Демократия по-африкански. Почти фантастическая новогодняя история

Накануне Нового года российская компания вводила в одном из африканских государств в эксплуатацию систему защиты информации «Ситуационного центра». Лидер этой страны, Морис Ф., возлагал особые надежды на это чудо современных информационных технологий.

Теперь во время любых демократических выборов – местных, региональных или общенациональных, – находясь в «Ситуационном центре» он мог оперативно отслеживать все параметры напряженной политической борьбы.
О том, что выборы не за горами свидетельствовала непростая общественно-политическая и экономическая обстановка в стране.
 
Природных ресурсов мало, в основном лес, камень и сельскохозяйственная продукция... Плюс, 40% населения болели СПИДом, но эта страшная статистика особенно никого не волновала, поскольку существовало еще много других смертельно опасных болезней, отчего средняя продолжительность жизни в стране составляла всего 39 лет.
 
Откровенно говоря, социальный бюджет опирался исключительно на международные дотации, поступавшие по линии ООН и благотворительных организаций.
 
Конечно же, негативные факты в жизни людей с удовольствием использовала оппозиция во главе с лидером либеральной партии Н., резко критиковавшим методы управления Мориса Ф.
 
Хотя из-за своей малочисленности на ход выборов оппозиционные партии практически не влияли. Но могли добавить действующему президенту немало проблем, поскольку важнейшим условием оказания международной помощи считалось соблюдение демократии и проведение честных выборов.
 
С этой целью Организацией Объединенных Наций в страну была поставлена новейшая автоматизированная система голосования. Основу ее составляли устройства идентификации личности человека по отпечаткам пальцев.
Все было организовано очень просто. Избиратель приходит на избирательный пункт. Его проводят в специальную кабинку, где, с помощью специализированного электронного устройства, он свободно и спокойно исполняет свой гражданский долг. На экране устройства высвечивались имена кандидатов и названия партий, участвующих в выборах. Избирателю оставалось лишь приложить палец к специальному сенсору рядом с логотипом партии или фотографией кандидата. Картинка была очень важна, поскольку многие избиратели – неграмотные. Повторный ввод одного и того же отпечатка пальца был невозможен и блокировался устройством. Затем из электронной урны данные поступали в компьютер избирательного участка, где суммировались и передавались в компьютер центральной избирательной комиссии страны. Обслуживали автоматизированную избирательную систему технические специалисты ООН.
 
По настойчивой просьбе президента, «с целью гарантий соблюдения демократии», данные о результатах выборов параллельно планировалось вводить и в его «Ситуационный центр», откуда он мог контролировать ход голосования.
Президента Мориса очень волновала новая процедура волеизъявления, ведь центральный компьютер, подсчитывавший окончательные результаты выборов, теперь находился под полным контролем специалистов ООН. Кроме того, во время выборов страну посещало много представителей зарубежных правозащитных организаций, внимательно следивших за исходом политических баталий. От мнения наблюдателей зависела гуманитарная помощь стран, которые они представляли.
 
А такая помощь сейчас была нужна президенту страны, как никогда. После очередной продолжительной засухи существовала высокая вероятность, что его конкурент, лидер либеральной партии Н., воспользовавшись ситуацией, попытается занять его место. Кроме того, в последнее время политическая обстановка еще больше обострилась из-за перебоев в экспорте леса, вызванных сильным ветром и лесными пожарами.
 
Население все настойчивее требовало провести досрочные выборы главы государства...
 
Этого Морис хотел меньше всего: еще не была достроена шикарная вилла на побережье Испании и многометровая современная яхта, к тому же денег на счете в швейцарском банке, по его мнению, было недостаточно для его должности. Но главное – не закончилась передача президентского Боинга-777 в частную авиакомпанию, которой владела его жена. Самолет совсем недавно подарило правительство большой азиатской страны в обмен на особые привилегии при обслуживании их судов в местном морском порту.
 
Вероятно, эти проблемы и стали причиной того, что Президент решил пригласить меня во дворец и приватно обсудить волновавшие его вопросы. До этого я в основном работал с министром обороны, отвечавшим за разработку «Ситуационного центра». Он был доволен результатами работы российских специалистов. Несмотря на то, что в стране использовались американские системы связи, наши технологии полностью исключали возможность контроля разговоров президента с международными финансовыми и банковскими учреждениями со стороны посторонних организаций, в том числе и американских.
 
