Несколько слов о Ларри Флинте

Политическая проституция сменила пол, побелила потолок и переклеила обои. Вставила железные двери потолще, повесила люстру подороже. Короче, вместо того, чтобы попасть под снос, ограничилась косметическим ремонтом.

Ей и правда пока ничего не угрожает. За окном такая погода, что она еще долго может изображать из себя медведя, который все никак не проснется после зимней спячки. Чтобы уйти лесом.

С политической проституцией все понятно. Она притягательна, сулит беспроигрышную жизнь и безбедную старость. Где-нибудь в Майами. Она будет жить, пока будет выгодной. И будет выгодной, пока народ не обращает на нее внимания. Или пока просто о ней не догадывается.
Но я хочу поговорить о другом. О нас самих. Журналистах.

Коллеги, когда-то мы очень точно зафиксировали начало нового времени: 24 сентября 2011 года. Съезд «Единой России». Временно исполнявший обязанности президента Дмитрий Медведев принимает предложение возглавить список «ЕР» на выборах в Государственную думу и предлагает от партии выдвинуть на пост президента страны Владимира Путина.

Новое время потребовало сформулировать новые ценности. Точнее, отправить на переаттестацию старые, как сотрудников МВД.
Сначала мы попробовали на вкус честные выборы. Судя по тому, что результаты выборов в Госдуму от 4 декабря 2011 года не были пересмотрены, они оказались нам не по зубам.

Потом решились проверить, что нам дороже – политический активизм или религиозные чувства верующих. Ответ потянул на «двушечку» не в пользу первых.

Потом замахнулись на свободу собраний и массовых шествий. Судя по «Оккупай Абай», заключенным по делу 6 мая, законам об одиночных пикетах и обыскам у гражданских лиц, и здесь что-то пошло не так.

Потом выясняли, что нам важнее – имидж на мировой арене или жизнь детей. В итоге поставив под смертельную угрозу и то, и другое.
Каждый раз журналисты не молчали. Реагировали на запрос общества. Фиксировали малейшие изменения направления ветра.

Возмущались приговору по Pussy Riot. Или наоборот – называли их кощунницами. Охали, глядя на результаты опроса народного мнения о запрете на усыновление американцами российских детей. Или наоборот – радостно потирали руки, называя противников этого закона торговцами детьми.

Собирались в круглые столы, лиги и советы. Выводили лозунги на дощечках. Кричали их с трибун. Фотографировали друг друга на обложку. И очень долго и обстоятельно трындели о роли журналиста.

Простите, дорогие коллеги, но мы поспешили записать себя в историю.

Страна не изменилась. Как не изменилась власть и, что важнее, народ. Внеочередная переаттестация просто внесла некоторую ясность. Закрепила те нормативы, которые уже давно были в ходу. Увы, она так и не дала ответ на то, что нам жизненно необходимо. Зато красноречиво дала понять, без чего мы вполне можем обойтись.

Теперь на кону свобода слова. Именно сейчас станет ясно, нужна она нам или может спокойно отправиться в ту же государственную мусорную корзину, где уже давно валяются честные выборы, свобода собраний и прочие сироты.

Я обращаюсь не к читателям – у них, как и раньше, может быть на этот счет самое разное мнение. Кто-то ведь и сегодня скучает по Советскому Союзу, и никто не в праве их в этом упрекнуть.

И не к депутатам. В конце концов, взывать к принимаемым ими законам – все равно что просить помощи у того же, кто на тебя нападает.
Я обращаюсь к журналистам.

Тем, кто уже успел выразить свою поддержку «МК». Тем, кто высказался против. И тем, кому так искусно удается делать вид, что ничего не произошло.

Это не клич о помощи и не призыв к гражданской войне. Это всего лишь перекличка между своими. Попытка понять. Что нам важнее – политические убеждения или основа профессии.

Даже странно писать такую банальность, но без свободы самостоятельно выбирать слова мы никогда не получим свободу самостоятельно выбирать и все остальное.

У каждого журналиста свои понятия о чести, морали и степени дозволенного. Как говорил адвокат Ларри Флинта в исполнении Эдварда Нортона в известном фильме Милоша Формана: «Бесполезно спорить о вкусе, а уж тем более судиться из-за него».

Как продолжил Вуди Харрельсон в роли того самого порнографа, раъярившего Америку голыми женщинами и жестокими карикатурами и спровоцировавшего одно из самых громких судебных разбирательств в Верхном суде США: «Если первая поправка защитит такой мешок с дерьмом, как я, то она защитит и вас. Потому что я хуже всех».

В эту субботу наступит ровно неделя с момента публикации в «МК» заметки «Политическая проституция сменила пол», отразившаяся, как в черном зеркале, в «Твиттере» одного депутата. За это время она успела перерасти из взаимного обмена упреками в полноценный конфликт государства и СМИ.

Что хочет государство, предельно ясно.

Единая Россия. Единый экзамен. Единый учебник истории. Единая газета.

Чего хотят журналисты, примерно станет понятно в эти же выходные, когда выйдут итоговые за неделю выпуски новостей на федеральных телеканалах.

Что бы не подготовило нам время, содержание этих эфиров куда больше расскажет о журналистах, а не о народе или, допустим, депутатах Государственной думы.

И поэтому я с большим интересом буду их смотреть.

просмотров: 8011



Комментарии пользователей

  • читатель
    1

    Никита,отличная статья!

    23 марта 2013 в 07:44 Ответить
  • Ларри Флинт
    -1

    отстаивал своё право на публикацию порно! Он никак к политике не относился. Причём он своё право пробивал даже ценой собственного здоровья в условиях суперконсервативной американской sweet Culture, и боролся он с лицемерием и ханжеством этой "культуры"! Культуру эту он, естественно, не победил, порно - печатают. Но российские журналисты получили свободу слова не имея ни своей идеи для пользования этой свободой ни своих убеждений для отстаивания своего права на свободу слова и как всегда бывает у безыдейный и аполитичных людей - вся свобода высказываний вылилась в свободу оскорблять.

