Демократия и генетическая память человека. Когда ожидать появления "информационного Гитлера"?

«Люди просят меня предсказывать будущее, а я хочу всего лишь предотвратить его».

Рэй Брэдбери

Генетическая память — это опыт предков, передающийся следующим поколениям через ДНК. Генетическая память закладывается в человеке на протяжении веков и не зависит от опыта личности. Она изучалась Карлом Юнгом, и психология отнесла ее к «коллективному бессознательному». Юнг считал, что опыт каждого человека не стирается после его смерти, а наоборот – накапливается в генетической памяти общества.

Вместе с тем, люди уже давно научились изменять память поколений, стирая «ненужные» воспоминания. Таким примером может служить коррекция в сознании людей истины о реальных исторических событиях. Человечество постепенно забывает о преступлениях Гитлера – многие воспринимают связанные с ним чудовищные события, такие как холокост, этнические чистки, как нечто неправдоподобное, и у них возникают сомнения, в том, что это происходило на самом деле?

Научно объяснил процесс стирания опыта поколений великий австрийский психолог и психиатр Зигмунд Фрейд. Он считал, что многие факты забвения истории связаны с особым психологическим защитным механизмом – вытеснением.

Часть таких процессов в нашем сознании происходит из-за естественных биологических процессов, а некоторые могут быть вызваны активным внешним воздействием. В таких случаях вытеснение происходит с помощью целенаправленного потока информации.

Следовательно, можно управлять, изменять и манипулировать не только современниками, но и сознанием будущих поколений. Ведь, как мы знаем, накопленный опыт человек передает своим потомкам. Таким образом, изменяя прошлое – мы изменяем и будущее.

Свидетельств активного воздействия на генную память человека история содержит немало. Например, появлявшиеся то здесь, то там грозные законы о цензуре закладывали в человеке страх высказываться правдиво и преследовали цель сделать его абсолютно безоружным перед государственной машиной.

Если говорить о России, то документальное подтверждение подобного внедрения всеобщего народного страха перед властью мы находим уже во времена государя Петра Великого. 300 лет назад, в 1718 году, он выпустил грозный указ "О наказании смертию тех, которые запершись пишут, а такожде и тех, которые, видевши сие, о сем не донесли".

Зная политическую обстановку той эпохи, можно понять, почему Петр так опасался именно людей, которые "запершись пишут", в то время как людям, пишущим прилюдно или при открытых дверях, смертное наказание по указу не полагалось. Царь видел угрозу не в стихоплетах, не в авторах любовных посланий и не в тех, кто, находясь в разлуке, писал о семье. Он опасался, прежде всего, врагов собственного режима – шпионов, пасквилянтов, памфлетистов и старообрядцев-раскольников. Не имея возможности эффективно их вылавливать (тайной политической полиции еще не было), Император решил создать универсальный инструмент искоренения внутреннего врага в обществе, навязав народу привычку доносительства, возведенного в рамки закона, когда каждый стукач получал от государства вознаграждение за свою деятельность.

Царь указал Святейшему Синоду благословить разглашение тайны исповеди и доносить властям на исповедующихся, если исповедь содержала информацию об угрозе власти государства. Со временем стукачество стало образом жизни общества, в котором каждый боялся каждого. Феномен доносительства так сильно въелся в генную память людей, что сотни лет играл решающую роль в судьбе цивилизации и благополучно дожил до наших дней, пополнившись таким распространенным сегодня явлением, как электронный компромат, основанный на прослушивании мобильных телефонов, электронных писем и тайном вскрытии баз данных.

Но Петр Великий был не единственным правителем на Руси, практиковавшим контроль над сознанием современников и пытавшимся перевоспитать даже будущие поколения. Спустя несколько поколений, в 1804 году, император Александр I подписал очередной цензурный устав.

Оправдывая новый драконовский закон, Российский император счел все же необходимым придать ему демократический лоск и сопроводить разъяснением: «Принимаю его (Закон о Цензуре) … не для стеснения свободы мыслить и писать, единственно для принятия пристойных мер против злоупотребления оною».

Но даже призыв к цензорам толковать двусмысленные места «выгоднейшим для сочинителя образом, нежели преследовать» не менял цели и задачи указа. Он был совершенно аналогичен указу первого императора России – усилить контроль над массами и подавить инакомыслие в обществе. Разница по большому счету заключалась в стилистике. Устаревшие формулировки на старославянском заменили современным русским языком. Более того, Александр I ввел и новые ограничения.

