Что такое кривулька или как столичные сыщики план по раскрываемости выполняют. Часть 2: «Лавочка»

На скамейке в парке или на автобусной остановке располагается подставной «терпила» (будущий потерпевший по уголовному делу из числа милицейских друзей, иногда милиционер-стажер). В метре от сидящего ставится сумка с каким-нибудь барахлом (старый никчемный мобильник, потрепанный бумажник с мелочью и пр.). В эту сумку обязательно вкладывают документ потенциального заявителя (например, военный билет или удостоверение члена общества «Динамо»), чтобы впоследствии зафиксировать принадлежность борсетки пострадавшему. Рядом с лавочкой, под видом отдыхающих разгуливают оперативники. «Терпила» делает усталый вид и закрывает глаза, будто спит. Для милиционеров начинается знакомый каждому рыбаку процесс нервного ожидания поклевки. Здесь главное, чтобы посаженный на скамейку человечек спал натурально, убедительно. Часто для правдоподобия его накачивают спиртным на халяву. Прохожие косятся на такого гражданина, доброжелатели даже пытаются разбудить его, чем очень мешают участникам «операции»

Но постановка всегда находит своего героя, алчного человека, который не останется равнодушным к чужой сумке. Как только котомка оказывается в его руках, «терпила» просыпается и с праведным гневом принимается вопить «Держи вора!». А опера (иногда участковые или сотрудники ППСМ — в общем, те, кому нужна пресловутая палка) - тут как тут. Не придерешься! Железное раскрытие — возбуждение уголовного дела, арест, а затем — «встать, суд идет!» Со стороны кажется, что вроде все законно — сам взял, теперь отвечай, но... Российское уголовное право прямо запрещает искусственное создание условий для совершения преступления и провокацию либо иное подстрекательство к правонарушению. Да и не по-христиански искушать людей на грех, а потом сажать за это.

Бороться с подобными «палками» начал один столичный судья. Мужик, видать, принципиальным оказался и наблюдательным. Проанализировал поток штампованных уголовных дел и разобрался, что к чему. Потерпевшие часто одни и те же, события как под копирку — спал, украли, задержали случайно оказавшиеся рядом вездесущие стражи порядка. Прямо мистика какая-то. Побеседовал он с сыщиками лично — мол, были ли вы ранее знакомы с потерпевшими? Те в один голос: «Ваша честь, ну что вы?! Впервые увидели в парке, когда он просил о помощи!». Тогда слуга Фемиды предложил это проверить с помощью детализации телефонных звонков с мобил задержавших очередного воришку ментов и «спящего терпилы». Если созванивались до задержания, значит врут сыскари. Те и признались, испугавшись разбирательства. Дело замяли, ограничившись честным словом начальника конторы запретить «лавочки». Судья, по-видимому, обещанию руководителя околотка не поверил и передал информацию о махинациях куда следует. На время ажиотаж с такими «кривульками» сошел на нет. Но очень пострадала статистика раскрываемости, и... «лавочки» вернулись вновь.

Кто попадается на провокации? По большей части все те же бомжики, но встречаются и вполне приличные люди. В некоторых случаях безжалостная палочная система, для которой люди-мусор, пытается привлечь абсолютно невиновных граждан. Так в одной конторе шили дело по «лавочке» гостю столицы из Мурманска, между прочим, участнику боевых действий в нескольких горячих точках. Северянин, что греха таить, взял сумку спящего «терпилы» и начал в ней копошиться. Его задержали и обвинили в краже. Северянин, небедный, кстати, мужик, на следствии пояснил, что облезлая борсетка ему без надобности. Оказалось, что он пытался отыскать у «жертвы» документы с адресом или найти телефон, чтобы позвонить его близким. По словам ветерана, у них, на севере, помочь в такой ситуации человеку - обычная практика. Мол, перепил кто-то, замерзнуть может, надо жену в известность поставить, чтобы забрала или самому бедолагу домой отвести. К счастью, следователь поверил мужику, но нервы провинциалу потрепали изрядно - на самолет он опоздал, да и Москву посмотреть не успел.

Кстати, в 90-х опера практиковали аналогичную подставу с автомобилями — провоцировали народ на угон. Брали машину на время у знакомого, который потом и становился потерпевшим. Заводили мотор. Приоткрывали водительскую дверцу, а сами в засаду — садись всяк, да езжай. Нет-нет, а кто-то из пацанов и клюнет на замануху, решит погонять по округе... Такой способ улучшения милицейской статистики не прижился — автомобиль постепенно из категории «роскошь» перекочевал в категорию «обыденность». Сейчас подростки могут «угнать» тачку у папы, причем, безнаказанно. А бомжам машины без надобности – это же не пустые бутылки.

Справедливости ради стоит отметить, что «лавочки» уходят из практики недобросовестных сотрудников полиции — такие «палки» на корню разваливают следователи, а горе-сыщиков привлекают к ответственности. На смену им приходят новые, куда более изощренные и бесчеловечные инсценировки преступлений, разобраться в которых под силу лишь опытному специалисту. Но об этом - в следующей части...

просмотров: 11723



Комментарии пользователей

  • Ваше имя
    0

    Круто! Пиши ещё!

    19 мая 2011 в 18:52 Ответить
  • Наивная
    0

    Ужас!!! Все еще палочная система в действии!! Раньше колхозникам трудодни палочками отмечали, а теперь-милиционерам раскрываемость!!! Её величество статистика!

    19 мая 2011 в 21:32 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход

Громкие убийства, коррупционные скандалы, хитроумные мошенничества и реформы в главном силовом ведомстве — ну о чем еще может писать журналист, прослуживший в милиции 7 лет. В 2008 году после месяцев скитаний в поисках заработка судьба неожиданной швырнула уволившегося мента на журналистское поприще... и ничего, прижился.

Новая профессия освободила бывшего сотрудника от уставщины — первым делом я сменил полушерстяную серо-голубую форму на широкие джинсы и отпустил бороду. Но внутри криминального корреспондента Ивана Петрова все равно сидит маленький милиционер, которому теперь многое позволено. Немало моих знакомых полицейских хотели бы поведать миру о наболевших язвах структуры, беспределе руководства и бессмысленности нашумевших преобразований в ведомстве, однако из-за треклятого страха перед начальством и круговой поруки слуги закона не могут себя позволить сболтнуть лишнего. Я могу. Блог посвящен родной мили..., простите, полиции, что нас бережет.