Дело Влада Листьева живет

Вчера была очередная годовщина гибели Влада Листьева. Вспоминали не так обильно, как год назад (когда Владу стало 60 ), или тем более, как в позапрошлом году (1 марта 2015 – 20 лет тому расстрелу).

Однако у себя в блоге написала не вполне стандартное Марина Юденич. Воспроизвожу ее пост целиком:

«Сегодня многие скажут и напишут про Листьева. Я знала его мало и весьма шапочно, потому - личных воспоминаний о нём не будет. Про то, что убийцы так и не найдены большинство сегодня промолчит. Листьев не в тренде, потому что - простите уж за цинизм - убили его не при Путине. Дед у гроба обещал найти и покарать убийц, хотя ему настоятельно рекомендовали не произносить этой фразы. Но иногда он мог выдать внезапную "загогулину", помним же 38 снайперов. Эта - про найдём и покараем - по крайней мере, была логичной.

Но речь не об этом. И тогда, и сейчас я не верила ни в политическую, ни в экономическую версии этого убийства. Тогда - даже больше, чем сейчас - поскольку в памяти слишком свежи были воспоминания о том, как Листьев стал во главе ОРТ.

Собственно и не воспоминания даже, а прямо-таки день вчерашний - январь 1995. Его назначили "семибанкиры" (по совместительству - акционеры - ЛОГОВАЗ, Менатеп, Альфа, Столичный, Нацкредит, Микродин, Газпром ) в кабинете Игнатенко в ТАСС в присутствии Чубайса и Шабдурасулова (от Правительства), Сагалаева, Лесневской, Юмашева, кого-то ещё, не помню уже. От АП были мы с Серёжей Носовцом. Первой кандидатурой был Сагалаев. Он был согласован с АП, но банкирская вольница тогда мало ориентировалась на башни. Березовский выступил против и Сагалаев немедленно ( и явно обидевшись) снял свою кандидатуру. Второй рассматривали Лесневскую. И тоже мимо, хотя БАБ лоббировал активно. Ребята из охраны, которые дожидались в приёмной, рассказывали, что она чуть ли не разрыдалась за дверью.

Но как бы там ни было, ситуация зашла в тупик. Игнатенко удалялся то с Чубайсом, то с Березовским. Носовец звонил Коржакову, который позже самолично приехал в ТАСС. Мне было пофиг - у меня на ту пору был роман с одним из акционеров, мы просто трепались в ожидании того момента, когда "эта байда"( по его выражению ) закончится и можно будет ехать ужинать в "Токио"

В какой-то момент как-то спонтанно и сразу несколько человек назвали Листьева. Внезапно и неожиданно. В первую очередь, для него. Согласились все, сразу и практически без обсуждения.

И мы наконец поехали ужинать в "Токио"

Теперь постарайтесь понять меня правильно. Ни в коей мере не хочу приумалить фигуру Листьева - журналиста. Она велика. Говорят, он был прекрасным человеком. Верю безоговорочно. Организатором и медиа-менеджером - тоже. Без вопросов. Но политически и финансово на тот момент он не представлял серьёзной силы. И вообще никакой не представлял. Потому и стал бесспорной компромиссной фигурой.

Игры с мораторием рекламы - а вернее распределением финансовых и политических рычагов - были играми больших - на ту пору - дядек: Коржакова, Березовского, Гусинского и иже. Никак не Листьева. И даже Лисовского - хотя тогда он был на пике - никак. Его не надо было убивать и даже пугать в подъезде (была версия, что хотели испугать и перестарались. Достаточно было позвать в один из Домов приёмов - на Новослободскую или на Косыгина. И просто объяснить. Даже не повышая голоса.

А если бы я вдруг взялась писать роман о гибели известного журналиста в предлагаемых обстоятельствах, то много внимания уделила бы его личной жизни. И женщинам, которые были рядом. Но это уже совсем другая история. К тому же, я давно не пишу романов».

Конец цитаты.

Я решусь прокомментировать. Тем более, что помянутая версия о случайном убийстве – моя (написал об этом книгу «Влад Листьев. Пристрастный реквием»). Я читал материалы дела. Да, у вдовы (Альбины Назимовой) был мотив. И реальный инструментарий.

В 90-х, кстати, случился скандал, когда «МК» написал, что согласно материалам дела к устранению Листьева причастна его вдова. Ее тогдашний супруг Андрей Разбаш на следующий день после публикации приехал к Павлу Гусеву и тот познакомил его с автором текста и объяснил, что заказчик публикации – Сергей Лисовский. После этого в Домжуре устроили пресс-конференцию, где Разбаш сравнил заказные заметки с заказными же убийствами (прозвучал термин «социальное киллерство»), а Леонид Якубович предложил учредить суд чести для журналистов.

Я Назимову никоим образом не идеализирую, но НЕ верю, что она была заказчиком: Альбина из тех, кто предпочитает договариваться. И договаривалась, когда было надо.

