Откровение. О книге "Шифраторы и Радиоразведка. Щит и меч информационного мира"

Самая сильная власть та, о которой никто не знает.

Конфуций

 

Много ли мы знаем о реальной деятельности радиоразведки? Очень мало. И в основном из книг, опубликованных на Западе. Как же на Западе оценивали эффективность радиоразведки? Премьер-министр Великобритании У. Черчилль полагал, что «„Ультра“ (проект по дешифрованию немецкой шифровальной машины «Энигма» - А.К.) являлся самым важным и самым секретным источником информации». Он также писал, что «…„Ультра“ – это то, чем мы выиграли войну».

Аналогичного мнения придерживался и маршал военно-воздушных сил Великобритании Слессор: «„Ультра“ – невероятно ценный источник разведывательных данных, который оказывал почти сказочное влияние на стратегию, а иногда даже и на тактику союзников». Верховный главнокомандующий западными союзными войсками генерал Д. Эйзенхауэр назвал операцию «Ультра» «решающим фактором победы союзников».

Читали ли мы подобное в мемуарах наших военноначальников? Однозначно, нет. У нас Бог Войны - артиллерия, танки, самолеты, ракеты. Эта же стратегическая позиция, вероятно, осталась и до нынешних времен. А имеется ли эффективное скрытное (защищенное) управление войсками? В 1941 году его не было…

Почему я назвал свою книгу «Шифраторы и радиоразведка. Щит и меч информационного мира»?

Причина первая – война

Армейская служба началась у меня в радиоразведке в 1972 году. А уже через год, во время Суэцкого кризиса, я впервые реально осознал, что значит радиовойна в эфире, и как целые армии могут проигрывать сражения только из-за того, что оперативная информация, исходящая от командиров военных подразделений, вовремя не доходила до подчиненных. И самое опасное заключалась в том, что эта информация могла быть расшифрована противником или искажена.

Без скрытного управления войсками (применения шифрованной связи) многие сотни танков и самолетов обращались в груды металлолома, а войсковые соединения – в толпы плохо организованных людей, не понимающих в какую сторону двигаться, где враг, а где свои?

По большому счету, радиоразведка – это не просто прослушивание каналов связи и дешифрование, но и навязывание противнику ложной информации, подмена его сообщений и т.п. Информационная война в эфире оказывает решающее значение на ход всей военной кампании. Поэтому такое большое значение противоборствующие силы уделяют информационным войнам. И не только на поле боя, но и в СМИ. Вторым фронтом во время крупномасштабных конфликтов традиционно являются пресса, радио и телевидение.

Военные журналисты очень часто, отправляя из горячих точек реальную информацию, затем обнаруживали в информационном пространстве совершенно иное изложение событий. Случалось и так, что представители прессы, писавшие о войне правду, шедшую вразрез с информацией крупнейших мировых СМИ, – погибали.

К счастью, редакции многих газет, направляющих в горячие точки своих сотрудников, после трагических потерь все же дошли до понимания, что военных журналистов, как и солдат на поле боя, нужно снабжать бронежилетами, касками. Но почему же руководители прессы и электронных СМИ до сих пор не оснащают своих работающих в горячих точках корреспондентов надежными системами криптографической защиты передаваемой информации?

Спустя много лет после службы в армии, будучи руководителем компании, я предложил бесплатно оснастить представителей международной прессы, работающих в зонах военных конфликтов, своей шифровальной техникой.

Однако, ни одно СМИ не решилось воспользоваться уникальной возможностью обеспечить журналистам надежную информационную безопасность. Почему?!

Уже пройдя и другие войны, я понял - это не случайность. Правдивая информация о военных действиях невыгодна никому, она может оказаться страшнее самой войны. Даже «самые независимые» СМИ боялись, что передаваемые их журналистами сообщения возможно будут противоречить официальной цензуре, не имеющей возможности контролировать работу журналистов оснащенных шифраторами связи. Решение не выдавать журналистам средства криптографии принималось руководителями СМИ, даже не смотря на то, что их сотрудники остаются беззащитными и перед силами, противодействующими на другой стороне фронта. Они не могли не знать, что противники мониторят любые сообщения, передаваемые по общедоступным каналам связи, включая корреспонденцию представителей СМИ!

Интересно, что изучая события, связанные уже не с военными конфликтами, а с преступлениями хакеров против общества и государства, я обнаружил совершенно удивительное совпадение.

Ныне международные кланы хакеров, промышляющие электронными преступлениями, зарабатывают уже более 400 миллиардов долларов в год. А одной из главных причин, помогающих преступникам, является отсутствие стойкой аппаратной криптографической защиты в глобальных сетях передачи информации, включая интернет и мобильную связь. Другая причина – практически полная безнаказанность за совершение подобных преступлений!

Преступников, похищающих огромные суммы через интернет, очень редко разоблачают и осуждают. Как правило, глобальная паутина позволяет им не выходя из дома совершать преступления даже на другом конце земного шара.

Масштабы подобных краж уже превышают бюджеты небольших стран! У меня возникает подозрение, что под маской хакеров-одиночек действует целая международная организованная преступная сеть, осуществляющая эти хищения в своих корыстных целях. Вместе с тем, криминальному миру помогает не только ущербность повсеместно используемых технологий средств и систем передачи информации, но и обычная халатность сисадмининов, хранящих пароли к своим системам и финансовую информацию пользователей, в доступных для хакеров местах. Спросите у пострадавших, защищались ли их сервера аппаратными шифраторами? Думаю, подавляющее большинство даже не поймет, о чем идет речь. Это подтвердил в своем выступлении и президент США Б. Обама, отметивший в своем выступлении, посвященном теме информационной безопасности, что почти 70 % американских фирм не имеют совсем или используют очень слабую систему информационной защиты.

