Личная война Владимира Мукусева

Личная война Владимира Мукусева

Первый в мире памятник нашим журналистам, погибшим при исполнении своего профессионального долга открыт 21 мая в Хорватии на месте гибели корреспондентов Гостелерадио СССР Геннадия Куринного & Виктора Ногина.

Присутствовавшие на открытии с изумлением обнаружили, что тексты на русском и хорватском языках не вполне идентичны. По-русски: «На этом месте 1 сентября 1991 года при исполнении своего профессионального долга трагически погибли русские журналисты Гостелерадио СССР Виктор Ногин и Геннадий Куринной. Вечная память». Но в хорватской версии расставлены акценты: «Здесь 1 сентября 1991 года, в первые месяцы Отечественной войны, члены сербских военизированных подразделений злодейски убили русских журналистов».

Легендарный «взглядовец» Владимир Мукусев – друг Виктора Ногина и коллега по совместной работе все эти годы продолжал свое личное расследование: несколько раз выезжал в Хорватию частным образом. Я попросил своего экс-коллегу по «Взгляду» ответить на три вопроса.

– Как сербские юристы реагировали на твою работу на Балканах? Как относились к Милану Мартичу, которого позднее международный суд в Гааге приговорил к 35 годам заключения?

– После того, как Милан Мартич при личной встрече дал мне сутки, «чтобы я убирался со своими ищейками из Сербской Краины, а иначе нас будут искать дольше, чем тех, кого мы ищем», я поехал в город Глину к окружному прокурору. Я рассказал ему об угрозах Мартича и попросил его о помощи. Единственное, что он смог сделать – это показать уголовное дело, возбужденное военной прокуратурой ЮНА в сентябре 1991 года. Ознакомившись с ним, мы убедились в его предвзятости и небрежности. После чего прокурор выписал постановление о возбуждении нового уголовного дела о пропаже журналистов и предоставил мне право официально участвовать в расследовании, что предопределило его успех. Что касается сербских милиционеров, они делали все, чтобы помешать работе.

- Не связываешь ли ты арест сербского генерала Ратко Младича, обвиняемого в военных преступлениях, с открытием памятника советским репортерам? Не использовали память о наших погибших коллегах в очередной информационной войне?

– Между этими событиями временная связь, безусловно, случайна. Но не случайна, а закономерна, на мой взгляд, связь сущностная. И сдавшийся гаагскому трибуналу президент бывшей самопровозглашенной республики Сербска Краина Милан Мартич, и Ратко Младич, который вскоре предстанет перед тем же судом – военные преступники. Первого уже осудили на 35 лет. Второму срок еще не назначен. Мартич признался в своей причастности к убийству наших журналистов. Признания Младича еще впереди. Да, их разделяет время, но навсегда соединила преступная война – убийства, пытки, геноцид. То есть преступления. за которыми обязательно последует наказание. А, что до информационных войн – то вот вам свежий пример. В то время, когда мы открывали памятник в Хорватии, в Гааге осудили за военные преступления нескольких хорватских генералов. В Загребе националисты организовали несколько акций протеста. Но хорватские власти проявили твердость - открыто и четко обозначив свою позицию: все военные преступления должны быть расследованы, а виновные в них, независимо от национальной принадлежности, должны понести заслуженное наказание. Мы и впредь, заявили в Загребе, будем сотрудничать с Гаагским трибуналом. Точно такую же позицию заняло нынешнее руководство Сербии. И миру стало очевидно, что обе стороны, когда-то открыто враждовавшие друг с другом, хотят мира на Балканах. Поэтому они выбрали очень трудный, долгий, но единственно возможный путь вхождения в семью цивилизованных европейских стран. Смысл их действий, в переводе на понятный нам язык, - «вор должен сидеть в тюрьме», а тем более военный преступник. В российских СМИ об осужденных хорватских преступниках – ни слова. Зато о задержании Младича и, в связи с этим акциях протеста в Сербии материалов – хоть отбавляй. Да еще и с очевидным сочувствием к Младичу. Вот уж воистину, с кем вы, мастера? То есть мы, с помощью подчиненных власти СМИ, продолжаем натравливать бывших врагов друг на друга. Яркий пример тому, провокационная статья в «Известиях» о, якобы, скандале на открытии памятника. Правда, никакого скандала не было. Но на войне, как на войне.

- Собираешься ли ты выпускать очередную книгу?

- Я почти двадцать лет расследовал трагическую историю гибели наших журналистов. Потому, что считал своим долгом найти и вернуть на Родину моего друга и его оператора. Живыми или мертвыми. А если не получится, то вернуть их добрые и незаслуженно забытые имена. Ведь именно Виктор Ногин и Геннадий Куринной открывают тот скорбный список погибших журналистов, в котором уже более двухсот фамилий.

