Дело труба

В процессе пил, разумеется. Как без этого. И вот отправляется он в командировку в какой-то небольшой городок в Средней полосе. Ну едет в плацкартном вагоне. История знакомая всем командировочным тех лет. Опять же выпивает. Нет. Не так выразился. Уделался он, короче, в лабузду. Как сам выразился, му сказать не может. А сам на нижней полке лежит. Лежит и видит такую дивную картину. Какой-то самаритянин ненавязчиво подходит, подбирает его вполне приличные зимние ботинки и тихо уходит. И протестовать, а тем более, остановить серегин знакомый не может просто физически. Ну пьян. И наступает через пару часов утро стрелецкой казни. Станция прибытия. И вот, утро, зима, про глобальное потепление еще никто слыхом не слыхивал. Привокзальная площадь. И главный герой повествования босиком на этой площади. Тут завоешь. И главное обувной магазин открывается, скажем, в 10 утра. Чего делать? И вот пока он размышляет на эту тему к нему подваливает местный бич, потерявший всякий человеческий облик. И буровит ему запинаясь.

Д-д-добавь на г-г-гада!

Герой хоть и с чудовищного бодуна, но интересуется о каком гаде идет речь. И выясняется, что так называют медпрепараты, которые продаются в местном магазине медтехнике. Причем часть из препаратов сохраняется для любознательных исследователей не в формалине, а в спирту. Стоит это дело по советским временам копейки. Делать нечего. Добавляет. Ну не помирать же от похмелья и холода. Винные магазины вообще в 11 открывались, если помните. И через 5 минут бомжара притаскивает какую-то склянку с чем-то заспиртованным. Подходят они к водопровдной колонке и снабженец по праву «первой ночи» первый же и пьет. А так как он в отличии от бомжа пока не привык к такому экстремуму, то ему надо немедленно закусить. А чего-то нечем. Он тогда вытряхивает из банки заспиртованный объект и кусает его. На вкус — маринованная резина. Жуть, короче. Он отдышался и пока бичара глотает спиртягу, читает на банке чем же он закусывал. Ну а там милая надпись: «Фалопиевы трубы». Туши свет. Облевал малый половину привокзальной площади. Но потом они спирт все же допили, запивая его все из той же колонки. Ну дождался он открытия обувного магазина, купил себе какие-то боты и пошел по делам. И он их решает. А так как приехал он из самой Москвы, то принимающая сторона организует вечером банкет. На котором к гостю приставляют какую-то непривередливую даму. На всякий, так сказать, случай. И девушка выпив сто граммов, как и все девушки этого мира, из числа недовольных жизнью девушек, начинает жаловаться на судьбу. Зарплата маленькая, муж бросил, вообще мужики сволочи. Да еще вот недавно операцию перенесла по женской части. Ну при этих словах командированный, свежо помня об утреннем приключении пулей вылетает из-за стола. И блюет по новой, благо уже есть чем. Вот и такое бывает похмелье.

просмотров: 1425



Комментарии пользователей

  • Вован
    0

    Да, это вам не "Москва - Петушки"! Это круче.

    4 марта 2011 в 18:03 Ответить
  • Дмитрий Кафанов
    0

    Дык, это. Спаиба!

    4 марта 2011 в 18:26 Ответить
  • митрич
    0

    "Москва-Петушки" всё же столичный регион, а тут провинция-с:)))) Сам Ерофеев был очень интеллигентным человеком. Когда поутру опохмелялись, то всегда заботливо спрашивал - У всех налито? - и только после этого пил:)))

    10 марта 2011 в 19:20 Ответить
  • Дмитрий Кафанов
    0

    Г-н Ерофеев, однако, был одним из самых эруддированных нашенских писателей. За всей громкой и, к сожалению, наиболее востребованной публикой завесой из брутальных сцен спрятан тонкий и нежный лирик. Таких, к сожалению, уже "не делают". И сравнение с Ерофеевым я принять не могу. Просто потому что не дорос. И, наверное, никогда не дорасту уж. А жаль. Завидно. Есть такой грех.

    10 марта 2011 в 20:44 Ответить
  • митрич
    0

    Я вовсе не хочу принизить творчество Ерофеева бытовой сценой, которая имело место быть в снесённом недавно доме ( так называемой, "даче Муромцева" ) в Царицине. Но всё же многие считают, что ему лучше было бы остаться автором одного произведения, как и Ершову с "Коньком-Горбунком". "Вальпургиева ночь ..." уже похуже.

    10 марта 2011 в 21:21 Ответить
  • Дмитрий Кафанов
    0

    Ну счаз! Вальпургиева ночь должна остаться в нашей литературе только лишь за цитату про родину. Помните там есть такой момент, когда Родина (с большой буквы) спрашивает Веничку чего ему надо? Позырьте, любопытно. Только из-за этой фразы Ерофеева можно оставить навсегда в почетном реестре русской литературы. А там много больше всего.

    10 марта 2011 в 21:29 Ответить
  • митрич
    0

    Сейчас вспомнить эту фразу не могу, но посмотрю. Читал уже давно. Вторая машинописная копия от автора с его же исправлениями. Но "Петушки", на мой взгляд, всё же посильнее.

    10 марта 2011 в 23:15 Ответить
  • Дмитрий Кафанов
    0

    И это объяснимо. У любого автора есть удачные вещи (как правило первая большая), есть и менее удачные. Но Ерофеев представляет особый интерес (для тех кому это надо) в общем контексте времени. А помните первое ощущение от прочтения "Петушков"? Серьезно.

    11 марта 2011 в 14:47 Ответить
  • митрич
    0

    Я прочитал "Петушки", понятно в самиздате, когда мне было 18 лет. Рановато, как мне кажется.. В полной мере оценил уже позже.

    11 марта 2011 в 17:35 Ответить
  • Дмитрий Кафанов
    0

    И я достаточно поздно прочувствовал. Хотя, наверное, до сих пор не оценил по настящему сего произведения. Будем расти! )))

    12 марта 2011 в 17:24 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

В этом блоге я собираюсь размышлять и по возможности пугать. К сожалению, испуг традиционно идет рука об руку с трагедиями. В силу профессиональных особенностей почти ничего позитивного я вокруг не вижу. А вижу всякие безобразия. О безобразиях и будем рассуждать. И о прошлом. Что поделаешь, возраст!