Марш мира

Все, что можно сказать, уже сказано. Объяснять или спорить почти бесполезно: накал страстей так силен, обвинения в адрес оппонентов настолько зубодробильны, что любое объяснение кончается обвинением, с одной стороны, в слабоумии, с другой — в предательстве Отчизны.

Как кажется, всякий, кто хоть сколько-нибудь хочет знать, что реально происходит и чем это всем нам грозит, может легко удовлетворить свое любопытство. Те же, кто, насмотревшись программы «Время», бьют себя в грудь и кричат о патриотизме и о фашистах-нацистах-бандеровцах, вряд ли поймут доводы разума.

Завтра будет Марш мира, или марш Против войны, как кому нравится. Марш разрешен, и на него надо идти всем, кому стыдно за происходящее.

А тем, кому не стыдно или даже радостно в предчувствии торжества русского оружия, вот два примера патриотического творчества, наводнявшего страну всякий раз накануне серьезнейших испытаний, и один пример «антипатриотического» творчества, тоже обычного явления в нашей стране.

Вот афишка-прокламация № 14 известного «патриота» Федора Васильевича Растопчина, генерала от инфантерии и главнокомандующего Москвы в 1812-м году, как раз накануне взятия Москвы французами.

“Светлейший князь, чтоб скорей соединиться с войсками, которыя идут к нему, перешел Можайск и стал на крепком месте, где неприятель не вдруг на него пойдет. К нему идут отсюда 48 пушек, с снарядами, а светлейший говорит, что Москву до последней капли крови защищать будет и готов хоть в улицах драться. Вы, братцы, не смотрите, что присутственные места закрыли: дела прибрать надобно; а мы своим судом с злодеем разберемся! Когда до чего дойдет, мне надобно молодцов и городских, и деревенских; я клич кликну дни за два, а теперь не надо, я и молчу. Хорошо с топором, недурно с рогатиной, а всего лучше вилы-тройчатки: француз не тяжеле снопа ржаного. Завтра после обеда я поднимаю Иверскую в Екатерининскую гошпиталь к раненым. Там воду освятили: они скоро выздоровеют, а я и теперь здоров: у меня болел глаз, а теперь смотрю в оба.”

Народу это творчество нравилось, и толпы шатались по Москве в поисках врагов. Нашли одного молодого купчика, привели к Растопчину, он объявил купчика шпионом, беднягу забили. (У Растопчина была иная версия случившегося.) Кончилось дело тем, что Москву сдали без боя. Надо ли говорить, что генерал и главнокомандующий Федор Растопчин благополучно покинул Москву до ее взятия. После отставки Растопчин уехал во Францию, написал воспоминания (на французском языке) и умер в Париже.

А вот текст 1854 года. Это начало Крымской кампании, в которой Россия воевала против соединенных сил Франции, Англии и Турции. В «СПб Ведомостях» была напечатана рецензия на «народное представление» «За Веру, Царя и Отечество»: 

«В воскресенье, 27 июня, происходило в Александринском театре новое патриотическое торжество.

Первая картина. …В избе старика много гостей, которые пьют брагу, щелкают орехи и поют песни. …Старик выборный спрашивает (старого служивого) Непогоду: "Какой же там нехристь осмелится пойти против Русского Царства?" и затем поет куплеты, возбудившие фурор:

…Русь богохранимая
Словно Божий гром,
Встанет, мать родимая,
С Батюшкой Царем!!

Не считая, много ли,
Мы врагов уймем!
Чтобы Русь не трогали,
Все в огонь пойдем!!

Наберем охапками
Вражеских голов!
Закидаем шапками
Всех своих врагов!
…Первая картина оканчивается приходом помещика… Помещик поет в заключение еще патриотические куплеты, из которых особенно замечателен следующий:

От Царского веленья, или слова,
Зависит все! Он грянет на врагов…
И потечет из Запада гнилого
Последняя, испорченная кровь!»

Крымская кампания, как известно, стоила жизни десяткам тысяч, в том числе выдающимся российским полководцам. Конец ее ознаменовался бесславным поражением, которого царь Николай Первый не перенес.

В 1914 году началась Первая мировая. Война вызвала у Владимира Владимировича известное:

«Вам, проживающим за оргией оргию,


имеющим ванную и тёплый клозет!


Как вам не стыдно о представленных к Георгию


вычитывать из столбцов газет?!

Знаете ли вы, бездарные, многие,


думающие, нажраться лучше как, —


может быть, сейчас бомбой ноги


вырвало у Петрова поручика?..

Если б он, приведённый на убой,


вдруг увидел, израненный,


как вы измазанной в котлете губой


похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,


жизнь отдавать в угоду?!


Я лучше в баре б….м буду


подавать ананасную воду!»

Патриотически настроенная публика за это стихотворение освистала поэта.

А через два года произошли известные события 1917 года.

Как выражались во времена Пушкина: «avis au lecteurs» - к сведению читателей.

просмотров: 3309



Комментарии пользователей

  • маленькое уточнение
    1

    Алексей! А Вы о чем думали, когда выдавали "на гора" не проверенную информацию про "зверства" беркутовцев? Теперь опомнились? Поздно батенька.

    18 марта 2014 в 15:38 Ответить
  • Марш мира -
    1

    это прекрасно. Войны, Слава Богу, нет. Народ имеет право голоса. Крымчане выбрали себе будущее в России - 97% почти. Что еще ? Весна на дворе...

    18 марта 2014 в 16:36 Ответить
  • маленькое уточнение
    -1

    97% это отвратительно. 97% это война. 97% это выбор власти, а не народа.

    18 марта 2014 в 23:24 Ответить
  • Неубедительно.
    -1

    Повторяете - как попугай... Запомнить не можете?

    19 марта 2014 в 11:28 Ответить
  • маленкое уточнение
    2

    Наоборот. С памятью все хорошо. 98-99% СССР закончились его развалом.

    19 марта 2014 в 15:46 Ответить
  • Крест
    -1

    Сдается мне, Алтунян и был тем молодым купчиком.

    20 марта 2014 в 01:18 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход

Этой весной вместе с теплом в Россию возвращается политическая жизнь. Потянуло чем-то свежим и одновременно вонючим. В поля выходят труженики, готовые до зари чего-то там сеять в умах и душах. В хлевах заволновались политические животные, проголодавшиеся за время зимнего воздержания. Они громко мычат и просятся на травку. Вот, собственно, об этом и пойдет речь, а также о журналистике, образовании и обо всем хорошем.