Мой дядя самых честных правил…

… учение чучхе оставил, в рулетку выиграть не смог… и вот не в шутку занемог. Итак, лидер КНДР Ким Чен Ын расстрелял своего дядю Чан Сон Тхэка, предъявив вышеуказанные обвинения (46млн.долларов проиграл в казино…)
Удивительная эта нация, явленная нам в трех ипостасях: корейцы наши, советские (теперь: русские), корейцы южные и северные. Оставляя за кадром гимн общему их хорошо известному трудолюбию, вежливости, аккуратности, остается удивляться — сколь разные ниши нашего, российского восприятия заняли эти ветви генетически единого, но политически разделенного народа.

Корейцы—1

наши, «русские» корейцы — братья, почти те же самые мы. В терминах Гумилёва - «комплементарный» (не от «комплИмент», а от — «комплЕкт», взаимодополнение) нам народ. В школьных классах на Дальнем Востоке 5-10% корейцев, встретишь их и во всех, как раньше говорили — «отраслях промышленности и сельского хозяйства», искусства («Виктор Цой — жив!» — подтвердит вам любой забор, стена или подворотня России). Не избегают они и армейской службы, часто выходят замуж/женятся на русских, в общем – свои.

Корейцы—2
Вторые. Южные корейцы – сейчас уверенно заполняют нишу, делимую раньше Японией. Ловкие изготовители видеотехники, мобильных телефонов, телевизоров, бытовой техники, автомобилей … в общем всего, до производства чего у нас традиционно «руки не доходили». А если и доходили, то не очень потом они же стремились покупать, нести домой и включать — этими руками произведенное. Предпочитая товар «Made in…», тот, что сегодня всё более и более нарастающим потоком поступает нам оттуда, южнее демаркационной линии 38 параллели…


Ладно, процитирую далее свою книгу «Ближний Дальний Восток. Предчувствие судьбы» — все равно коммерчески я с ней, книгой, уже не связан: как выложил её кто-то на торренты, такона и болтается в океане «Скачать» и о дополнительном тираже, как сказало издательство, можно забыть. (Даже не смотря на то, что Владимир Хотиненко снял по ней док. фильм).


Корейцы КНДР.
Наш давний… чуть не сказал — союзник, но вспомнил, что ни в Варшавский договор, ни в СЭВ (Совет Экономической Взаимопомощи) эта гордая и таинственная республика никогда не входила. Но тем не менее, страна — важный член, ветеран социалистического лагеря. Окруженная, подобно Китаю — своего рода, Великой Корейской Стеной. Правда, в отличие от китайской сестрицы — стена не каменная, а составившаяся из многих самых разных материалов, элементов и субстанций, и… пока не преодоленная, всё еще более неприступная, чем та, которая сегодня — Великий Туристический Объект. (А китайскую, помнится, преодолели-то — подкупом).
В общем, КНДР, страна, за которую мы когда-то воевали, оставляет так мало для взгляда, или как выражаются — для «мысленного взора», что можно представить, будто третья ветвь, Корейцы Северные переселились куда-то очень далеко, например… на Север Луны. Или же — на север Марса, (применяясь к их нынешней северо-корейской воинственности).
Есть такой популярный журналистский термин: «эксклюзив». Нечто ставшее известным только вам, ваша собственная удача, находка, а не результат отжима тряпки интернетовских поисковиков…
В городе Находке Приморского края, мой отец, Николай Прохорович Шумейко, руководил крупным предприятием. Где-то в начале 1960 годов моему отцу дали важное в масштабах города Находки «международное поручение»: назначили сопредседателем городского отделения Общества Советско-северокорейской дружбы. Может, сказалось еще и то, что он в 1959-1963 годах работал в Японии, в Торгпредстве СССР возглавлял техническую комиссию, да и после того, еще не раз выезжал в командировки, отвечая за технический вектор бурно тогда растущих советско-японских торговых связей. Видно и решили, что если он налаживал первые после войны контакты с японцами, то и с корейцами найдет общий язык.