Соответствовать европейскому духу времени пытался и император – Николай II. Он регулярно читал письма своих подданных, но не использовал эту информацию для расправы с оппонентами. На этом демократические преобразования России «а-ля Европа» заканчивались. Даже несмотря на свою показную демократичность, он не решился демонтировать институт цензуры, сохранив и законы своих предшественников. Поэтому «генная» память всегда подсказывала народу – участвуя в разговорах о власти, держи язык за зубами, или наоборот, развесь уши, чтобы потом донести на неблагонадежного гражданина Российской Империи.

Не удивительно, что и следующие поколения россиян в период коммунистического правления жили в условиях мощного контроля со стороны властей, прослушивания телефонных разговоров и перехвата почтовой корреспонденции. Руководитель НКВД Генрих Григорьевич Ягода, прослушивал даже телефоны Иосифа Сталина, за что и был впоследствии расстрелян.

Прослушка в СССР была настолько массовой, что породила всем известное выражение «это не телефонный разговор». В современной России традиция слушать «всех и вся» отразилась в первую очередь на состоятельных людях.

Меня просто поразила оказавшаяся в свободном доступе информация об охранных фирмах.

Оказывается, сейчас в России около 600 000 персональных охранников (легальных и нелегальных). На их содержание ежегодно тратится около $20 000 000 000! Россия занимает одно из первых мест в мире по количеству используемых бронированных автомашин для бизнесменов. Охранники вооружены самым разнообразным летальным и нелетальным оружием, но, самое удивительное, только мизерное количество самым тщательным образом охраняемых бизнесменов используют шифраторы для защиты своей информации! Это, вероятно, самый яркий феномен воздействия указов Императоров , контроля НКВД, а затем КГБ, на генную память народа.

Привычка говорить во всеуслышание (что не означает свободно!) касается не только бизнесменов. Приведу мнение командующего российскими войсками во время чеченской войны генерала  Геннадия Трошева, высказанное им в книге «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала».

«Скупой платит дважды …Войска буквально платили кровью из-за отсутствия шифраторов…». Тогдашняя власть в России предпочитала, чтобы солдаты, сражающиеся на войне, скорее умирали, чем она потеряла бы контроль над их связью!

Впрочем, подобное отношение к своим солдатам можно увидеть и за рубежом. Арабские моджахеды свободно прослушивали мобильные телефоны американских и английских военнослужащих во время войны в Ираке. А потом звонили их родственникам в США и Англию, пытаясь нанести им огромную моральную травму, сообщая ложную информацию о гибели или тяжелом ранении солдат. У правительств США и Англии не нашлось денег, чтобы защитить персональную информацию своих военнослужащих! А причина та же – нежелание потерять контроль над информацией. В результате – горе и страдание безвинных людей.

***

Мы видим, Россия, а затем СССР и Российская Федерация, не были исключением из правил. Практически в каждой стране мира на том или ином историческом отрезке появлялся свой «Петр Первый», старавшийся ради укрепления собственной власти изо всех сил перестроить генную память общества.

Говоря о демократических традициях Европы и США, мы не должны забывать, что опыт предыдущих поколений ни в коем случае не мог поменяться за такой короткий срок. И, по большому счету, сегодня, даже в самых экономически развитых странах, множество людей остаются такими же запуганными раболепными вассалами, как и их предки.

Современная идеология управления государством по-прежнему поддерживает цензурные ограничения в том же виде, в каком они существовали сотни лет назад. Более того, сегодня, благодаря научно-техническому прогрессу, правители имеют возможность просматривать и анализировать практически всю переписку своих граждан и, соответственно, держать подсознание людей в постоянном страхе перед всевидящим оком!

Пусть сегодня никого не линчуют и не сжигают на кострах, не отправляют в ГУЛАГ, но генетическая память, тем не менее, цепко хранит опыт предшествующих поколений, связанный с излишней болтливостью, и все так же прислушивается к рекомендации властей «стучать» на людей, выбивающихся из общих правил.

Даже в США, где двести лет назад поистине свободными людьми закладывались основы самого демократического на тот момент государства мира, произошли настолько необратимые изменения, что можно говорить об уходе в прошлое образцов истинной демократии и, по всей видимости, существенном изменении генной памяти потомков Авраама Линкольна и Джорджа Вашингтона.

