Космос, ранец и моторчики

- Два крюка и рука - это моя жизнь, - сказал он мне, не улыбаясь, и едва пригубил стопку. Ему исполнилось 48 лет, из которых 398 дней он провел рядом с планетой Земля. Звали его Олег, был он русский космонавт родом из Туркменской ССР.

Познакомились мы за несколько часов до встречи с президентом Туркмении. А на приеме в честь их дня независимости болтали, будто знали друг друга давно.

Невысокий и подтянутый, на свои сорок восемь он не выглядел принципиально. Черная непослушная челка, бритый затылок, колючий взгляд и улыбка вместе производили странное, но приятное впечатление.

Речь спокойная и четкая, пересыпанная специальными терминами, была ими не перегружена и ты, казалось, понимал все особенности "баллистического спуска" с перегрузкой в девять. Когда еще на цифре «четыре» язык западает в горло и говорить не можешь, хоть и должен, и дышать не можешь, и материться.

А Земля ждет постоянного доклада.

- Знаешь, у американцев такие ранцы на скафандре с двигателями и они при работах в открытом космосе в случае отрыва обратно вернуться могут. Мы – нет, - он отодвинул стопку.

Посмотрев на мою изумленную физиономию, добавил,

- Ну, они, понимаешь, очень повернуты на ценности жизни.

- А мы закупить американские скафандры не можем, раз они лучше? - задал я типичный и дурацкий вопрос.

Он засмеялся.

- Они хуже, у нас он единый, влез и все. А у них штаны, жилетка и кираса отдельно и из декомпрессии они девять часов выходят, мы один. Просто моторчики у них есть, они жизнь спасают. А у нас руки и вбитый крюк, как у альпинистов.

- А отрывались от станции?

- Я - нет, иначе тут бы не сидел, а товарищ мой умудрился, он карабин первый, думал, что защелкнул, но не дернул, чтобы проверить, и когда второй заводить стал, то этим вторым первый карабин и сбил. Не заметил ни черта, ну его и крутануло на замахе. Хорошо, что сзади антенна телескопическая торчала, он об нее - спиной и обратно приплыл. А я все это кино на мониторе смотрю и спокойно, так, ему говорю: "Саша, крюк, затем рука, проверь". Очень так спокойно, говорю, и медленно. Он, видать, почуял чего-то, в корпус вцепился и начал второй рукой с карабином махать под собой, из сферы не видно же. Тут перед ним первый карабин, сорвавшийся и проплыл. И медленно так, как в кино. Думаю, он кино это теперь всю жизнь вспоминает, как и я, впрочем. Конечно с моторчиками лучше.

Я оглянулся, вокруг ходили веселые гости газовой республики, стремительно прошел мимо бородатый человек мира Чилингаров, недалеко с послом Блохиным беседовали питерский сенатор Тюльпанов и ненецкий Кошин. Праздник неторопливо приближался к неторопливому окончанию.

Космонавт посмотрел на мой iPhone с портретом Гагарина, ухмыльнулся и сказал,

- Ты, наверное, слышал, что американцы там у себя в Хьюстоне памятник Юре нашему поставили? Думаешь это что-то неестественное для них? Да, у них там - в центре полетов в зале совещания экипажей бюст Гагарина стоит уже лет 50.

Он помолчал немного и добавил: «Они вообще нормальные парни, и в плане работы и по жизни. Никогда никаких конфликтов не было. Они у себя трудятся, мы у себя. Котел с едой общий, тем более у них кое-что повкуснее и десертов много. Космический общак, одним словом».

Вечер заканчивался, гости лениво тянулись к выходу. Многие подходили и жали ему руку, он застенчиво улыбался в ответ и прощался. Парень со звездой героя, и чем-то неуловимо похожий на Гагарина с моего телефона. Наш космонавт Олег Кононенко.

просмотров: 2468



Комментарии пользователей

  • 03
    1

    Вообще то, что Вы написали - говорит о многом.Яркий факт, заставляющий задуматься об ментальном отличии двух, так сказать , миров: западного и нашего."Они, американцы, очень!! повёрнуты на ценности жизни" - как -то с удивлением и недоумением вещает наш космонавт.Поэтому, дескать, сделали воможным, в случае отрыва космонавта от корабля, в открытый космос -ему вернуться обратно при помощи двигателя , пикреплённого к скафандру. И так стало тоскливо и пакостно - на душе.И опять вопрос - где мы живём?На ценности жизни нельзя быть повёрнутым - очень или не очень.Этот факт либо осознаёш, либо -нет.Если нет - ничто тебе не поможет, ты просто животное, которое тоже не осознаёт этог.Наши великие умы-ученые, космисты, так сказать, НЕ совсем!!??? оказывется, осознают ценность жизни. Поэтому оставили приоритетом какие-то моменты удобства приземления, видно, и не пытаются что-то больше сделать,изобрести,дабы несчастного космонавта не унесло в открытый космос -к чёртовой матери.Мы ж - не повёрнуты" на ценности жизни", как некоторые смешные америкосы. "А может и уносило наших в глубины космоса - а мы не знаем...

    12 апреля 2013 в 19:54 Ответить
  • Д.
    2

    Я не понял, что, моторчики надежнее чем трос с крюком??? Ой что-то я сильно сомневаюсь.

    17 апреля 2013 в 17:55 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Мне 36 лет. В графе должность пишу "сенатор". Хоть все и говорят, что сенаторов у нас нет и слово это заграничное и неправильное. До этого был просто юристом, правда, закончившим пресловутый питерский юрфак. Родился в Питере, который тогда был еще глубоким Ленинградом, а до перестройки было целых 11 лет. В 85-м году, когда умер Черненко и на вахту заступил Горбачев, я спросил у отца-милиционера: "Папа, а он тоже через два года умрет?" Тот посмотрел на меня и ответил: "Нет, сынок, этот молодой, еще поработает". 
Поработал он недолго. Через шесть лет, отдыхая в Судаке и наблюдая на море за маленькими пограничными корабликами, а по черно-белому телевизору на улице за московским балетом, я вспоминал этот разговор с отцом и думал о президенте, о том, как ему сейчас работается через 160 километров, в Форосе.
Потом время поскакало. И сейчас, набирая этот текст на айпеде для своего блога в МК, я вспоминаю своих друзей-журналистов с питерской Фонтанки и их слова: "Прекрати употреблять это слово-паразит "пресловутый", тем более что питерский юрфак уже не пресловутый, а самодостаточное определение политического явления, к которому ты невольно имеешь отношение".