«Мы должны работать лучше самих себя»

Как заработать миллионы, не поднимая цен

Финансовые итоги года для нас замечательные, мы по сравнению с прошлым годом заработали больше на 10 млн рублей. Это хороший результат. Заработали, потому что посещаемость улучшилась, то есть не за счет повышения цен.

Появились хорошие новые спектакли. А успешная премьера дает автоматический толчок зрительского интереса и к другим спектаклям. Люди идут в театр с большим желанием. Жаловаться грех. В этом сезоне Игорь Коняев — приглашенный режиссер из Санкт-Петербурга — поставил «Укрощение строптивой», до этого Григорий Дитятковский сделал мольеровского «Дон Жуана». Мои спектакли хорошо идут. «Брак по-итальянски» принимается великолепно, «Женитьба Фигаро». То есть мы не провалили новых спектаклей — ни одного! Да и вообще у нас нет спектаклей, которые были бы провальными, тех, что сыграют пару раз и снимают. Это тоже очень важно.

Как вести диалог со зрителем

Мы учитываем нашего зрителя. Не на поводу идем, хочу оговориться, а именно учитываем. Как это проявляется? Во-первых, мы берем в основу спектакля хорошую драматургию, литературу настоящую. Это фундамент театра. Во-вторых, мы стараемся, чтобы была интересная сценография, костюмы, хотя иногда это не так легко и не так просто сделать. В этом году у нас появился свой сапожный цех. Обувь — часть костюма, она необычна, и цех мы открыли именно для того, чтобы в совершенстве создавать изобразительную структуру спектакля. В-третьих, нужно учитывать время сегодняшнее. Время телевидения и Интернета. Мы должны составлять им конкуренцию. В связи с этим для меня очень важны принципы вахтанговской школы — поучая, развлекать или развлекая, поучать — смысл один и тот же. Это и есть учитывать зрителя. Что такое «воспитать своего зрителя»? Никто именно так не формулировал свою задачу — мы просто ставим спектакли, люди на них приходят. Ставим и детские спектакли — это обязательно. И те, кто когда-то смотрел детские, вырастают и приходят уже на спектакли для взрослых.

Как строить театр

Делать хорошие спектакли. Других вариантов нет. Как строить вообще театр? Строить театр — это ведь не здание возвести. Здание в том числе имеет значение. Но прежде всего «здание» театра — это спектакли. Это основа. Можно расстелить коврик на площади и создать великий спектакль. Театр — это искусство. Поэтому сначала надо создать спектакль, тогда будет все остальное. Создать репертуар. Приглашать талантливых людей для работы. Это, конечно, создает определенные сложности, трудности, потому что люди творчески состоятельные заняты, их непросто пригласить: у них своя работа, им нужно хорошо платить. Когда говорят, что трудно попасть к нам на спектакль, — это хороший результат нашей работы. Это нельзя не признавать, что спектакли продаются, что полные залы. Мы своими спектаклями говорим о добре, о душе, о человеке, мы не бежим впереди прогресса: хватаясь за поручни последнего вагона, срываться и падать мордой в шпалы мы не считаем нужным. Мы пьем пусть из небольшого, но своего стакана. Мы ориентируемся на искренность, ориентируемся на справедливость, на правду, на душу, на вечные темы. Это жизнь и смерть, любовь и ненависть, верность и предательство. Мы этим руководствуемся.

Что есть главный показатель эффективности

Главный критерий эффективности работы один — количество проданных билетов: сколько пришло людей, сколько театр заработал. Если у нас сейчас 90 с лишним процентов заполняемость зала, какой еще может быть критерий? Критики, безусловно, это важно. Но ведь это и очень субъективный момент. На один и тот же спектакль два критика, два профессиональных человека напишут разное: один напишет — понравилось, другой — не понравилось. Участие в фестивалях тоже сомнительный критерий. Разные фестивали формируют разные команды. Вот, например, приезжал к нам недавно молодой московский театр «ИюльАнсамбль» со своим художественным руководителем Виктором Рыжаковым, одним из лучших, на мой взгляд, современных режиссеров. А кто-то скажет «неформат». А они четыре спектакля при полных залах отыграли. Поэтому ориентироваться только на критиков бессмысленно. Я сегодня не реагирую на критиков, даже не читаю. У меня есть артисты в театре, есть соратники, есть любимые авторы, которых я беру в репертуар, у меня есть самые любимые друзья наши — зрители. Они такие замечательные, интересные отзывы пишут, иногда очень точные в понимании спектакля. У нас встречи с ними сейчас проходят на Малой сцене, такие прекрасные люди приходят, любящие театр, знающие, столько вопросов непростых, умных задают, по два часа не отпускают.

Кто поможет собрать аншлаг

Для аншлага ничто не заменит главного — хороших спектаклей в репертуаре. Конечно, нужны и современные технологии менеджмента продаж, и пиар нужен, но есть то, на что мы можем и на что не можем идти. Мне предлагали развесить репертуарные афиши в лифтах, например, но я считаю, что это не то место, не место для наших афиш. Мы не сдаем помещения в аренду. Все наши доходы — это доходы от наших спектаклей. Доходы очень достойные для театра. Ведь мы не можем позволить себе повышения цен на билеты, так, как это делают ведущие театры страны, такие как Вахтанговский, МХАТ. Мы бы в этом случае, думаю, сравнялись бы по доходам с ними, но у нас самый дорогой билет — 600 рублей, больше мы не можем сделать, потому что наш контингент зрителя, а это, как правило, бюджетники, интеллигенция, студенчество, не сможет платить большие деньги. Поэтому думаю, что государство дотирует и эту составляющую — зрителя. То есть нас дотируют и под зрителя. Мы не можем и никогда не сможем быть на хозрасчете, на самоокупаемости. Это утопическая идея. Элементарно 17,5 тысячи кв. метров здания требуют обслуживания: от коммунальных платежей до уборщиц. Большой репертуарный театр не может быть самоокупаемым, поэтому должен поддерживаться государством. И государство, вкладывая деньги в искусство, вкладывает их в генофонд своего народа. И наше правительство в Татарстане это понимает. И в конечном итоге мы работаем и на имидж Татарстана, на имидж нашей республики.

Что мы оставим после себя

В конце ноября прошел юбилейный вечер нашего театра. Для меня главным было — полный зал, присутствие зрителей, их признание, их аплодисменты на каждую сцену из спектаклей, которые они знают и любят. Приехали наши друзья из Москвы, известные театральные деятели, сказали много хороших теплых слов театру, артистам. Праздники в театре должны существовать: премьеры, юбилеи артистов. Огорчает одно — что жизнь быстротечна, что все проходит. Хочется все успеть, хочется оставить после себя что-то: театр, учеников, здание замечательное. Считаю, что человек, который умеет замыслить и осуществить задуманное, — человек, созидающий жизнь. Горжусь тем, что театр Качалова любим, узнаваем, известен. И дальше мы должны, самое главное, работать лучше самих себя. Это самое трудное — быть не лучше кого-то, а всегда стараться быть лучше самого себя, совершенствоваться, быть в движении. И прошедший успешный год поставил очень высокую планку для нас на будущее.

просмотров: 2674



Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход