Домашний арест в едином учебнике истории

Евтушенкова жалко, но не по причине домашнего ареста, а из-за халатного отношения к науке правоведение. Плох не сам домашний арест, он как раз, в качестве альтернативной меры пресечения, очень даже хорош, и показывает что наша правоохранительная и судебная системы за десятилетие сделали пару уверенных мужских шагов вперед. Михаил Ходорковский в сонном 2003 году о таких процессуальных условиях мог только мечтать.

Конечно, любое ограничение свободы столь значительного бизнес лица прискорбно, но главная проблема и вопрос все же заключается не в том, насколько комфортно Владимиру Петровичу будет провести некоторое время в его же собственном имении под Москвой, а в том, что один из самых известных и осторожных бизнесменов в России умудрился оказался в весьма щекотливой правовой ситуации, которая не случилась бы, если бы наш влиятельный и очень большой бизнес при осуществлении крупных сделок спокойно и грамотно просчитывал все юридические риски. Особенно внимательно отсматривая уголовно правовую сторону обычных гражданско-правовых сделок.

Дело Евтушенкова это еще один прецедент того, что персоны его уровня нередко смотрят на закон свысока, не считая что у людей с такими связями и возможностями вообще могут быть скучные сугубо юридические проблемы.

Разумеется никакой политики в этом деле нет, а сам Владимир Евтушенков никогда не обнаруживал тяги к политическим проектам, тем более оппозиционного толка.

Налицо именно комплекс правовых проблем и, как мне представляется, важная задача друзей, соратников и сподвижников бизнесмена на сегодня корректно и быстро урегулировать ситуацию именно в юридическом поле, чтобы под домашний или, не дай бог, под какой-нибудь еще арест не попали новые люди тоже связанные с мега-сделкой "системы Башнефть" .

А коллеге Шохину из РСПП и другим стоит понять, что сейчас требуются не общественно-политические демарши типа всевозможных открытых писем, обращений и челобитных, а предметная юридическая работа и соответствующего профиля специалисты.

Причем, я рекомендовал бы сосредотачиваться на внутреннем уголовно-правовом анализе всех значимых гражданско-правовых и корпоративных сделок.

И если в итоге после всех передряг сделка по приобретению Башнефти будет признана судебной властью законной то это станет важнейшим прецедентом защиты и гарантий прав собственности в современной России, а бизнесмен Евтушенков войдет в единый учебник истории России совсем в другом качестве.

просмотров: 2282



Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Мне 36 лет. В графе должность пишу "сенатор". Хоть все и говорят, что сенаторов у нас нет и слово это заграничное и неправильное. До этого был просто юристом, правда, закончившим пресловутый питерский юрфак. Родился в Питере, который тогда был еще глубоким Ленинградом, а до перестройки было целых 11 лет. В 85-м году, когда умер Черненко и на вахту заступил Горбачев, я спросил у отца-милиционера: "Папа, а он тоже через два года умрет?" Тот посмотрел на меня и ответил: "Нет, сынок, этот молодой, еще поработает". 
Поработал он недолго. Через шесть лет, отдыхая в Судаке и наблюдая на море за маленькими пограничными корабликами, а по черно-белому телевизору на улице за московским балетом, я вспоминал этот разговор с отцом и думал о президенте, о том, как ему сейчас работается через 160 километров, в Форосе.
Потом время поскакало. И сейчас, набирая этот текст на айпеде для своего блога в МК, я вспоминаю своих друзей-журналистов с питерской Фонтанки и их слова: "Прекрати употреблять это слово-паразит "пресловутый", тем более что питерский юрфак уже не пресловутый, а самодостаточное определение политического явления, к которому ты невольно имеешь отношение".