Вся работа отца на этом северокорейском поприще свелась к следующему: 3-4 раза в год, по государственным праздникам КНДР его вызывали («Общество» располагалось в здании северокорейского консульства), и встретив у порога провожали к столу, накрытому человек на 5-6. Но представителей державы Ким Ир Сена к столу выходило только двое, консул и неизвестный. Сев за стол, консул отмерял пару минут и провозглашал первый тост, понятно — за Ким Ир Сена. Водка была корейская, женьшеневая. Далее шла еще отмеренная по консульским часам пара минут абсолютного молчания и — второй тост, за советского генсека Брежнева. Всё на вполне приличном русском. И так далее: за Трудовую партию Кореи – за КПСС, за Корейскую Народную армию – за Советскую Армию, за корейский, как там его, комсомол — за наш ВЛКСМ, за профсоюзы соответственно… Один раз отец попытался вклиниться, поздравить корейцев с внезапным успехом их футболистов на чемпионате мира 1966 года, но внепротокольный, хотя и искренний его порыв — ткнулся, словно муха в пуленепробиваемое стекло.
И когда абсолютно так же, с тем же выражением (отсутствием выражения?) лица, непроницаемый консул поднимался со стула, ровно как для тех парных тостов, но рюмку при этом не поднимал — отец уже знал: сейчас тот скажет «До свидания» и даст знак провести советского сопредседателя к выходу.

В общем-то, понятно, что все эти годы на нас, на СССР американцы смотрели сквозь ядерный прицел, думая как поаккуратнее бы нас уничтожить, и что Восточная Европа смотрела, прикидывая, как бы нас с этим социализмом, «Варшавским договором» — послать подальше. И странное ощущение возникает, когда представишь, что все эти же годы за нами, оказывается, внимательно следил и другой прищур, с элементом естественной раскосости. Абсолютно молча, практически ничем не выдавая своего почтения, одобрения или даже просто интереса… но следил, изучая, мысленно перевзвешивая все детали нашего советского, социалистического уклада жизни. «Это возьмем. Это подправим и тоже, пожалуй, возьмем. Это – нет».
Государственный герб КНДР: те же колосья в красных лентах, обнимают картину трудовой жизни, вверху – красная звезда. И герб компартии тоже напоминающий: молот накрест с мотыгой (серп был сочтен неподходящим для северокорейских злаков), но еще в их гербе есть и кисть — инструмент «прослойки», оружие интеллигенции.
Мемориальный комплекс «Кымсусан» — Мавзолей, который в 1995 году был оборудован в бывшей пхеньянской президентской резиденции. Ким Ир Сен лежит в стеклянном саркофаге в одном из залов, доступ к которому открыт для тысяч паломников и иностранных гостей. Посетители молча кланяются вождю, небольшими группами обходя саркофаг с четырёх сторон. Во дворце Кымсусан хранятся некоторые вещи Ким Ир Сена, включая автомобиль и его личный поезд.
Но естественную мысль о нашей ответственности и за этот еще действующий очаг социализма, сменяет другая. Удивление простому хронологическому, арифметическому факту.
Ведь все мы считали СССР главной страной социализма не только по величине территории, населения, ядерным боеголовкам, подлодкам но и по «социалистическому стажу». Ранее считали «стаж» с гордостью: мы строим социализм с 1917 года, а эти — недавно подтянулись, новички, учить их еще и учить!
… И поразительно: ведь через несколько лет КНДР станет самой старшей социалистической страной мира! Она не исчезла ни после краха нашего соцлагеря в 1989-м, ни после смерти Ким Ир Сена в 1994(?), потом спокойно приняла назначение от президента Буша в члены «Оси Зла», и так потихоньку дошла до почтенных социалистических лет. Даже если отсчитывать не от 1945, а от строго формального провозглашения КНДР в 1948 году — окажется, что чрез 7 лет это будет старейшая по стажу социалистическая страна! Странно даже подумать об этом нам, всегда считавшими свои СССР-овские 1922-1991-ые года жизни… эти 69 в сущности лет — своей вечностью, особой эрой. Перекрывающей всех ближайших сподвижников временем достижений, страданий (ненужное зачеркнуть).
Какое-то иное ощущение времени дает нам Северная Корея, иное и восприятие культов личности, личности вообще. Ведь КНДР еще и такой абсолют, монолит, уникальный этой монолитностью, так что весь мир не знает вообще ни по имени ни в лицо, кроме вождя ни одного КНДР-овца. Что само по себе удивительно.
Страна, значимая, одна из влиятельных в мировом собрании, уткнувшаяся свой «Осью Зла» прямо в грудь Дядюшки Сэма. И вместе с тем, никто в мире не знает, кто там вообще есть еще, персонально, кроме двух Кимов? Похоже на Древний Египет, маркируемый именем фараона и номером династии? Но даже и та, египетская реальность, данная нам, сейчас, в трех туристических пирамидах и сфинксе, оставила все же какие-то имена. И не залезая в справочники, все вспомнят жреца Манефона, принцессу Нефертити, то есть ну хоть кого-то сверх, кроме фараонов, тех Рамзесов и Тутмосов… но вряд ли вы назовете имя супруги, дочери нынешнего Кима Второго, или нынешнего тамошнего главного жреца, полководца.

