Контроль над сознанием человека: статисты в роли Бога. Часть 3. Сколько стоит бесплатный доступ к личной жизни?

Бесплатный Интернет - ловушка мыслей человека?

В начале публикации я привел пример пророческого голливудского боевика «Kingsman: Секретная служба», в котором продемонстрировано, как супер-миллиардер раздал по всему миру сим-карты для смартфонов с бесплатными телефонными разговорами и выходом в Интернет. А потом, используя специальные звуковые закладки в этих сим-картах в своих интересах, смог управлять поведением миллионов пользователей глобальной мобильной сети.

Вам это ничего не напоминает? Бесплатные мессенджеры Viber, Skype, Facebook, Google, бесплатные поисковики, бесплатные операционные системы, обеспечивающие общение, развлечение и даже работу в Интернет, установлены сегодня на миллиардах телефонов, планшетов и компьютеров по всей планете.

Совокупные ежемесячные расходы на внедрение и поддержку таких продуктов по всему миру оцениваются в сотни миллионов и даже миллиарды долларов. Как же их создатели и владельцы умудряются не только окупать такие беспрецедентные расходы, но еще и получать гигантскую прибыль?! Каким образом ничем не ограниченная свобода виртуального общения через Интернет конвертируется в миллиарды вполне реальных долларов?

Не секрет, что в бесплатных программных продуктах существуют скрытые от пользователей дополнительные функции, позволяющие окупать расходы на их создание и извлекать материальную прибыль.

Например, когда мы делаем запросы в бесплатном поисковом сервисе, через какое-то время нам начинают показывать рекламу с предложениями продуктов и услуг, соответствующих предыдущим запросам

Другими словами, благодаря скрытым функциям, программа фиксирует и анализирует наши действия, а затем формирует для нас коммерческие предложения, полученные владельцами интернет-сервисов от рекламодателей.

В данном случае конвертируемой валютой выступает личная информация человека, совершенно бесплатно достающаяся софтверным гигантам.

На этом примере становится понятным, что у владельцев бесплатных программ не существует каких-либо особых технологических проблем и для анализа нашей личной информации в социальных сетях, СМС-общении и даже аудиопоиске ключевых слов в разговорах через бесплатные мессенджеры.

Заказы же на скрытое формирование потребительского спроса в Интернет может подать кто-угодно, были бы деньги.

И здесь возникает вполне закономерный вопрос – если коммерческие компании свободно работают над изменением нашего сознания и формированием потребительского вкуса с помощью скрытых технологий Интернета и мобильной связи, то не могут ли и спецслужбы действовать подобным образом?

Вопрос может показаться риторическим, если мы посмотрим на многомиллиардные суммы, которые тратятся сегодня некоторыми странами на сбор через Интернет и сети операторов мобильной связи личной информации о миллиардах граждан по всему миру.

Судя опубликованным в СМИ секретным документам Эдварда Сноудена, спецслужбы всего мира, в соответствии с заданием своих правительств, выполняют подобные операции в целях разведки и контроля за политической ситуацией в других странах.

И тем не менее, чем оправдывается интерес спецслужб к таким супердорогостоящим программам?

Как мы уже разобрались, в коммерческом секторе прибыль из личной информации извлекается за счет точечной, контекстной рекламы, привязанной к условиям конкретных стран и регионов. А в чем же выгода правительственных структур, какой интерес может представлять личная информация, например, китайского дворника из Шанхая, для правительства другой страны?

Вот здесь мы подойдем к очень интересной теме, дающей нам понимание работы этого дорогостоящего механизма внешнего воздействия на психологию масс. Ученые окрестили ее теорией «разбитых окон». Она была сформулирована в 1982 году американскими социологами Джеймсом Уилсоном и Джорджем Келлингом.

Согласно данной теории, если кто-то разбил стекло в доме, и никто не вставил новое, то вскоре ни одного целого окна в этом доме не останется.

Иными словами, явные признаки беспорядка и несоблюдения людьми принятых норм поведения провоцируют окружающих тоже забыть о правилах. В результате возникающей цепной реакции «приличный» городской район может быстро превратиться в клоаку, где людям страшно выходить на улицу.

Эта теория получила признание после того, как на практике была продемонстрирована в середине 80-х годов прошлого века в Нью-Йорке.

Местный метрополитен потрясала жуткая преступность. Хулиганы уродовали технику, ломали турникеты, расписывали граффити стены и окна составов, нападали на пассажиров. В 1985 году директором городского метрополитена стал Дэвид Ганн. И с чего же начал свою деятельность новый директор? Он повел беспощадную борьбу с граффити и безбилетниками.

Дэвид Ганн приказал приводить вагоны в порядок. Каждый вагон и каждый день. В конце маршрутов были установлены специальные пункты. Как только туда приходил раскрашенный рисунками и исцарапанный вагон, все тут же смывалось, а царапины закрашивались. Поезда становились все чище и лучше. Прошло совсем немного времени, и случаи вандализма уже можно было пересчитать по пальцам. Они стали чрезвычайно редкими.

В 1993 году жители города избрали нового мэра. Им стал Рудольф Джулиани. Теория разбитых окон привлекла его своей простотой и эффективностью. На улицах начали хватать тех, кто вел себя непристойно в общественных местах: буянил и ругался, бросал на землю окурки, разбивал пустые бутылки, рисовал на стенах, клянчил у прохожих деньги. Если же человек мочился на улице, то его тут же сажали в тюрьму.