По настоянию госдепартамента США МИД страны использовал только системы защиты информации, произведенные американскими корпорациями. Так что и в этом отношении, благодаря заботам Президента Мориса, в стране соблюдались демократические конкурсные формы выбора иностранных поставщиков оборудования для государственных органов…
 
В сопровождении адъютанта я вошел в огромный президентский кабинет, обставленный и декорированный в строгом стиле французского ампира восемнадцатого века. Апартаменты поражали своей роскошью. Морис, огромный чернокожий мужчина лет сорока трех, сидел в кресле за огромным столом. На нем был генеральский мундир с большим количеством наград, в том числе международных. Около стола в специальном штативе стоял штандарт Президентской власти.
 
Президент вышел из-за стола и, улыбаясь, направился ко мне, протягивая для рукопожатия руку. Мне было известно, что Морис учился в военной академии в Великобритании. До этого я несколько раз встречался с ним на официальных приемах, но там глава государства всегда держался со всеми очень сухо, давая понять, что он – высшее должностное лицо страны.
 
Такой неожиданно радушный прием не мог не насторожить, тем более, что я был наслышан о его жестком характере.
 
Поздоровавшись со мной, Морис Ф. предложил пройти в другую комнату, рядом с кабинетом. Она предназначалась для отдыха. Посередине стоял небольшой круглый стол со всякими закусками и алкогольными напитками.
 
– Я слышал, у Вас в России все важные соглашения обязательно сопровождаются обильным застольем и выпивкой, – сказал Президент.
 
– Такая традиция существует не только в нашей стране, господин Президент. – ответил я. – В Вашей стране настолько жарко и влажно, что пить спиртное не хочется.
 
– Это Вы зря! – возразил Президент. – Чистый виски – самое лучшее лекарство от желтой лихорадки и других тропических болезней. Об этом еще королева Виктория говорила, и жаловала ежедневно госслужащим Великобритании за счет казны двести грамм отличного виски.
 
Я хорошо знал эту историю. Но знал и другой указ королевы Виктории о том, что после трех лет работы на госслужбе Великобритании в таких жарких странах людей по возвращении домой не принимали на госслужбу ее величества.
А в африканской стране Президента было не менее жарко, да еще и влажность – почти 100 %. На солнце – почти так же, как в русской бане, только тучи всяких москитов и мошек. Такое впечатление, что воздух пропитан кровососущими.
 
Насчет соглашения я промолчал. Подумал, пусть Президент объяснит все сам.
 
Морис налил себе стакан виски «Спринг-бэнк» и выпил. Я слышал, что руководство страны крепко выпивает, но считал это злословием. Теперь понял, что слухи распространялись не зря.
 
Закусив, Президент заговорил на интересующую его тему.
 
– Министр обороны доложил мне, что Вы успешно завершили информационную защиту сетей связи моего «Ситуационного центра». Он очень доволен результатами Вашей работы. Я думаю, у нас сложатся долгосрочные отношения.
 
С этими словами он выпил, еще стакан. Здесь я почувствовал, что и до встречи со мной он принял солидную дозу своего любимого напитка. Речь Президента несколько замедлилась, на какой-то момент его взгляд стал блуждающим, но потом он мгновенно собрался. Чувствовалась хорошая выучка, приобретенная в академии.
 
Немного подумав и решив, что для вводной речи сказано достаточно, Президент перешел к конкретному разговору.
 
– Вы знаете, ООН поставила нашей стране автоматизированную систему выборов... Она взаимодействует с «Ситуационным центром», чтобы я мог эффективно контролировать голосование.
 
Я подтвердил это, так как нам пришлось защищать некоторые элементы системы управления государством, непосредственно связанные с «Ситуационным центром».
 
– Так вот, – по-солдатски прямо сказал Президент, – мне нужно, чтобы в стране функционировала самая демократическая в мире автоматизированная система выборов, но она всегда должна избирать Президентом страны только меня! Можете это сделать?
 
Он автоматически выпил следующий стакан виски.
 
Вопрос оказался для меня неожиданным. Президент просил разработать систему подделки автоматизированной системы выборов, которую Организация Объединенных Наций предоставила его стране!
 
