштейна (около 40 тыс.), а с тыла за ним следовала главная армия Кутузова (порядка 50 - 55 тыс.) – всего 120 тыс. штыков (Бутурлин Д.П. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 году. М., 2011, с. 369; Васильев И.Н. Несколько громких ударов по хвосту тигра. М., 2001, с. 211; Троицкий Н.А. Указ соч., с. 301 и др.). Перед французами – естественная преграда, река, ширина которой достигала 107 метров, глубина – более двух (в некоторых местах – до 3 метров: Троицкий Н.А. Указ. соч., с. 303).

В этой ситуации вырваться из смертельного капкана было невозможно. Чичагов даже успел назначить вознаграждение за поимку Наполеона, дав описание примет его внешности (правда, с неточностями). Большинство маршалов пало духом, а некоторые даже говорили, что, если Наполеон и на этот раз, найдет выход из безвыходной ситуации, то «в нем сидит сам черт».

Но в итоге Наполеону все удалось: он провел сложнейшую «шахматную» операцию: император приказал части корпуса Н.Ш. Удино обмануть Чичагова, сделав ложную демонстрацию южнее Борисова, а сам направился устраивать мосты в наименее вероятное место – к Студенке (Студянке). Кутузов (как и все русские генералы) исходил из того, что Наполеон непременно двинется на Минск, отбивать провиантские склады, но Наполеон передумал и пошел севернее (как в известной пьесе о Моцарте: «а теперь - пройдемся верхом»). Однако ничего бы не удалось, если бы не небывалые чудеса героизма его солдат – и, прежде всего, понтонеров генерала Ж.Б. Эбле, которые по горло в ледяной воде наводили мосты (от чего все они погибли). Огромное мужество проявили войска маршала Виктора: они отбивались от в разы превосходящих их сил Витгенштейна. Более того: в один из эпизодов операции французы разбили авангард Чичагова, взяв около двух тысяч пленных и его личный обоз (Васильев И.Н. Указ. соч., с. 154 и др.)! Крылов высмеял действия русских генералов на Березине в басне «Щука и кот».

Замечательный вопрос мне задал немецкий журналист Штефан Шолль (он весьма профессионально подготовился к беседе, перечитал массу литературы, после общения с нашими бездарями, подобный подход меня приятно удивил): «А где были казаки? Я во всех ваших телепередачах слышал, что они полностью контролировали передвижения французов, плевали им в баланду, пленяли их, как хотели. И где были русские партизаны? Почему там не нашлось Сусанина, который посылал французов в самой гибельное место»? Какие же немцы все-таки наивные! Они еще и телепередачам на русских государственных каналах верят. Казаки в 1812 году больше грабили, причем, своих же (мое подробное документальное исследование о поведении казаков в 1812 г.: http://www.echo.msk.ru/blog/eponasenkov/919457-echo/ ). Почитайте мемуары и письма Ермолова, Раевского – всех! Под Бородино атаман Платов вообще вовремя не смог выйти в рейд, потому что был мертвецки пьян, о чем Кутузов и доложил царю. И забудьте вы про партизан – это все мифы пропаганды. Для крепостного крестьянина, которого избивали, продавали без семьи и без земли, понятия «патриотизм» не существовало (подробробнее см. здесь: http://www.diletant.ru/articles/3883514/ ). Поэтому Наполеон преспокойно прошел до Москвы и там его 36 дней ни один партизан не тревожил - зато крестьяне и попы многих уездов присягнули. Если бы не отсутствие еды и надвигающиеся морозы, которые в итоге в равной степени погубили в 1812 г. и русские войска, то он бы жил в Москве до перестройки и гласности!