    23 марта 2013 в 08:35 Ответить
  • Праально!
    1

    Свобода слова = нужна Сергею Удальцову, поскольку у него есть убеждения! Свобода слова нужна Алексею Навальному, поскольку у него есть убеждения! Свобода слова нужна узникам 6мая поскольку они страдают за право иметь свои убеждения. Свобода слова нужна "Pussy Riot" поскольку они страдают за право иметь свои убеждения. Свобода слова нужна мне, поскольку у меня есть и собственные идеи и собственные убеждения. Но...именно я и вышеперечисленные не имеем доступа к "свободе слова", поскольку на пути её стоит модер, который трёт. А для журналистов у которых есть только одно убеждение - мы избалованные детишки общества говорим что хотим и оскорбляем кого хотим и что то про Путина невнятное - устроили слишком много свободы как для редактирования наших высказываний на форумах, так и для россыпи агрессивных оскорблений и выражения своих негативных отношений к гендерному вопросу Вот ради такого примитивного отношения к свободе слова не стоит оставлять всё как есть. Обязательно нужны рамки. Эти рамки отточат ваше искусство высказывания от примитивного стиля кононенок и познеров до мастеров золотого пера.

    23 марта 2013 в 08:55 Ответить
  • Свобода слова!
    0

    Свобо́да сло́ва — право человека свободно выражать свои мысли. В настоящее время включает свободу выражения, как в устной, так и в письменной форме (свобода печати и средств массовой информации); в меньшей степени относится к политической и социальной рекламе (агитации). Это право упомянуто в ряде международных и российских документов, среди которых Всеобщая декларация прав человека (ст. 19), Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст. 10) и Конституция Российской Федерации (ст. 29). Свобода слова иногда вступает в противоречие с правами и свободами других лиц. Правовые нормы государств обычно регулируют ограничения на свободу слова на своей территории. Согласно международному праву, ограничения на свободу слова обязаны отвечать трём условиям: они должны строго соответствовать закону, преследовать легитимную цель и должны быть необходимы и адекватны для достижения этой цели. Законы, вводящие ограничения, должны стремиться быть недвусмысленными и не давать возможность для разных толкований. Так, Конституция Российской Федерации запрещает пропаганду, возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду и вражду по половому признаку, а также распространение сведений, составляющих государственную тайну. Временные или частные ограничения также могут вводиться по решению суда. -------------- В самом начале определения, что есть свобода слова, говорится о праве каждого человека на право иметь свои убеждения, и только с оговорками о праве СМИ! А у нас как всегда, ребёнка вместе с водой выливают. Люди не имеют доступа к СМИ, чтобы выражать свои убеждения, а СМИ злоупотребляют свободой слова, превратив это понятие в право оскорблять.

    23 марта 2013 в 09:07 Ответить
  • у нас просто всегда путают:
    0

    право на хамство со свободой слова.

    23 марта 2013 в 09:12 Ответить
  • журналисты, будучи сами, абсолютно аполитичными людьми и очень безыдейными при этом,должны, на мой взгляд,
    2

    предоставлять трибуну собственного СМИ для высказываний реальных политиков, то есть людей занимающихся политикой. А не пытаться подменять собственными высказываниями все процессы, происходящие в обществе - это ненужная нагрузка для журналиста. Я понимаю, когда по вопросам политики выступают аналитики как получившие образование "политолог", так и занимающиеся сравнительным анализом политических процессов, но не понимаю, как "киновед" может разбираться в самом сложнейшем процессе на земле - а это политика.

    23 марта 2013 в 09:23 Ответить
  • у нас по вопросам политики
    3

    выступают актёры режиссёры писатели поэты и журналисты, а мнение самих политиков невозможно отыскать в медийном пространстве. Так например, в России зарегистрировано огромное количество партий, почему бы не взять интервью у их лидеров?

    23 марта 2013 в 09:40 Ответить
  • а лично у меня, создаётся такое впечатление,
    0

    что политики реальные уже не желают давать интервью нашим журналистам, поскольку журналисты имеют обыкновение накладывать свою грязную лапу на их высказывания редактируя и переиначивая по своему усмотрению, слова и убеждения политиков. И таким образом они лишают конкретного человека права на свободу слова, подменяя его право на своё убогое право искажать и трактовать слова другого по собственному усмотрению.

    23 марта 2013 в 09:48 Ответить
  • и неумеренное желание журналиста искажать мнение политиков,
    0

    породило целую плеяду пишущих как политиков, так и чиновников. На молоке обжегшись на воду дуют. Пишет сама Хакамада, пишет сам Лимонов, пишет сам Сурков, даже Путин не доверил свои высказывания предвыборные журналистам!!! Сам написал свои статьи. Это верх недоверия российской современной журналистике.

    23 марта 2013 в 10:07 Ответить
  • обратите внимание на тот факт,
    -1

    что и Путин и Медведев, если и дают интервью, то западным журналистам, но ни в коем случае ни отечественным. Почему? Ответ очень простой: западные журналисты отнесутся бережно к высказываниям политиков российских и не станут вкладывать в их уста того, чего они не говорили, несмотря на языковой барьер. А наши? - это будет вольная и даже очень вольная трактовка журналистом высказываний политика. По судам замучаешься ходить.

    23 марта 2013 в 10:25 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Я случайно оказался на журфаке, потом не менее случайно стал журналистом (а одно из другого следует далеко не всегда) и уж вовсе непостижимым образом принялся писать о кино