Легенда о "Труде"

Кажется, ее звали Алена. Но, может быть, - Катя. Пусть будет Катя – так проще и понятнее.

Ее привел в «Труд» Максим. Тогда на вахте «Труда» лежали списки тех, кого нельзя пускать. Всех остальных пускать было можно.

«Труд» каждый понимал по-своему. Для одних это был печатный орган, для других – 7-этажное здание на Тверской. Для меня это было религией и местом жительства.

Я, как шеф отдела, занимал отсек из трех комнат. В одной стоял стол, за которым пили чай, вторая крохотная комнатка имела роскошный вид из окна, мой компьютер и телевизор. Третья комната была большой. Там располагался весь мой отдел и легендарный красный диван.

Максим привел ее вечером, когда сотрудники разошлись и весь отсек был в моем распоряжении. При нем был литр водки, сок и заявление: «Пусть поживет у тебя на диванчике. А то ее все выгнали. Слаба, понимаешь, на передок».

Когда мы выпили все, он ушел.

Утром Катя сидела в чайной комнате и всем представлялась моим секретарем. Мои сотрудницы ее полюбили – она с радостью выполняла любую просьбу.

Я несколько раз в неделю ездил ночевать домой. Она из здания, похоже, вообще не выходила, зарплаты не получала. Но всегда выглядела сытой и пахла свежестью.

В следующий раз Макс пришел в конце зимы, воскресным утром, когда мы еще спали. Он принес свой первый сборник стихов и литр водки. Стихи были хорошими, водка скоро кончилась, и мы решили прогуляться.

Прошлись по бульварам, покатались с горок в парке Горького и потом двинулись по набережной к Ленинскому, мимо Нескучного сада. Там есть пруд, который замерзает только в самые сильные морозы. А был символический минус.

По дороге мы накупили всякой всячины и разложили ее на скамейке. Макс налил себе побольше, а, выпив, стал раздеваться. «Утопиться, - говорит, - хочу». Катя на его пожелание отреагировала кисло: «Ну и пусть топится, если дурак».

Я его поймал возле самого пруда и доволок до скамейки. Его босые ноги оставляли борозды на снегу. Вместе с Катей мы его одели, и она нежно завязала уши меховой шапки ему на подбородке. Мы с ней выпили и обнялись, не заметив, что Макс дошел до пруда и плюхнулся в него во всей тяжелой зимней одежде, с завязанной шапкой.

И что-то после этого разладилось.

В «Труде» стало как-то не по-домашнему. Сначала в нашем отсеке сгорел чайник, потом исчезло печенье. Я не знаю, откуда оно бралось, но раньше оно было всегда.

Я уволился. Пару раз заходил к Кате, но она теперь была при новом начальнике, а на меня только шипела. «Просрали «Труд», - сказала она в мой последний приход.

И действительно: через неделю редакцию погрузили на грузовики и вывезли из роскошного здания в центре в какой-то окраинный ангар. Да и тиражи обрушили до нуля.


 

просмотров: 3151



Комментарии пользователей

  • Командор
    0

    Депрессия или меланхолия? "Bloodflowers" by The Cure или "High Hopes" by Pink Floyd?

    4 января 2012 в 20:19 Ответить
  • Ice
    0

    I love it! Super !

    5 января 2012 в 18:37 Ответить
  • Ваше имя
    0

    Ой, Мишь, а что -то в "МК" ты такой тихий - тихий??!! Только в домино стучишь. Мы и не думали, что ты слабый пол замечаешь...

    5 января 2012 в 22:25 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Я долго не мог понять, зачем мне блог. У нас и так газета позволяет написать многое. Наверное, он нужен мне для того, чтобы стряхнуть налет респектабельности политического обозревателя и поэкспериментировать, похулиганить, повеселить и позлить публику.