Теперь о роли в этом «спектакле» русского главнокомандующего. Светлейший князь Кутузов все дни переправы находился в 115-120 км от места действия. Понимаете, Кутузов три раза встречался с Наполеоном на поле боя – под Аустерлицем, под Бородино и под Малоярославцем. Трижды сражения проиграл, трижды отступил, трижды получил всеобщее презрение. Он прекрасно понимал, что без еды и в минус 20 - 30 мороза французы уйдут сами, и ему не хотелось портить такой неожиданно приятный финал своей карьеры очередным поражением от Бонапарта. В 1812 г. это понимали многие: «Князь Кутузов, не желая, вероятно, подвергать случайностям исход кампании, принявшей для нас столь благоприятный оборот, и постоянно опасавшийся даже близкого соседства с Наполеоном и его гвардиею, не решился бы, без сомнения, его здесь атаковать. Неизвестно, какой бы в этом случае оборот приняли дела?» (Давыдов Д. Дневник партизана. М., 2012., с. 130). Зато он не преминул отомстить Чичагову: когда Александр I назначил его командовать армией в Турции, отстранив медлительного Кутузова, Чичагов выявил коррупцию Михайло Ларионыча (Там же). А механизм подставы подчиненного под таланты Наполеона прекрасно описан в дневнике Давыдова: фельдмаршал отправлял Чичагову депеши о своем к нему спешащем следовании задним числом! «Кутузов, с своей стороны, избегая встречи с Наполеоном и его гвардией, не только не преследовал настойчиво неприятеля, но, оставаясь почти на месте, находился во все время значительно позади. Это не помешало ему, однако, извещать Чичагова о появлении своем на хвосте неприятельских войск. Предписания его, означаемые задними числами, были потому поздно доставляемы…» (Давыдов Д. Указ. соч., с. 129).

Вообще всем было не до дела: один из самых бездарных русских царей – Александр I, который, собственно, и был главным виновником конфликта (развязал его в 1805, потом не соблюдал весьма добрый по отношению к агрессору-России Тильзитский мир, затем первый с 1810 г. начал готовиться к войне, выставив армии на границе; русский посол так же первым затребовал паспорта), еще при начале войны смылся в Петербург, и там предавался своему любимому занятию – художественному свисту (Мельгунов С.П. Александр I. М., 2010, с. 94), а православный князь и, по совместительству, педофил Кутузов, судя по многочисленным жалобам Ростопчина, начальника штаба Л.Л. Беннигсена и многих других, был занят утехами с 14-летней девочкой, переодетой казачком (подробнее о деятельности Кутузова в 1812 г. и о его сильной склонности к педофилии см. здесь: http://echo.msk.ru/blog/eponasenkov/927418-echo/ ). Он даже армию к зиме не подготовил, поэтому небоевые потери у нас были больше, чем у французов!

На это, почему-то историки не желают обращать внимание, но сильнейшее расстройство армии и голод (виной которому было бездействие Кутузова в Тарутино) было еще одной (на этот раз объективной) причиной того, что Кутузов избегал сражения с Наполеоном. 28 ноября поручик А.В. Чичерин записал в своем дневнике: «Гвардия уже 12 дней, вся армия целый месяц не получают хлеба» (Чичерин А.В. Дневник. 1812 – 1813. М., 1966, с. 63). Воровство чиновников, занимавшихся поставками для армии, зашкалило за все пределы безнравственности. Например провиантский комиссионер Давыдов (однофамилец гусара) «потерял» огромную сумму - 370 880 руб. фуражных денег, которые вез для армии из Петербурга (Троицкий Н.А. Указ. соч., с. 299). Вот такой «патриотизм»: Сердюков и Ко отдыхают. Это, государи мои, даже для православного чиновника как-то слишком. «Наши так же были укутаны в тряпки… Почти у каждого что-нибудь было тронуто морозом», - так описывал русских солдат И.Т. Радожицкий (Радожицкий И.Т. Походные записки артиллериста с 1812 по 1816 гг. М., 1835, Ч.. 1, 282-283). С такой армией в бой лучше не ходить.

