Эротика загнивающего империализма...

К середине семидесятых годов Л.И. Брежнев был уже серьезно болен. Он полностью подавил всех возможных партийных конкурентов и углубился в борьбу со своей болезнью, предоставив управление страной двадцати отделам ЦК КПСС, которые фактически руководили всей жизнью огромной страны. С начала семидесятых годов в СССР резко вырос дефицит как промышленных, так и продовольственных товаров.

Начался стремительный рост количества различных специальных распределителей дефицитных товаров и продуктов питания, спецмагазинов, спецбуфетов, спецшкол, спецяслей, спецпайков, спецбольниц, спецларьков для делегатов партийных, комсомольских и профсоюзных съездов и конференций. Общество разделялось на «элиту», которой все положено и можно жить вне закона, и других, которые должны соответствовать строгой морали и законам коммунистического общества, причем количество этих «спецлюдей» было незначительным по сравнению со всем населением СССР, и они обязательно являлись членами партии или комсомола.

Периодически этот дефицит продавали в продовольственных заказах заслуженным работникам производства или участникам ВОВ и Октябрьской революции к государственным праздникам. Купить его как-либо иначе - в магазинах - было невозможно. Надо было переплачивать «нужным людям», чтобы его достать.

«Цеховики» и бандиты  активно объединяются в группировки, чтобы совместно влиять на политических лидеров страны и вынуждать их прикрывать преступную теневую деятельность…

***

Дело было в конце семидесятых годов. На столе зазвенел телефон. Сергей Лысков, двадцатипятилетний молодой человек, который недавно закончил радиотехнический институт и был распределен в Главное управление крупного министерства СССР, поднял трубку.

-Товарищ Лысков, зайдите ко мне срочно, – сказал командный голос в трубке, и сразу зазвучали сигналы отбоя.

Несмотря на то, что Сергей работал в отделе не так давно, он уже знал о грозном нраве своего начальника отдела Валерия Константиновича Пелипенко. То, что ему позвонил он сам, для Сергея было полной неожиданностью. Сергей занимал в отделе небольшую должность инженера, и над ним было много начальников, от руководителя группы и выше, которые обычно ходили на доклад к начальнику отдела.

Спускаясь с девятого этажа по лестнице вниз на третий, где сидел начальник отдела, Сергей ломал голову, что он такое натворил, из-за чего его так срочно вызывают к начальнику отдела.

...Робко постучав и услышав строгое «Входите», Сергей вошел в кабинет Пелипенко.

Валерий Константинович, сухощавый мужчина пятидесяти двух лет с крупными залысинами, сидел за письменным столом, покрытым зеленым сукном.

– Присаживайтесь, товарищ Лысков, – он указал рукой на стул рядом с его Т-образным столом.

– Из парткома пришла разнарядка, на сотрудника нашего отдела, который должен быть направлен в ведомственный пионерский лагерь на время летних каникул..."

После первых слов начальника, у Сергея сразу стало легче на душе...

– Дело это ответственное, продолжал Пелипенко и я выбрал Вас по следующим причинам. Вы холостой, жена не будет возражать, что на три месяца уедете в командировку. Другие сотрудники отдела разъезжаются в это время на ответственные объекты советской промышленности. У вас же пока недостаточно опыта для таких командировок, а опытных сотрудников позарез не хватает. Вы, как инженер, будете выполнять в пионерлагере функции киномеханика и радиста. Еще в парткоме сказали, что в лагере есть проблемы с местной телефонной станцией: ее надо отремонтировать. Более подробно Вас проинструктирует Кулик Иван Петрович, начальник пионерского лагеря. Общий сбор всех, кто будет работать в лагере, послезавтра. Вот телефон товарища, ответственного за организацию подготовки к заезду. Он все объяснит более подробно. А это – направление на прохождение медицинской комиссии. Да, еще, чуть не забыл. Инструменты и материалы, которые будут необходимы для работы, возьмете на складе. Я подпишу заявку на их получение. Вопросы есть? – сказал он тоном, не терпящим возражений.

– Да, – робко ответил Сергей. – Понимаете, я никогда не ремонтировал автоматические телефонные станции и не работал киномехаником!

– Но Вы служили в войсках связи и закончили радиотехнический институт! Чему вас там обучали? Разберетесь на месте! – резко возразил Пелипенко.

Сергей понял, что все возражения будут бесполезны.

– А как насчет спирта? – спросил Сергей.

Из опыта отца, который часто бывал в командировках на различных предприятиях электронной промышленности СССР, Сергей знал, что без спирта никакой вопрос нельзя решить. (Чистый спирт, предназначенный для протирки электрических контактов микро-ЭВМ и разбавленный водой по весу в соответствии с методикой Д. Менделеева, превосходил по своему качеству самую известную в мире водку «Столичная» в ее экспортном варианте. Из одного литра такого спирта можно было получить три пол-литровые бутылки хорошей водки.) Этот вопрос явно насторожил начальника.