Вот он – неожиданный результат лекций по защите информации, которые наши специалисты читали сотрудникам их Министерства обороны! Доложили Президенту, что в распределенных системах связи наиболее эффективная защита – криптографическая, а не парольная, использующаяся во многих западных банках, в том числе и швейцарских. Да к тому же необходимо создавать защиту в соответствии с известным стандартом TEMPEST, чтобы информацию с вычислительной техники не считывали обычными сканерами.
 
Автоматизированная же система выборов ООН была рассчитана на работу в странах полной и окончательной победы демократии, где на окнах первых этажей домов не ставят тюремные металлические решетки.
 
Позиция наших специалистов в этом вопросе давно определена. Они занимаются только защитой информации, и ни за какие деньги не будут разрабатывать системы нападения или вскрытия других информационных систем. Об этом знают многие в мире. Наши потенциальные заказчики обижаются на нас за это, но основной профиль нашей работы – исключительно информационная защита.
 
Я стал подбирать слова, чтобы как можно вежливее отказать Президенту. Вдруг на площади перед дворцом раздался взрыв. Стекла в окнах задребезжали. Президент подошел к окну, нахмурился, вернулся к столу, сел в кресло, налил в стакан еще виски, выпил – и внезапно «отключился»! Видимо, до встречи со мной у него уже были «напряженные» встречи, и от этого он сильно «устал». Президент как-то обмяк в кресле и ни на что не реагировал.
Ситуация довольно пикантная. Личные апартаменты Президента страны, а он находится в «отключке».
 
Через несколько минут в кабинет вбежал министр обороны. Увидев меня, он спросил, где Президент? В этот момент от второго взрыва из окон вылетели уже все стекла. Дело стало принимать нешуточный оборот. Пора, как говорится, делать ноги.
 
Министр, увидев обмякшего в кресле Президента, начал сильно трясти его за плечи, пытаясь разбудить, но все напрасно.
 
Видимо устав от такой сильной физической нагрузки, глава оборонного ведомства вытер со лба обильный пот: жарища стояла неимоверная, стекла были выбиты и кондиционер работал вхолостую. Его взгляд остановился на недопитой Морисом бутылке виски. «Спринг-бэнк» воздействовал на знающих людей лучше любого мага. Министр обороны уселся за стол, налил себе полный стакан, залпом выпил – и… тоже отключился!
 
О том, что он серьезно «заливал за воротник», мы знали давно, даже привезли для него из России несколько ящиков отличной водки. То, что он приходил к нам принимать работу «подшофе», тоже догадывались, но то, что он находился на грани, для меня было полной неожиданностью.
 
Картина была курьезная. Два высших руководителя страны – в полном «невменозе», я, иностранный гражданин, с ними в особо «приватной» комнате Президента страны, а за окном рвутся снаряды. А это же африканская страна!
Вбежал адъютант Президента. Увидев, что Президент и министр обороны лежат в креслах, с ужасом спросил:
 
– Что с ними?
 
У меня была только одна мысль: как бы оттуда смотаться. Руководители страны сидят, как неживые. А вдруг у них от такой жары и влажности сердце отказало? Еще посадят, а потом будут разбираться. Тюрьмы в африканских странах, как мне рассказывали, не для белых…
 
В критических ситуациях иногда рождаются совершенно неординарные мысли. Может быть включается подкорка мозга, отвечающая за безопасность человека.
 
– Не видишь что-ли? Президент и министр обороны устали и отдыхают. А мне поручили оборону дворца!
 
Я вошел в кабинет Президента и вынул из штатива президентский штандарт. Глаза у адъютанта округлились от испуга, но он не мог произнести ни слова. Он видел накрытый стол с выпивкой, да и знал, что мы работаем с министром обороны.
 
У меня было единственное желание: поскорее любыми путями выйти из дворца и добраться до российского посольства. Может быть, я смогу переждать там восстание…
 
Заметив растерянность на лице адъютанта, я взял знамя и с криком «За мной!» выбежал из кабинета Президента. Увидев меня со штандартом президента, и адъютанта Президента, кричащего что-то на своем языке, многочисленная охрана Президента ринулась за мной к выходу из дворца. По дороге к нам присоединялись служащие аппарата Президента и посетители. Я бежал впереди, не зная, куда нужно бежать, лишь бы подальше от апартаментов Президента.
 
Вот такой кричащей толпой мы и выскочили из дверей президентского дворца. Потом, уже просматривая документальный фильм об этих событиях, я увидел себя, героически выбегающего из дворца с президентским штандартом в руках. За мной бежала толпа вооруженных людей. Со стороны это выглядело очень лихо!
 
