Контроль: общества или над ним

В Совете Федерации прошел очередной круглый стол на тему "Общественный контроль как инструмент реализации и защиты интересов граждан". Был он ярким на цитаты и бурным на обсуждение. Пришедшие двести с лишним человек не оставили скуке места. И это закономерно.

На заседании присутствовали: сенаторы, адвокаты, члены Общественной Палаты, журналисты, один советник президента и много неравнодушных.


Мне, работавшему модератором мероприятия, довелось сказать несколько вступительных слов. Например, таких: "У нас в обществе не хватает диалога, он воспринимается как слабость. А недавние погромы в Бирюлево высветили и проблемы с неисполнением миграционного законодательства, и бытовую ксенофобию и национализм, и неумение разговаривать друг с другом. Поэтому создание специальных правовых форм в виде механизма общественного контроля актуально, как никогда".


Советник президента России, уважаемый Михаил Федотов, поддержал меня и назвал граждан "субстратом общественного контроля", после чего подробно представил новый законопроект.

Включившийся затем в дискуссию член Общественной Палаты, яркий полемист Иосиф Дискин, поддержал законопроект и неожиданно усомнился в том, являются ли "адвокаты и журналисты гражданами России в гражданском смысле этого слова", после чего подверг определенному остракизму правительство за неисполнение своих же постановлений.

Правительство мне пришлось защитить и напомнить коллегам, что "правительство это такие же граждане, как и все остальные, со всеми присущими достоинствами и недостатками, которые надо исправлять, но всех мазать в черный цвет негоже и наш «круглый стол» решает, в том числе, и эту задачу".

С коллегой Дискиным полемизировал и представитель рабочей группы Открытого Правительства Виктор Панин, выдвинувший тезис о всеобщем кризисе доверия друг к другу, который нам всем вместе и с помощью общественного контроля, конечно же, необходимо устранить, и как можно скорее.


Предсказуемо ярко и критично выступил адвокат Алексей Андронов, который не согласился с коллегой из Общественной Палаты и, в свою очередь, неожиданно подверг сомнению саму необходимость существования закона об общественном контроле, презюмируя, что: "Все механизмы и так есть, поэтому незачем менять законодательство - надо просто действовать".

С данным тезисом уже не согласился я, напомнив адвокату, что закон «Об общественном контроле» - это завершающий правовой штрих, который систематизирует все, что и так существует в законодательстве о пресловутом общественном контроле, и если после принятия закона кто-то будет говорить о нехватке правового инструментария, то это уже будет нелепо.

Одним из самых любопытных стало выступление заместителя министра Чечни по национальной политике Сайд-Селима Абдулмуслимова, который подробно рассказал об использовании интернета в формировании новых инструментов гражданского контроля и в деталях рассказал об опыте своего региона.

В этот момент я залез в свой Instagram и посмотрел страничку главы Чечни Рамзана Кадырова. Она подтверждала слова коллеги Абдулмуслимова. Там, как всегда, было интересно. Кадыров критиковал Жириновского за хамские слова по национальному вопросу, отчитывался о работе, люди его благодарили, кто-то жаловался, в общем, общественный контроль в чистом виде бил ключом и в прямом эфире.
Это было настолько очевидно и работало, что я тут же поделился с товарищами мыслями на тему Instagram Кадырова, как один из живых механизмов контроля. Один из ста, но очень показательный.

В финале, когда отгремели все общественные словесные баталии, вывод я предложил примерно такой: "Задача государства состоит в создании механизмов, позволяющих каждому гражданину, даже не обладающему специальными правовыми знаниями, самостоятельно защищать свои права. И такая же государственная задача состоит в пресечении создания "квази-механизмов" общественного контроля, подобных тем, что пытаются создавать различные националистические организации: например "Русская зачистка", "Белый вагон", "Белые акции", "Оккупай геронтофиляй" и прочие.

Хотя у нас в Конституции не упоминается словосочетание «общественный контроль», однако является неоспоримым тот факт, что создание действенного механизма его реализации со стороны граждан над органами власти в Российской Федерации – необходимый элемент формирования правового государства.

И от нас и только от нас зависит, что у нас будет - общественный контроль или контроль над обществом со стороны псевдообщественных организаций".

Со мной согласились.

 

просмотров: 3315



Комментарии пользователей

  • Сергей Парамонов
    4

    Чтобы вернуть себе справедливый жизнестрой, народ России должен решить два вопроса: вопрос о собственности и вопрос о власти. Собственность должна быть возвращена в народное владение, в госсобственность. Ибо "хозяева" нам не нужны, и без них мы имели прибыль, и эта прибыль работала на нас с вами, а не на прохоровых, дерипасок, ваксельбергов и др.аферистов доморощенных и пришлых. А власть должна быть взята в руки именно самим народом. Вернуть Советскую Власть, расстрелянную либерастами в 1993м году. Либерастов и компрадоров - изгнать из властных структур. Навсегда. И только решив эти два вопроса - мы с вами сможем выйти на уровень народного социального государства, как наши братья белорусы. За нами, я уверен, пойдёт и народ Украины-Малороссии. Они тоже наелись до блевотины власти олигархатчины, захвативших все национальные богатства и теперь толкающих страну в евро-рабство. Слава обновлённому Союзу! Наше дело правое - Победа да пребудет с нами!

    29 октября 2013 в 19:36 Ответить
  • Добрынину
    1

    Срочно смените пароли в офшорах.

    30 октября 2013 в 12:48 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Мне 36 лет. В графе должность пишу "сенатор". Хоть все и говорят, что сенаторов у нас нет и слово это заграничное и неправильное. До этого был просто юристом, правда, закончившим пресловутый питерский юрфак. Родился в Питере, который тогда был еще глубоким Ленинградом, а до перестройки было целых 11 лет. В 85-м году, когда умер Черненко и на вахту заступил Горбачев, я спросил у отца-милиционера: "Папа, а он тоже через два года умрет?" Тот посмотрел на меня и ответил: "Нет, сынок, этот молодой, еще поработает". 
Поработал он недолго. Через шесть лет, отдыхая в Судаке и наблюдая на море за маленькими пограничными корабликами, а по черно-белому телевизору на улице за московским балетом, я вспоминал этот разговор с отцом и думал о президенте, о том, как ему сейчас работается через 160 километров, в Форосе.
Потом время поскакало. И сейчас, набирая этот текст на айпеде для своего блога в МК, я вспоминаю своих друзей-журналистов с питерской Фонтанки и их слова: "Прекрати употреблять это слово-паразит "пресловутый", тем более что питерский юрфак уже не пресловутый, а самодостаточное определение политического явления, к которому ты невольно имеешь отношение".