– Я в отделе обслуживаю две микро-ЭВМ «Электроника-60» (стойки высотой 2,20 метра), три фотосчитывателя, четыре перфоратора, пишущую машинку «Консул» с параллельным интерфейсом и два АЦПУ (алфавитно-цифровые печатающие устройства). По нормам расхода на их обслуживание полагается три литра спирта в месяц, а в лагере надо обслуживать целую автоматическую телефонную станцию и еще множество электронной техники.

Вопрос явно озадачил начальника отдела. Сергей знал, что Валерий Константинович закончил исторический институт и к технике относится относился с большой настороженностью, но все утвержденные нормы использования различных материалов для обслуживания вычислительной техники он всегда выполнял скрупулезно.

– Сколько спирта по нормам Вам надо?

– Не менее семи литров в месяц, – не моргнув глазом, соврал Сергей.

Валерий Константинович посмотрел на молодого инженера пронизывающим взглядом, старясь понять, врет он или нет. Видимо, спокойное лицо Сергея внушало доверие. Пелипенко взял с маленького стола, который стоял около него, один из многочисленных телефонов и снял трубку прямой связи с начальником управления Михаилом Алексеевичем Сорокиным.

– Извините за беспокойство, Михаил Алексеевич, надо решить срочный вопрос и доложить в партком.

Сергей понял: упоминание парткома заставило начальника управления отложить свои важные дела. Валерий Константинович кратко рассказал ему о спирте для пионерского лагеря. Через минуту он повесил трубку.

– Так вот, утвердили пять литров в месяц, но потребовали подробный отчет о его использовании. Зайдешь к моему заму Волкову, он подпишет у начальника управления заявку на пять литров спирта.

Сергей понял, что надо уходить, и стал подниматься со стула, но Валерий Константинович остановил его жестом.

– И последнее, – строго сказал он – в пионерский лагерь тебя направляет наш партком. Там будут работать вожатыми студентки из педагогического института, девушки молодые, неопытные и, главное, доверчивые. Смотри, не натвори чего-нибудь с ними! Я лично буду звонить начальнику пионерского лагеря и узнавать о твоем поведении. Все понятно? – завершил свое напутствие начальник отдела.

– Конечно.

Сергей понял, что с этого момента попал под особый контроль Валерия Константиновича.

***

На общем собрании присутствовал весь обслуживающий персонал лагеря и пионервожатые. Собрание продолжалось четыре часа. Выступавшие говорили о не решенных в прошлом году проблемах в пионерском лагере и о том, что их надо обязательно решить в этом году. начальник лагеря Иван Петрович Кулик прочитал целую лекцию о важности воспитания пионеров в духе преданности идеям Коммунистической партии СССР и заверил присутствующих, что прилагает огромные усилия, для ликвидации прошлогодних недостатки в работе. А в качестве главного примера того, что ситуация уже начала изменяться он кивнул на Сергея Лыскова..

И вот теперь, благодаря личной помощи Павла Петровича Логунова, секретаря парткома министерства, в лагерь направлен опытнейший специалист из технического управления. Он восстановит работу местной АТС и в каждом помещении будет работать телефон.

С этими словами он уперся взглядом в спасителя. От того что Сергея назвали опытнейшим специалистом по АТС он даже привстал, но моментально сел на место, усиленно осмысливая только что услышанное. Оказывается, теперь он должен оправдать доверие самого первого секретаря парткома министерства!

***

В ведомственном пионерском лагере царила железная дисциплина. Постоянно приезжали проверяющие из парткома и комитета ВЛКСМ министерства.

Жили пионервожатые вместе с пионерами в отдельных домиках. А обслуживающий персонал, кухарки, электрики, руководители кружков, физруки размещались в отдельных небольших домиках обычно по двое в каждой комнате.

В этом отношении Сергею повезло. Во-первых, в его полном распоряжении был маленький дом с большой подсобкой. Он стоял на краю танцплощадки. В домике было много всякой аппаратуры для танцев: магнитофоны, проигрыватели, усилители, колонки, светомузыка. Во-вторых, в клубе пионерского лагеря у него была целая кинобудка с подсобным помещением, где были установлены два кинопроектора. А в-третьих – две комнаты с АТС.