И, тем не менее, армия Наполеона была так же деморализована русскими морозами и генетическим предшественником голодомора, поэтому вопрос о том, почему Кутузов все-таки не решился (пусть и ценой огромных потерь и риска) завершить войну одним совершенно логичным броском, с повестки дня не снимается. Ведь тогда бы война в Европе не продолжилась еще три (!) года! Многие и современники событий, и историки сегодня даже называют Кутузова «предателем родины». Кто-то говорит о трусости, кто-то о желании отомстить Чичагову. Безусловно – оба эти фактора вместе имели решающее значение. То есть по факту предателем Кутузов, безусловно, был – вопрос в том, родины ли он был предатель? Да, он подставил подчиненного (Чичагова) – это масштабное должностное преступление, да он не выполнил желания царя – это провинность. Но в 1812 г. все адекватные люди понимали, что царь не действовал в интересах родины, то есть сам был ее предателем в контексте истории. Развязанная Александром многолетняя война с Наполеоном – есть плод лишь его личной маниакальной зависти к Наполеону, и к выгоде одной лишь Британии - врага России. При этом мы должны понимать и тонкую психологическую диалектику: да, Кутузов понимал, что война с Наполеоном невыгодна России, но он НИКОГДА не ставил интересы родины выше собственных интересов, карьеры и амбиций, поэтому решающее значение в том, что Кутузов не решился дать бой Наполеону, имело то, что фельдмаршал не хотел завершать свою карьеру еще одним позорным поражением.

Не совсем адекватное поведение Кутузова в ходе кампании 1812 г. породило еще и экстремальную версию объяснения: Кутузов, будучи (наряду с другими русскими генералами) масоном, просто выполнял волю Наполеона (см. обстоятельное исследование: Мартыненко А. Тайная миссия Кутузова. Киров., 2011). Но подобная теория не выдерживает критики. Да, Кутузов, как и львиная доля русских и французских офицеров (но сам Наполеона масоном не был) состояли в тех или иных ложах. Но это отнюдь не означает, что они действовали заодно! Если бы оно было так, то миром правил бы не клинический хаос, а стройная геометрия разума. А поскольку мы живем в полном бардаке, значит, «масонский заговор» - это блеф. Ну, да, это были такие «кружки по фото», модные тогда, как сейчас, предположим, фитнес-клубы. Но это не означает, что бизнесмены (или, например, бизнесмен и прокурор), которые посещают один и тот же фитнес-центр, не станут соперничать в своей профессиональной сфере. Тем более что, как известно специалистам, масонские ложи не имеют общего единого подчинения: все самостоятельны.

Уж, если на то пошло, то гораздо более правдоподобной, но не менее экзотической, выглядит другая версия (моя), о которой я сейчас напишу впервые. Итак, обратите внимание на психологический портрет Кутузова: хрестоматийный тип вельможи, карьериста восемнадцатого века. Умудрился ужинать с Екатериной в вечер перед ее кончиной, и с ненавидимым ею Павлом (т.е. не попал в опалу!) – в вечер перед убийством последнего. Раболепство вблизи монарших особ – это его сладостная болезнь, его профессиональный недуг. Он не хотел сражаться с Наполеоном под Аустерлицем (хотя, как всегда, имел численный перевес), но стоило Александру появиться рядом – и Кутузов отдает приказ начать наступление. Итак, он робел и становился угодником в непосредственной близости от монарших особ. А под Березиной император Наполеон был ближе от Кутузова, чем император Александр – вот Кутузов, так сказать, и свельможил перед близлежащим венценосцем. Бл....во в мировой истории играет, знаете ли, не последнюю роль.