Почти век граждане США, под предлогом «обеспечения национальной безопасности», подвергаются массивной и мощной промывке мозгов, которая стремительно изменяет их генную память.

Явным доказательством того, что ситуация в стране, считающей себя лидером «свободного» мира, далека от истинной демократии, является запрет на право граждан использовать криптографию.

Вспомните, США обрели свою суверенность и законодательно утвердили Декларацию Независимости и Конституцию США благодаря тому, что основатели США Дж. Вашингтон, Томас Джефферсон, Джеймс Мадисон и их единомышленники использовали в частной переписке стойкую криптографию, которую никто, даже правительство Великобритании, не мог расшифровать. Возможность свободно выражать свои мысли и защищаться от возможного преследования за свои демократические убеждения, была долгое время разрешена и активно использовалась гражданами самой свободной страны мира.

Однако уже в первой половине прошлого века этим свободам положили конец. Криптография оказалась под запретом, а легендарный основатель ФБР Джон Эдгар Гувер, благодаря новым техническими средствам, сумел поставить под контроль и прослушку практически все население своей страны: от простых граждан до политической, экономической и культурной элиты страны, включая президентов, ведущих адвокатов, журналистов, звезд телевидения и кино.

Гувер хотел прослушивать телефонные разговоры по своему усмотрению, но на его пути стояло кажущееся непреодолимым препятствие. 11 декабря 1939 года Верховный суд постановил, что прослушивание телефонных разговоров правительством незаконно.

Дело «Соединенные Штаты против Нардоне» стравило правительство и гангстеров. Уликами оказались в основном записи пятисот подслушанных телефонных разговоров. Адвокаты ссылались на Закон о связи от 1934 года, запрещавший разглашение содержания подслушанных разговоров.

И Верховный суд подтвердил – закон предельно ясен: его "простые слова... запрещают любому человеку... перехватывать телефонные сообщения и предписывают таким же четким языком, что «никакому лицу» не позволено разглашать или передавать эти сообщения или их суть «любым лицам». Этот закон, кстати, не отменен до сих пор.

Правда, существовал еще один закон, на который ссылались спецслужбы, более старый. Закон Логана от 1790 года, запрещавший американским гражданам вступать в отношения с представителями иностранного государства с целью враждебного заговора и разрешающий для предотвращения подобной ситуации – прослушку, люстрации и т.п. Даже несмотря на то, что среди гангстеров было немало иммигрантов, имевших за рубежом множество друзей и родственников, с которыми они поддерживали связь, суд решил отклонить его, поставив гарантии свободы личности гражданам выше подозрений в иностранном заговоре.

Обратите внимание, сейчас любой американец, звонящий за границу или отправляющий туда письменные послания, автоматически попадает под контроль АНБ. Фактически закон 1790 года действует в США до сих пор. Но современные судьи и прокуроры ставят его выше Закона «О связи» 1934 года, гарантировавшего гражданам страны защиту их частной информации.

Проиграв процесс, Гувер все равно взял реванш. Правда, чтобы изменить свободолюбивую генетическую память сотен миллионов американцев, ему понадобилось пятьдесят лет тотальной прослушки и всеобщего контроля, осуществляемого под его руководством спецслужбами страны.

Поэтому в начале двадцать первого века американское общество уже представляет собой аморфную массу, смиренно принимающую нарушения правительственными структурами гражданских прав и боящуюся даже собственной тени. Охота на политических оппонентов, развязанная спецслужбами США под руководством Гувера, с годами настолько изменила психологию граждан, что их потомки стали бояться даже использовать защиту личной информации!

Классическим примером может служить история бывшего директора ЦРУ Дэвида Петреуса. Высокопоставленный генерал завел любовную связь с журналисткой, писавшей о нем книгу, но для общения из своего рабочего кабинета побоялся использовать специальную защищенную связь, придумав некий способ переписки через обычную электронную почту.

Память Петреуса о тотальной прослушке и контроле за государственными чиновниками, существующих еще со времен Эдварда Гувера, вылилась в боязнь обвинения в антигосударственной деятельности в случае, если кто-то узнает о несанкционированном использовании им кодированной связи.