Кроме того Сергею приписали двух помощников. Двадцатисемилетнего Михаила, высокого тихого парня с добродушным и задумчивым лицом. Задумчивость на него видимо навевала учеба в МГИМО, очень хорошее владение тремя иностранными языками и абсолютное непонимание в технике. Второй помощник, семнадцатилетний Ваня, только что окончил школу. Он был сыном начальника управления, и по просьбе отца его направили на работу в пионерский лагерь.

Сергей жил в одной комнате с Михаилом, а Ваня - вместе с художником-оформителем.

Когда молодой инженер впервые осмотрел свое «электронное хозяйство», удивлению его не было предела. Создавалось впечатление, что этими приборами никто никогда не пользовался: киноаппараты нещадно жевали рулоны ленты, потому что у направляющих валиков были сломаны несколько зубцов. Ржавые реле древней АТС даже не пытались переключаться, когда к ним подводили напряжение. Электрических схем ее разводки и подключения нигде не было. Усилители не работали. Непонятно, как он должен обеспечивать громкоговорящую связь и музыку на всей территории лагеря. А времени было совсем немного. Обслуживающий персонал прибывал за неделю до заезда отдыхающих.

Как всегда в те годы, выручал чистый спирт, предназначенный для протирки контактов ЭВМ. По своему экономическому воздействию на людей такой спирт намного превосходил сегодняшние тысячи долларов или евро. У Сергея было целых пять литров великолепного спирта и гарантированная возможность в последующие два месяца получить еще десять!

Сергей за три дня сумел починить усилители, магнитофоны, проигрыватели, а Михаил с Ваней развесили часть «колокольчиков» на деревьях лагеря и главное установили их около пионерской линейки. Один день заняли переговоры с киномеханиками района, которые привозили фильмы в пионерский лагерь. Еще один день ушел на ремонт киноаппаратов. За три литра спирта были заменены их основные детали и лампы, а также была достигнута дружеская договоренность о том, что за литр спирта самые последние фильмы, поступающие в кинопрокат района, будут сначала привозить в пионерский лагерь, минуя санаторий ЦК КПСС.

Так и продолжалась электронизация пионерского лагеря, но с местной АТС были, конечно, слишком большие проблемы. Как Сергей ни пытался, она упорно не хотела работать. Для полной телефонизации пионерского лагеря спирта явно не хватало. Деликатные переговоры с начальником городского телефонного узла, расположенного недалеко от лагеря, показали, что стоимость замены основных деталей АТС – не меньше двадцати литров спирта. В наличии оставалось всего десять! Надо было как-то кардинально решать проблему.

Выбрав подходящий момент, когда вновь отказал один из громкоговорителей-«колокольчиков», висящих на деревьях, и начальнику пришлось сильно кричать, чтобы все его услышали, Сергей подошел к Ивану Петровичу.

Выслушав подчиненного Иван Петрович был изумлен, что переоснащение пионерского лагеря идет за счет спирта и для решения проблемы не хватает, аж десяти литров! Это была проблема!

Наличных денег ему в месткоме давали совсем мало. Несколько бутылок водки он конечно же мог купить, но все больше расходовал их на угощение именитых гостей. А своя зарплата была небольшая. Для лагеря надо было все покупать по безналичному расчету, чтобы учет был правильный, когда КРУ (контрольно ревизионное управление) министерства будет проверять финансовую деятельность. Иван Петрович задумался– А по каким нормам тебе выдавали спирт?

Сергей ответил, что по утвержденным нормам для обслуживания микро-ЭВМ и периферийной к ней технике.

– Так у нас же автоматическая телефонная станция, да еще пятидесятых годов! Там нормы точно должны быть другие, спохватился начальник. Я несколько лет работал на телефонной станции. Помню, сколько литров спирта привозили на профилактику. Часто никого не могли найти после этого...

Давай я напишу письмо секретарю парткома министерства, мол, техническое управление ошибочно подсчитало нормы расхода спирта на обслуживание созданной еще в пятидесятые годы АТС и выделило норму спирта, необходимую для обслуживания микро-ЭВМ, а не АТС. Ведь, микро-ЭВМ на балансе пионерского лагеря не числится. А из-за недостатка спирта АТС не может правильно эксплуатироваться... Ну, можно еще добавить, сказал начальник, что неисправность АТС создает большую угрозу для жизни проживающих в пионерском лагере детей в случае возникновения экстренных ситуаций: внезапной болезни ребенка, пожара, стихийных бедствий...

Так и поступили. На следующий день письмо было готово и отправлено по инстанциям.

***

Через неделю к пионерскому лагерю «Заря коммунизма» подъехала черная «Волга». Из нее вышел секретарь комитета ВЛКСМ Главного управления, где работал Сергей. Он нашел своего сотрудника и сообщил:

– Быстро собирайся. Срочно вызывает начальник главка Николай Николаевич Левков. Заедем к тебе домой, переоденешься – и к нему на прием.