Дальнейшие события выглядели менее героически. Я споткнулся и вместе со штандартом упал на тротуар. Толпа пронеслась надо мной, повредив мне ногу, и куда-то умчалась, захватив заодно и президентский штандарт. Еле ковыляя, я добрался до оказавшейся рядом машины и поехал в гостиницу, где мы проживали. Так как я не знал адрес нашего посольства, а водитель не понимал английский язык, я ему показал карточку гостиницы, где была изображена карта с указанием места ее расположения, и он довез меня до нее.
 
В гостинице мне рассказали, что произошло народное восстание против действующего Президента. Причиной восстания был голод в стране. Оказалось, что продовольственные запасы, поставленные ООН, были кем-то разворованы. Это и вызвало волну возмущения в народе. Во главе повстанцев стоял лидер либеральной партии Н.
 
Спустя две недели между враждующими сторонами было заключено перемирие. В честь такого знаменательного события организовали грандиозное народное гуляние, а для элит правящей и оппозиционной партии – великолепный банкет с песнями и танцами в исполнении местных артистов. На этот банкет пригласили и меня. Как-то получилось, что я оказался недалеко от Президента Мориса Ф., мирно беседующего с лидером либеральной партии Н. Выяснилось, что они были двоюродными братьями, и Президент довольно сердито отчитывал лидера либералов за то, что орудия стреляли по дворцу. Теперь нужно доставать деньги, чтобы отремонтировать его. Оправдываясь, лидер либеральной партии отвечал, что накануне сильно «перебрал» и сам удивился, где повстанцы раздобыли снаряды…
 
Я понял, что все эти народные восстания – просто фикция, нужная чтобы выпустить «пар» из народа, возмущенного тем, что руководители государства и партийные вожди бессовестно разворовывают гуманитарную помощь ООН, а заодно и свой бедный бюджет.
 
*Автор не несет ответственности за случайные совпадения или сходство вымышленных событий и персонажей рассказа с реальными случаями, лицами, организациями и странами. Автор также не несет ответственности за любые мысли, пришедшие в Вашу голову при просмотре данной публикации.

просмотров: 27596



Комментарии пользователей

  • Да... :)
    15

    Настоящий новогодняя комедия :))))) Давно так не ржал! Очень смешно!!

    10 января 2014 в 10:16 Ответить
  • Вася
    -3

    Буквально сегодня попалось на глаза сообщение, что в Эквадоре на выборах 24 февраля впервые будет применяться российская электронная система голосования. Эта же система будет работать и на скорых муниципальных выборах губернаторов и мэров во время единого дня голосования. О чем это говорит? На смену прогнившей пиндосской демократии мир переходит на российские стандарты!

    10 января 2014 в 10:31 Ответить
  • bill
    7

    Скорее «драматургия» в стиле Салтыкова-Щедрина

    10 января 2014 в 10:43 Ответить
  • Вопросик
    0

    Куда охрана смотрела?! Обычно запуская людей в кабинет к президенту с ними рядом всегда находится один из телохранителей первого лица!

    10 января 2014 в 10:48 Ответить
  • Гость
    5

    Да-а-а, это что-то! )

    10 января 2014 в 11:00 Ответить
  • Вот это действительно смешно...
    2

    В Украiне лидеры оппозиция такие же клоуны, как в рассказе Клепова

    10 января 2014 в 11:09 Ответить
  • Джимбаркульгуль
    10

    В Кыргызия лидеры оппозиция такое же клоуны как в вашем посте. Научитесь сначала грамотно писать по-русски , а потом осуждайте уважаемых людей.

    10 января 2014 в 11:15 Ответить
  • Сноудэн
    1

    Никогда я не доверял западным системам защиты информации!

    10 января 2014 в 11:27 Ответить
  • ого-го
    0

    Оруэлл в свое время пародировал Советский Союз, а описал будущее своей страны. Воистину не рой яму другому.

    10 января 2014 в 11:33 Ответить
  • Gatarov
    3

    "Кибербезопасность признается одним из ключевых приоритетов многими государствами. Пристальное внимание к кибер-угрозам прежде всего объясняется ростом зависимости всей жизненно важной инфраструктуры от информационных технологий, вследствие чего последствия кибератак могут быть катастрофическими"

    10 января 2014 в 11:34 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация