Неистовый Артур из снега и льда

Написал это год назад, но и сейчас не выкину ни строчки. Он настоящий и один такой. С днем рождения, Артур Николаевич.

Звали его Артур. Хоть он был и Николаевич, но все его называли именно так — Артур. Да ему и самому это нравилось, ведь, несмотря, на исполнившиеся недавно 73, жил он замахом на 25. Его шерстяную бороду мгновенно узнавали на всей планете Земля, а не только на пространстве "...с южных гор до северных морей". Шутили, что на Северном полюсе он единственный может за лапу поздороваться с мишкой.

Когда я его впервые увидел живьем — он мне категорически не понравился. А я ему.
Первая встреча с ним была в Архангельске, душным летом стремительного 2011-го. Мы колесили по области, соревновались в красноречии и готовы были друг друга задушить в объятиях.

Потом был северный арктический форум в том же Архангельске, где Путин принял, наверное, самое трудное, почти полярное решение в своей жизни и пошел на выборы. Но главной полярной звездой там по-прежнему был Чилингаров, его не затмил даже монегаск принц Альбер.
Затем Артур исчез из поля зрения, потом всплыл в Туле и стал работать в сенате, как и я. Меня узнал и начал помогать. Это было неожиданно и приятно.

Летом 2012-го судьба свела нас еще раз, теперь в солнечно-лимонном Ашхабаде. Он отличился и здесь. Президент Туркмении был приглашен в Арктику, а я стал свидетелем того, что называется харизма или любовь народа.

Мы сидели в маленьком баре и уже собирались уходить, как вдруг ко мне подошла официантка, молодая девчонка, и спросила, а это, что тот самый знаменитый полярник Чилингаров, я кивнул. Она подошла к нему, дала трубку и попросила поговорить со своей мамой, мол, мама не верит.

После этого я увидел сцену из фильма "Мимино", когда уставший Чилингаров минут 15 разговаривал по телефону с мамой, мама плакала, он ее успокаивал, смеялся и рассказывал какие-то истории. А мы с сенатором Тюльпановым сидели с широко открытыми глазами и завидовали.

На следующий день мы заехали на базар. Когда, купив арбуз и дыню, и еще одну получив в подарок, шли по улице, меня окликнула немолодая и когда-то уж точно красивая женщина.
Спросила, не Чилингаров ли это с нами?

— Да, эту бороду ни с чем не спутаешь.

Она подошла и сказала: " Как здорово, что Вы опять приехали и спасибо Вам за это. Добро пожаловать в наш Ашхабад".

Артуру Николаевичу теперь 73.

Его узнавали и, по-прежнему, будут узнавать от Москвы до самых до окраин и с южных гор до северных морей, а он неистово будет летать по пространству планеты Земля и всегда возвращаться в свою Арктику. Потому что он Артур из снега и льда.

Так оно и будет.


просмотров: 4170



Комментарии пользователей

  • Руслан
    -1

    Уж больно на нашего Буншу,ой,Чурова похож!

    28 сентября 2013 в 20:58 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход

Мне 36 лет. В графе должность пишу "сенатор". Хоть все и говорят, что сенаторов у нас нет и слово это заграничное и неправильное. До этого был просто юристом, правда, закончившим пресловутый питерский юрфак. Родился в Питере, который тогда был еще глубоким Ленинградом, а до перестройки было целых 11 лет. В 85-м году, когда умер Черненко и на вахту заступил Горбачев, я спросил у отца-милиционера: "Папа, а он тоже через два года умрет?" Тот посмотрел на меня и ответил: "Нет, сынок, этот молодой, еще поработает". 
Поработал он недолго. Через шесть лет, отдыхая в Судаке и наблюдая на море за маленькими пограничными корабликами, а по черно-белому телевизору на улице за московским балетом, я вспоминал этот разговор с отцом и думал о президенте, о том, как ему сейчас работается через 160 километров, в Форосе.
Потом время поскакало. И сейчас, набирая этот текст на айпеде для своего блога в МК, я вспоминаю своих друзей-журналистов с питерской Фонтанки и их слова: "Прекрати употреблять это слово-паразит "пресловутый", тем более что питерский юрфак уже не пресловутый, а самодостаточное определение политического явления, к которому ты невольно имеешь отношение".