Цифры потерь сторон на Березине на сегодняшний день являются в определенной степени предметом дискуссии историков, но, по всей видимости, урон русских и французов за все дни боев на Березине был примерно одинаковым - в районе 15 тыс. убитыми, раненными и пленными с каждой стороны (Отечественная война 1812 года. Энциклопедия. М. 2004, с. 65). Французы так же лишились значительной части тяжкой и неудобной «обузы» в виде толпы гражданских лиц и нестроевых (около половины из них не успели переправиться): теперь большинство из них стали обузой русских. Вообще говорить о «пленении» французов, начиная с конца октября-начала ноября, с военной точки зрения, просто нет смысла: их уже никто не захватывал; от голода и холода они сами приходили на бивуаки, или спокойно сдавали оружие – «за поесть». Собственно, так же и русские солдаты отставали от армии еще более значительными партиями – по несколько тысяч, поскольку были уже не способны к передвижениям из-за холода и голода. Однако их некому было брать в плен в собственном тылу. Пленных берут на поле боя, используя военный талант, но этого у русских начальников и их шизоидного царя не было, поэтому Наполеон легко прошел от Вильно до Москвы. И только зима и голод уровняли талант и бездарность, покосив огромные людские массы в обеих армиях.

Вообще, я давно сформулировал такой исторический постулат: в России все теряет смысл. Вот есть талант политика-реформатора, но страну с такой территорией и климатом очень сложно реформировать. Вот есть у оперного певца голос масштаба Карузо – но он прошелся в минус 20-55 мороза – и у него уже нет голоса. Вот Наполеон заставил русских драпать от границ до Москвы со скоростью в среднем 11 км в день, выиграл Бородино, занял Москву – а толку никакого (русские могут продолжить драпать до Камчатки и все сжигать, ведь памятников архитектуры серьезных не нажили). И в итоге Пушкин гениально выкрикнул в вечность: «Черт догадал меня родиться в России с умом и талантом!». И правильно, нечего тут – в ссылку, его! Бродского – под суд! Гумилева – расстрелять! Зато психа, который стучит ботинком по трибуне – в главари, девушек с сомнительным прошлым – в Думу, «математика», который получает «шесть», посчитав 15 % от ста, – в ректоры МГУ (главное, чтобы в сорокинской «гусенице» состоял и антинаучное религиозное мракобесие в и без того отсталом вузе внедрял: он ведь при совке был активным комсомольцем и членом КПСС, а потом мгновенно переметнулся к другой партии власти и к попам; путь - позорнее некуда).

Однако продолжим. Итак, Наполеон вышел из Березинской операции блистательным победителем. Однако, почему же во Франции слово «Березина» означает в переносном смысле слова «катастрофа, гибельность»? Это уже из раздела психологии и филологии. С военной точки зрения – феноменальный успех, но свидетели событий, среди которых были, например, и актрисы французской труппы московского театра, оставили в мемуарах эффектное описание того момента, когда после нескольких дней переправы мосты были, наконец, уничтожены, и на неспособных передвигаться калек, женщин и детей посыпались ядра надвигающихся частей Витгенштейна. А главное – налетели казаки, которые, как невероятно «православные» люди, принялись рубить безоружных и грабить повозки. Эта сцена была, действительно, ужасна и отвратительна (Аскинов С. Московские французы в 1812 году. М., 2012, с. 128).

Казаки вообще, с точки зрения кодекса военной чести (хотя к ним это не относится), вели себя недостойно (и уж точно не по-христиански). Вместо преследования неприятеля они набросились на гражданских лиц, нестроевых и обозы, и надолго занялись грабежом и остервенелым истязанием безоружных (в том числе - женщин с детьми). Примеру казаков последовали и многие русские солдаты и офицеры (подробнее: Васильев И.Н. Указ. соч., с. 288 и др.). Генерал Александр Федорович Ланжерон вспоминал (Там же), что среди прочего был похищен и золоченый крест с колокольни Ивана Великого (показательно: снимали его с колокольни не французы, а русские крестьяне, которые самолично вызвались совершить такой не совсем православный поступок; подр. см.: 1812 год в воспоминаниях современников. М.: Наука. 1995, с. 169). Поскольку его следы теряются после грабежа казаков на Березине, я считаю должным предположить, что знаменитая московская «святыня» вполне могла быть увезена на Дон…

просмотров: 8079



Комментарии пользователей

Историк, режиссер, академик РуАН, член Независимого совета по правам человека (НСПЧ).