Результат не заставил себя долго ждать. В городе начался рез-кий спад преступности. Искореняя мелкие проступки, полиция, тем самым, наносила удар по серьезным правонарушениям, убийствам и ограблениям. Была разорвана связь между причиной и следствием. А результатом стало то, что Нью-Йорк в XXI веке стал самым безопасным и благополучным городом США.

А теперь давайте перенесем теорию «разбитых окон» в Интернет. Здесь мы имеем дело с тем же самым обществом, что и в реальной жизни. Это те же самые люди, с той же самой психологией. События, происходящее и в реальности и в Интернете, они оценивают совершенно одинаково.

И если мы будем загрязнять Интернет, «расписывая» его граффити, насаждая культ насилия и всеобщую сексуальную распущенность, с помощью ложной информации создавать в сети атмосферу хаоса, то очень скоро хаос охватит умы и действия пользователей, вырвавшись из виртуального пространства на улицы тех стран и городов, где они живут.

И, наоборот, через интернет-информацию возможно навести порядок в умах и поступках людей, если очистить ее от негатива, заменяя позитивом.

Таким образом с помощью компьютерной математической модели общества, основанной на статистике и анализе потребностей конкретных людей, их эмоций, вкусов, увлечений, возможно моделировать любую нужную ситуацию: от хаоса, до безмятежности.

Личная информация граждан, собранная по всему миру в Интернете и в мобильных сетях, и превращенная затем в цифры, может точно показать эмоциональное состояние той или иной нации, или даже более того, людей одной религии, живущих в разных странах.

Вся история нашей цивилизации строилась и строится на межнациональных и религиозных конфликтах. Построив на суперкомпьютерах математическую модель эмоций той или иной нации или религии, можно без всякого оружия, используя лишь средства массовой информации, разжигать или наоборот гасить различные конфликты по национальному и религиозному делению стран, наносить урон противникам или помогать союзникам.

Достигается подобный эффект вбросами в нужное время нужным социальным слоям той или иной информации, зачастую полностью ложной или скомпилированной из нескольких, не связанных между собой событий.

Вот для чего в Интернете организован дорогостоящий сбор личной информации обычных граждан.

На этих ничем не примечательных данных: семейном положении, месте жительства, специальности, месте работы, религиозной и политической принадлежности, личных вкусах и т.п., спецслужбы в дальнейшем строят компьютерную, математическую модель взаимоотношений людей по национальному и религиозному вопросу, внутри какой-то выбранной страны или даже целого региона.

Благодаря разжигаемым или, наоборот, ликвидируемым конфликтам, государства, ведущие электронную войну в Интернете, не задействуя свои вооруженные силы могут вызывать хаос, революции, народные бунты, а также получать огромные политические или экономически выгоды для себя и своих союзников.

Конечно же, обработать и проанализировать такие огромные объемы информации без апробированных и новейших интернет-технологий невозможно. Поэтому неудивительно, что в этом деле не обходится без участия специализированных коммерческих компаний, которые государство негласно пытается привлечь к охоте за личной информацией граждан, или, по крайней мере, использовать их возможности в этом направлении «втемную». И доказательства реальности подобных действий мы видим после публикаций разоблачительных документов Эдвардом Сноуденом.

В чем сила, брат? В собственном уме!

В чем же разница между традиционной рекламой на радио, ТВ и в печатных СМИ и рекламой, размещаемой в Интернете?

В традиционных СМИ человек может проигнорировать рекламируемую информацию, не заметить ее, пропустить время трансляции, да мало ли что еще может случиться, когда человек сосредоточен на других вещах и не особо любит читать и слушать рекламные объявления.

В Интернете же любая «заказанная» информация всегда в сети, появляясь одновременно с вашим присутствием. Ее всегда можно вклинить в любой текст, аудиофайл или видео. А имея точные результаты запросов пользователей можно без труда доставлять им любые убеждения не опосредованно и усреднено, а каждому персонально, исходя из его вкусов и запросов.

Например, в просматриваемые вами интернет-новости из жизни животных можно внедрить баннеры или контекстные слова о том, что один из политиков очень любит братьев наших меньших. А людям, интересующимся спортом, на страницах, которые они просматривают, показывать фотографии этого же политика, но уже не с кошкой в руке, а с клюшкой или бейсбольным мячиком.

Таким образом, в подсознании людей постепенно откладывается ощущение «своего парня», который всегда рядом с тобой и который думает так же как ты, и любит то же самое, что и ты…

Для гигантов IT-индустрии подобные технологии воздействия на наши мысли, активно внедряемые сейчас еще и в политике, являются пока своеобразной пробой сил и демонстрацией возможностей нового цифрового мира.

А для остального человечества? Без сомнения – громким звоночком, предупреждающим об опасности скрытого внешнего влияния на человека и превращения его в бездумного исполнителя чьих-то планов, оплаченных, кстати, в рамках стандартных рекламных контрактов, и казалось бы полностью демократических выборов, например президента или премьер-министра какой-нибудь страны.

Останется ли у человека в этой ситуации хоть какая-нибудь возможность самостоятельно решать, кто или что ему больше нравится и почему? Ведь он постепенно превращается в заложника новых электронных технологий, скрытно воздействующих на его поведение. И понятно, что в этой борьбе за наши мысли обязательно победит тот, на чьей стороне будут более совершенные технологии воздействия на мозг человека и больше денег, или... наоборот - надежная защита от внешнего воздействия.

Окончание следует.

просмотров: 13672



Комментарии пользователей