HomoМаузер

Когда в «тихой гавани» происходит что-нибудь чрезвычайное, жуткое – авария на электростанции, взрыв на шахте, теракт в метро…
Когда обнаруживается, что очередной нацпроект ушел под воду, а деньги исчезли…
Когда сходит с рельс скоростной поезд, а «булава» не взлетает…
Когда на головы "рассерженным горожанам" падают кирпичи с аварийных домов, а из-под асфальта струей бьет кипяток…
Тогда он затихает. Присматривается и принюхивается, ждет реакции: побьют или не побьют.
Но не бьют. Боятся или жалеют, но, скорее всего, люди заражены равнодушием. Им все равно.
А раз все равно, то он оживает. И начинает свою излюбленную игру – поиск виновных.
Виновные находятся быстро. Виновные объявляются прежде, чем виновность их доказали. Почему так? Это ведь незаконно.
А потому что главный виновник – он. Имя ему – HomoМаузер.
В минуты общей опасности он всегда остается в тени, в стороне, за спасительной скобкой. Зато, если все рассасывается, он берется рулить процессом расследования.
Мы все, ну почти все, знаем его. Если не его лично, то его методы и повадки. Он пришел к нам из той самой эпохи становления так называемой социалистической экономики.
Это он – откормленный, самоуверенный и тупой – стоял с вороненым маузером в кулаке над каждым ученым, инженером, рабочим, крестьянином, посудомойкой, редактором и режиссером.
Это ему принадлежат бессмертные фразы:
– Как не может работать? Ты что, самый умный здесь, контра?
– Родину, значит, не любишь?
– Кому говорю, жми на кнопку! Людям до зарезу свет нужен!
– Жми, не то в расход пущу!
Таким вот орущим, диким безумцем он запомнился нам по фильмам и хроникам.
Он не ложился телом на амбразуры, не мерз во льдах, не работал киркой. Мозг его не обременяли расчеты. Скорее всего, он и галифе сам погладить не мог.
Он только орал и размахивал маузером.
Некоторым из нас показалось, что это инородное тело, этот голем, этот рудимент, наконец, отвалился и умер, исчез, как положено исчезать динозаврам.
Но он обманул нас. Пока мы, наслаждаясь свободой, жевали попкорн и смотрели блокбастер, он перелез через белый полотняный экран кинозала и зашагал по головам сограждан из светлого прошлого в светлое будущее, сменив по пути грубую гимнастерку на шерстяной французский костюм, а маузер – на элегантную телефонную трубку.
Его речь стала витиеватей, животный бас сменился тенорком, кровавый след – нефтяной лужицей, но суть его от этого не изменилась.
– Кому говорю, жми на кнопку, не то в расход! – таков по-прежнему смысл его слов.
И пока за рулем HomoМаузер, все наши неприятности будут повторяться снова и снова…
 

просмотров: 1730



Комментарии пользователей

  • В. белом халате
    0

    По вашему, эта эпидемия касается только членов профсоюза? Нет, батенька, она касается всего населения.

    10 апреля 2012 в 15:08 Ответить
  • Геради
    1

    Всего да не всего,не нужно обобщать....

    10 апреля 2012 в 20:14 Ответить
  • Тупой
    0

    Я что-то ничего не понял. О чём это? Здорово, но непонятно.

    11 апреля 2012 в 13:24 Ответить
  • Наркоман Павлик
    0

    ... посмотрев очередную серию "валера. теперь твой выход" нашел в холодильнике псилобициновую заначку ещё с прошлой осени.. подумал полчаса и адаптировал сценарий для широкой аудитории. приобщил так сказать массы в тренд: "Виталик, тьфу ты валера, теперь...". и как Сорокин в пустоте, сделал его мастером, тьфу маузером

    11 апреля 2012 в 14:54 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Петербуржский прозаик и публицист. Рассказы, очерки и статьи автора опубликованы в печатных и электронных СМИ, в частности таких как «Мой район», «Час пик» (г. Санкт-Петербург); «Эхо Москвы»; «Королевская панорама», «Одинцово-Инфо» (Московская обл.); еженедельник «Обзор» (Чикаго, США), «Наша Канада» и др.

В 2010 г. в журнале «Сибирские огни» (г. Новосибирск) опубликован роман «Время воды», в журнале «Edita-club» (Германия) – роман «Наночеловек. Политические технологии сновидения».

Отдельной книгой в Петербурге издан роман «Обратное уравнение».