– А что случилось?

– Сам не знаю. Позвонил секретарь парткома главка и велел тебя немедленно привезти.

Через два часа Сергей был у своего начальника отдела, Пелипенко. Тот сухо поздоровался с Сергеем и позвонил по телефону Михаилу Алексеевичу:

– Лысков прибыл.

После чего вместе с Сергеем они поднялись на четвертый этаж к начальнику управления. Тот, оглядев вошедших, снял телефонную трубку и доложил вышестоящему начальнику:

– Николай Николаевич, Пелипенко с Лысковым прибыли.

Потосле чего, все втроем спустились на этаж ниже и вошли в обширный кабинет начальника главка.

Николай Николаевич вышел из-за стола, молча пожал руку каждому и жестом пригласил садиться за огромный стол для заседаний. Николай Николаевич хмуро оглядел присутствующих.

– Звонил министр. Сказал, что мы своей бестолковостью поставили под угрозу жизнь детей в пионерском лагере «Заря коммунизма». Секретарь парткома министерства лично был там, все дотошно обследовал и доложил об этом министру. Как это понимать? – повысив голос, спросил Николай Николаевич. – Кто из вас был в пионерском лагере «Заря коммунизма», не считая Лыскова?

В кабинете наступило гробовое молчание.

– Ясно, – сам себе ответил Николай Николаевич. – Все собираетесь в командировки за границу, вещи паковать не успеваете! А мне из-за вас министр пистоны вставляет. Ну ладно, сам разберусь! Почему вы поставили недостаточное количество спирта для нормальной работы АТС? Из-за этого она перестала работать?! Лысков, докладывайте.

Сергей хотел встать, но Николай Николаевич жестом остановил его.

– АТС и не работала. Она слишком старая, сделана в пятидесятых годах. Реле залипают.

– Спиртом протирать пробовали? – со знанием дела поинтересовался Николай Николаевич.

– Да втроем трем, но спирт кончился, слишком окислились контакты, – ответил Сергей.

– Почему об этом знает секретарь парткома министерства, а вы сидите, сложа руки? – грозно спросил Николай Николаевич у начальника управления и Пелипенко.

Те понуро склонили головы, явно не понимая, откуда секретарь парткома министерства знал такие тонкие детали.

– По каким нормам выдавали спирт? – вновь спросил Николай Николаевич.

Начальник управления посмотрел на Пелипенко. Тот, побледнев, сказал:

– По нормам для микро-ЭВМ «Электроника-60», которая работает в нашем отделе.

– Все понятно. Сейчас разберемся по существу, а потом отпустим Лыскова и серьезно поговорим. Давайте, Лысков, докладывайте, что там нужно, чтобы быстро все заработало.

– 20 литров спирта дополнительно к утвержденным, – кратко доложил Сергей.

Николай Николаевич внимательно посмотрел на Лыскова и обратился к присутствующим:

– Так вот, приказываю выделить пятьдесят литров спирта под ответственность Лыскова и направить в пионерский лагерь трех квалифицированных инженеров. Неисправность АТС устранить за три дня. Ответственность за работу возлагаю на Сорокина. Лично проверите и доложите мне, что все в порядке. Я потом сам туда съезжу, посмотрю. Лысков, можете идти, а вы оставайтесь, – мрачно сказал начальник главка.

***

Через три дня с помощью технических специалистов из главка и начальника телефонной станции соседнего городка старая АТС была практически полностью заменена на более современную. Телефонную связь в лагере восстановили. Теперь в каждом корпусе, где жили пионеры, и в административных зданиях работал телефон. Начальник управления Сорокин приезжал проверять ее работу. Похвалил Лыскова за инициативную работу и обещал выписать премию. Но как всегда, положительные моменты в жизни чередуются с отрицательными.

Из Москвы стало приезжать много проверяющих поэтому и без того строгая дисциплина в лагере еще более ужесточилась. Первыми заворчали пионервожатые. Мало того, что они проводят целый день с пионерами, так еще вечером и ночью им нельзя было никуда отлучиться из своих корпусов.

За этим строго следила старшая пионервожатая Маруся Щеглова, костлявая, с тонким пучком рыжих волос высокая девушка из комитета ВЛКСМ министерства. Ей было 25 лет, но из-за манеры одеваться, сутулости и необычной бледности она выглядела намного старше. Кажется, она решила посвятить всю свою жизнь партийной работе и идее воспитания из детей пламенных революционеров.

 

Окончание следует...

 

*Все события и персонажи рассказа вымышлены. Автор не несет ответственность за случайные совпадения с реально существующими людьми, организациями.

просмотров: 13881



Комментарии пользователей