За полгода до убийства Влад собрался разводится. По причине мне неведомой. Но я помню, что Назимова через друга семьи, Андрея Макарова дала понять видовцам, что в случае развода отсудит акции «Листа», все 16.43%. Скандалов, разборок имущественных никто в компании не пожелал. Любимов с Разбашом наехали на Влада и сказали коллеге, что, дескать, развлекайся как хочешь, но никаких разводов. Так что, язык компромисса был Листьеву знаком: в этом аспекте Юденич права на все 100.

Здесь интересно другое: многие их тех, кто мог бы сказать весомое слово – предпочитают молчать.

За прошедшие десятилетия о Владе говорили лишь те, кому давали такую опцию. Его биография словно стала объектом авторского права и перешла по наследству последней из трех жен. Ну а творческая часть досталась владельцам «смежных прав» – коллегам и соратникам Листьева.

И не то, чтобы это было неправильно, но тем не менее полноты картины не дает. Написаны сотни статей, сняты десятки документальных фильмов и ТВ-сюжетов. И документальными все эти работы можно назвать лишь потому, что там не задействованы профессиональные актеры, но зато вполне очевидный сценарий да и спланированная режиссура зачастую просматривается.

Итак, кто в основном являлся спикером в многочисленных «вспоминалках» о первом главе ОРТ (Первый канал)?

Конечно, прежде всего двое соведущих Влада по оригинальной «взглядовской» тройке, которые, собственно, и ассоциируются в представлении массовой аудитории с рекордно рейтинговой программой нашей державы (а согласно Книге Гиннесса – и всего мира) – пятничным «Взглядом» Молодежной редакции Гостелерадио СССР (т.н. «молодежки»). Это пара Александр Михайлович Любимов + Дмитрий Вениаминович Захаров. С ними ВЛ вместе работал на Иновещании и с ними же начал марафонское восхождение на останкинский Олимп осенью 1987 года.

Кто еще? Его соратник & друг Константин Львович Эрнст, ставший преемником ВЛ.

Далее, его наставники, без которых Листьев бы не состоялся (как телеведущий прежде всего). Эдуард Михайлович Сагалаев возглавлял «молодежку» и собственно придумал название «Взгляд». Анатолия Григорьевича Лысенко Влад величал Папой и был обязан ему своим звездным статусом.

В дежурный набор также входят товарищи Влада, которых он привел на «ящик» и с кем достаточно тесно общался в последний период своей жизни: Виталий Яковлевич Вульф, Леонид Аркадиевич Якубович, Леонид Исаакович Ярмольник.

Лидировала в этих ТВ-мемуарах, конечно же, вдова Альбина Владимировна Назимова, которая сыграла роль Пигмалиона: «Влад Листьев» стал ее самым впечатляющим проектом и без нее Владислав Николаевич не стал бы тем, кем стал. Возможно, спился бы. А может быть – остался жив.

Это и есть линейка людей, сформировавших в определенной степени и самого «битла перестройки №1» и его посмертный имидж.

Возможно, разгадка на самом деле – в одном из комментов к посту Марины Юденич. Гайа Васина написала:

«За пол года до гибели, Листьев делал «Тему» с моим мужем. Взял двадцать тысяч долларов (ноябрь 94г.), обещал пригласить значимых людей, обманул. Мы были не первые кого так кинули, кто-то обещал разобраться. …Тема передачи была предложена самим Л. и оппонентов гарантировал он лично как и деньги брал из рук в руки, сидя в нашей машине возле здания Останкино. Время было 23 часа. Я безотрывно смотрела на свои часы - первый Chopard».

Замечу: в 1994 году за $20 тысяч в Москве можно было купить отличную квартиру. Но не в этом дело. Я полагаю, что Влад брал эти деньги не себе лично, а в «общак» компании. Это была практика.

Начиная с 1990 года.

Помню, например, чудесную историю с обложкой журнала «Лица».

Или другую, окончившуюся трагично. Журналист берет деньги за публикацию в престижной газете, потом ссылается на форс-мажор, деньги не возвращает. Его избивают до смерти почти… Версий обнародовано много, но про бабло не упоминают.

Это практика, повторю.

И за это могли убить. Легко. Однако такова – обогащайся или сдохни! – была установка гайдарочубайсов. Не только медиа-сообществу, но всему социуму.

С тех пор так и живем. Не все, нет. Кто-то рискует, кто-то брезгует. Кого-то убивают, кто-то выигрывает.

Жаль, что Влад проиграл. Он был лучше и честнее многих, как парадоксально это ни звучит сейчас. Но! Но надо помнить про пресловутый «младореформаторский» контекст. И правила игры. Тогда все встанет на свои места. Место Листьева оказалось на Ваганьковском кладбище. Это несправедливо. И печально. Жаль, что Влада забыли многие из тех, кто числил себя в фанатской гвардии его.

Я буду помнить, хотя фанатом не был никогда.

просмотров: 15228



Комментарии пользователей

Как и любой из своих блогов, данный намерен использовать ради вивисекции сограждан. Попытаюсь тестировать аудиторию: мне любопытна реакция читателей/слушателей/зрителей на аккуратные провокации.