При этом я думал, прежде всего, об их детях. Но странное поведение Ивана Куринного в Хорватии на открытии памятника заставило меня серьезно задуматься. Сотни людей – разведчики, дипломаты, журналисты, просто люди в разных странах, иногда с риском для жизни, пытались распутать это дело. Очень и не очень серьезные государственные и не государственные организации способствовали или мешали поиску истины. И все-таки нам всем удалось ее установить.

Да, мы не нашли захоронения и все эти годы именно об этом просили тех, от кого это зависело. А зачем? Если это не нужно даже родным и близким. То кому это надо вообще? Мне кажется, я знаю кому. Например, мне. Лично мне. И не только потому, что нас с Виктором Ногиным связала молодость, война, Афганистан, настоящая мужская дружба. И я в долгу не только перед ним, но и перед его памятью. А еще это нужно всем нам. Журналистам и не журналистам, просто людям, тем, кто не хочет чувствовать себя просто винтиком, придатком государства, его слугой и наложницей. Нужно тем, для кого слова память, честь, долг, достоинство, порядочность - не пустой звук. И если уж я решусь написать книгу обо всей этой истории, то совсем не для того, чтобы очередной раз вспомнить эту трагедию. Книжка будет о другом. О том, что остается после нас и стоит ли ради этого тратить жизнь или даже терять ее, как это произошло с Виктором Ногиным и Геннадием Куринным.

 

Вместо PS.

Во многом я согласен с легендарным Мукусевым. Добавлю от себя. Когда я пятнадцать лет назад принимал решение о публикации реплики Эдуарда Лимонова «Лимонка в хорватов», я не руководствовался своими представлениями о балканском конфликте, но лишь чувством справедливости. И то, что против издания и автора возбудили тогда, при Ельцине, уголовное дело, было закономерно. Впрочем, текст был, право, жесткий: «Народы, говорят нам, не могут быть плохими. Чечены, твердят нам, - прекрасный и храбрый народ, но вот не могут нам отменить их коварство, разбойничий нрав и жестокость. Хорваты (или кроаты) прославились своей леденящей кровь, исключительной в ХХ веке жестокостью во время Второй Мировой войны. Распиленные младенцы, расколотые искусно черепа, особый кривой нож, называемый «серборез», пристегивавшийся к запястью, около полутора миллионов сербов, замученных в лагере Ясеновац и других лагерях смерти, - вот «подвиги» этого небольшого народа. В документальной книге итальянского журналиста Курцио Малапарте «Капут» есть эпизод, в котором глава хорватского государства Анте Павелич показывает автору корзинку, доверху наполненную... глазами, вырванными у сербов. Только этому, исключительно изуверскому народу, Гитлер охотно предоставлял право быть германизированным. Единственному, среди славянских народов. Хорваты воевали против России, и по свидетельству очевидцев, отличились у нас чудовищными зверствами. Украинские крестьяне предпочитали немецкую оккупацию хорватской. Немцы - расстреливали, хорваты - медленно изощренно убивали. Двойное влияние Турции и Германии сформировало в этом народе особое изуверство. В VII веке пришедшие из Карпат хорваты образовали свое государство. В 1102 году они попали под регентскую власть Венгрии… В 1941 году, независимое хорватское государство смерти было образовано. Воинствующие католики, хорваты убивали во имя религии и очевидно просто из удовольствия, потому что не могли иначе».

Так что же я имею в виду, говоря о «справедивости» в контексте подобных манифестов писателя Савенко? А вот что. Мощнейшая агитпроповская машина Голливуда и US-медийки умело сформировала у всего мирового потребителя картину: сербы = прирожденные террористы, этакие natural born killers. Ну а те, с кем они сражались, соответственно, суть жертвы. И неважно, что эти «жертвы» специализировались на истреблении сербских детей, чтобы продавать выпотрешенные органы балканских малышей в медицинские учреждения Запада. Сербам слово не давали. И не дают. Там. Поэтому мы слово им давать обязаны. Сербов истребляли, а главная их историческая вина в том, что они позиционировали нас как братьев своих. За это их били и нагибали.

А наше государство упражнялось в предательстве. Но Владимир Мукусев, бесспорно, прав: есть и обратная сторона. Именно потому что сербские ополченцы (а не хорватские) расстреляли советских журналистов, имена их были забыты. Еще одно предательство. Справедливо будет назвать убийц убийцами. Всех. Сербских, хорватских, русских, чеченских. И заокеанских. И не считать трупы. Быть палачем как быть беременным – нельзя чуть-чуть, понарошку, слегка. Или-или.

А долг журналистов всего мира – рассказывать об убийцах. Этот долг выполняли Куринной и Ногин – сотрудники Центрального телевидения СССР. Страны, которой через четыре месяца после их гибели – не стало. И которая их забыла. Будем помнить мы. Не забывая о стране.

просмотров: 4621



Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Как и любой из своих блогов, данный намерен использовать ради вивисекции сограждан. Попытаюсь тестировать аудиторию: мне любопытна реакция читателей/слушателей/зрителей на аккуратные провокации.