И еще хочется процитировать - путевые заметки Гарина-Михайловского…
Да, автор известной книги «Детство Тёмы», строитель Транссиба оставил путевые записки о Корее рубежа 19-20веков. Итак…

Корейцы конца 19 века.

Гарин-Михайловский пишет о беседе с начальником города Мусан:
Корейцы совершенно не годятся к войне. Это кроткий, тихий народ и теперь по-своему очень счастливый, потому что умеет довольствоваться малым .
— Деньги не всегда дают счастье.
…Он ушел скромно, с опущенной головой, точно в раздумье о чем-то.
— Корейский народ, может быть, будет богат и образован, но таким счастливым он уже никогда не будет, — вздохнул он, прощаясь.

Надо вспомнить при этом, что такой работающий на китайской стороне кореец постоянно рискует попасть в руки хунхузов, которые или убьют его, или возьмут выкуп. И нужда все-таки гонит их на китайский берег.
— А если б пришел «араса», — он храбрый и прогнал бы хунхузов.
— Мы так хотим «араса»…

«Араса», как вы догадались — русские. Еще цитата из бесподобного Гарина-Михайловского:

Я любуюсь и не могу налюбоваться корейцами: они толпятся во дворе, разбирают вьюки. Сколько в них вежливости и воспитанности! Как обходительны они и между собою и с чужими, и как деликатны! Ребятишки их полны любопытства и трогательной предупредительности. Я вынул папиросу, и один из них стремительно летит куда-то. Прибегает с голо¬вешкой — закурить.
Я снимал их сегодня и, снимая, сделал движение, которое они приняли за предложение разойтись, что мгновенно и сделали. Когда дашь им конфету, сахар, прини¬мают всегда двумя руками: знак уважения.
Какое разнообразие лиц и выражений! Вот римлянин, вот египтянин, вот один, вот другой — мой сын, а вот совершенный калмык. Лица добрые, по природе своей добрые.
— Да, — вздыхает какой-то старик: — пока русские не придут, не будет нам житья от хунхузов.
— Русские не придут, — говорю я.
— Придут, — уверенно кивает головой старик(...)

Ну а как вам это пророчество безымянного корейского старичка – собеседника Гарина-Михайловского? За полвека до 1945года!!...

 

просмотров: 3489



Комментарии пользователей

  • торбас
    1

    Познавательно!

    17 декабря 2013 в 11:03 Ответить
  • alex
    0

    это че, мы опять виноваты что кротких корейцев сделали такими?

    18 декабря 2013 в 12:08 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

По образованию – прикладной математик, по нынешнему роду занятий — писатель, историк. По одному из романов шла постановка на “Радио России”. О политике, вечной актуальности и парадоксальности истории — книги: «Вторая мировая Перезагрузка», «10 мифов об Украине», «Русская водка. 500 лет неразбавленной истории» и другие.