В результате спецслужбы очень скоро зафиксировали странное электронное общение своего руководителя с любовницей, и бравому генералу пришлось уйти в отставку. А результаты расследования инцидента были переданы в суд, завершившийся обвинением Петреуса в возможном разглашении государственной тайны.

Как вы думаете, какое же нарушение было поставлено прежде всего в вину отставному руководителю ЦРУ?

Оказывается, использование на рабочем месте незащищенных методов передачи информации! Свои любовные сообщения он отправлял с государственных компьютеров, содержащих совершенно секретную информацию, и при этом не использовал криптографию…

В результате, в рамках судебной сделки Дэвид Петреус согласился признать себя виновным, выплатить государству штраф в размере 40 000 долларов и получить два года условно.

Недалеко в поступках ушла и представительница семейства Клинтон. Совсем недавно стало известно, что в бытность Госсекретарем Хиллари Клинтон отправила собеседникам почти 50000 электронных открытых сообщений, не побеспокоившись даже об их конфиденциальности. И, как результат, почти все они были перехвачены спецслужбами разных стран, в том числе и «случайно» союзниками из германской БНД. Подобное пренебрежение элементарными правилами информационной безопасности тем более странно, что Хиллари Клинтон два срока провела в Белом Доме на правах Первой леди, и, по идее, должна была прекрасно разбираться в порядках, установленных для высших должностных лиц. Но почему-то она упорно пренебрегала ими.

Вполне возможно, в ее памяти осел случай, как раскрылась связь ее супруга, президента Билла Клинтона, с практиканткой Белого дома. И поэтому, исходя из воспоминаний тех лет, она была уверена, что зашифрованную информацию гораздо легче проконтролировать на серверах, чем незашифрованную, открытую!

Кстати, Билл Клинтон тоже разговаривал с Моникой Левински по открытым телефонам, которые так же прослушивали спецслужбы других стран.

В качестве примера приведу статью доктора Джека Вилера  «Борис, Билл и Моника: Хиллари ждет беда?».

В ней сказано: «В октябре 2000 года была опубликована часть автобиографии Б.Н. Ельцина «Полуночные дневники». В ней было удивительное признание в том, что: «в конце 1996 года после перевыборов Била Клинтона в ноябре он (Борис Ельцин) получил сверхсекретный доклад Службы Внешней Разведки.  Русская разведка узнала о том, что у Президента Соединенных Штатов была связь с практиканткой Моникой Левински. Только через год мир узнал о скандале из Drudge Report на сайте Интернет 19 января, 1998 года».

Как же СВР получила информацию об интимных звонках Президента США Билла Клинтона и Моники Левински?  С большой степенью вероятности можно предположить, что записи этих телефонных разговоров  были  получены с центра перехвата, находившегося на Кубе.

Скажите, если президенты стран боятся быть уличенными в использовании шифраторов и шифровании своей личной переписки, то что говорить об обычных людях?

Страх, заложенный в память американцев Эдвардом Гувером, до сих пор остается настолько сильным, что совсем недавно нынешний хозяин Белого дома Барак Обама в своем выступлении был вынужден констатировать – 70 % всех американских компаний не имеют вообще никакой системы защиты информации. В результате, криминальные бюджеты хакеров ежегодно пополняются на сотни миллиардов долларов! Таким образом, ограничения прав американских граждан на использование стойкой криптографии по существу финансируют преступников и террористов по всему миру, использующих дыры в информационной безопасности для пополнения собственных бюджетов.

У человека наверняка где-то в подсознании сохраняется «инстинкт сокрытия», когда он хочет быть свободным. Однако промывка мозгов с помощью государственной пропаганды и антидемократических законодательных ограничений создала у людей устойчивую «привычку к самоцензуре». Уже с начала ХХ века она плотно укоренилась в сознании людей по всему миру.

Сенатор Род Вайлден, самый заметный критик АНБ в конгрессе США, заявляет: «Веками личная приватность была частично защищена ограниченными ресурсами правительства. Раньше собрать всю информацию о каждом гражданине было просто невозможно без огромной сети шпионов и информаторов. Но в XXI веке массовая слежка больше не представляет сложности – она всё дешевле и легче. Единственной защитой личной жизни в будущем будет то, что прописано в законе и защищено общественным спросом на свободу и открытость».

Окончание следует.

просмотров: 8787



Комментарии пользователей