Возникает ощущение, что, сохраняя запреты на использование стойкой криптографии, чиновники просто боятся пересмотреть старые законы и инструкции и лишиться формальной возможности тотального контроля над информацией граждан. Этим бюрократическим парадоксом, как мы видим, пользуются хакеры по всему миру, взламывая совершенно незащищенные сети и нанося огромный материальный ущерб. По этой же причине во время военных конфликтов гибнут и военнослужащие и представители прессы.

Впрочем, неправильное использование криптографических средств, особенно во время крупномасштабных войн, также неминуемо приводит к трагедиям. В книге я привожу множество примеров исторических и современных, когда нарушение правил эксплуатации стойкой аппаратуры шифрования, неправильное изготовление ключей шифрования, несоблюдение инструкций подключения к шифровальной технике, приводило к дешифрованию особо секретной информации, и стоило жизни миллионам людей – военных и гражданских.

Приведу ранее неизвестный пример из истории криптографии. Специалисты знают, что изготовление ключей с высокими криптографическими свойствами является основой для создания стойкой криптографической аппаратуры. Каким же способом до 1941 года в Советском Союзе производили ключи для шифровальной техники?

Ключи к аппаратуре шифрования и разовым блокнотам изготавливались с помощью специального устройства, напоминающего современный игровой автомат лото-бинго, под которым располагались два механизма, приводившие в движение перфоленты. Шарики случайным образом падали на эти перфоленты, создавая «равновероятную» гамму – последовательность случайных чисел, которая потом использовалась для изготовления ключей шифрования. Стойкость таких криптоключей была чрезвычайно мала. В начале 50-х годов это доказал один из крупнейших советских криптографов, член-корреспондент академии наук СССР, Владимир Яковлевич Козлов.

Не удивительно, что несовершенство советского криптографического оборудования стало одной из причин трагедии начала ВОВ. Немцы до 1941 года могли читать даже наши суперсекретные телеграммы. Подробный рассказ об этом вы найдете в книге.

Вспоминаю и случай из своей практики, когда в конце 70-го года я смог дешифровать сообщения зашифрованные на совершенно секретной советской криптографической аппаратуре с помощью обычной ондуляторной ленты и циркуля.

Причина та же самая – неправильная эксплуатация шифровального оборудования. Радиоэфир всегда показывает все недостатки производства и эксплуатации шифровальной техники. Он, как лакмусовая бумажка, отмечает все ее недостатки. К сожалению, у некоторых специалистов присутствует стереотип, что работу шифровальной техники в эфире, если она прошла окончательные лабораторные испытания, в дальнейшем можно не контролировать. Как показывает моя практика – это неправильный путь. Всегда существовал, и будет существовать, человеческий и технологический фактор, который может приводить к нарушениям правильности эксплуатации шифровальной техники, какой бы современной они ни была.

Продолжая тему трагических последствий непрофессионального применения такой мощной силы, как криптография, я хотел бы остановиться еще на одном моменте. Ключевым условием победы армии над противником всегда являлись секретность и скорость обмена информацией между командирами и подразделениями различных уровней, причем от скорости доставки шифрованных сообщений порой зависят жизни огромного числа людей. Возможность максимально быстрой доставки секретной информации во все времена ценилась очень дорого.

Уже сотни лет назад люди оценивали срочную информацию на вес золота. Если плата обычного курьера тогда была чуть выше жалованья солдата, то доставка экспресс-почты оплачивалась суммой, превышающей годовое жалование профессора Пaдуaнского университета!

Так оплачивалась информация, заметьте, уже в XVI веке! А теперь посмотрим, что творилось в Советском Союзе в XX веке во время многочисленных воин и конфликтов. Система шифрованной связи создавалась, прежде всего, для высшего политического и военного руководства страны. Однако перед началом войны 1941 года особо секретная информация шифровалась с помощью ручных документов кодирования. Шифрование информации с их помощью было очень трудоемкой задачей и занимало много времени, особенно если линии связи были плохими и возникали ошибки при передаче шифрованной информации.

К сожалению, руководство СССР до начала войны 1941 года не понимало важнейшей роли «скрытого» (с помощью шифрования) управлениями войсками, его важности и решающего значения для обеспечения победы над противником. Этот факт можно заметить в мемуарах Жукова, Рокоссовского, Василевского и других военачальников той эпохи. Никто из них в своих мемуарах не объясняет, как же осуществлялось скрытное управление нашими войсками на уровне дивизий, полков и ниже. В этих мемуарах можно найти упоминание о ВЧ-связи, которой оснащалось высшее командование Красной Армии. Но следует заметить, что, как показали исследования, проведенные НКВД уже после окончания войны, эти системы были не стойкими, и их можно было дешифровать! Вероятно, это было известно и ранее. Не зря же НКВД расставляла своих солдат на расстоянии 100 метров на всем протяжении линий ВЧ-связи. Складывается впечатление, что основной объем информации в первые годы войны, как и в XVI веке, передавался с помощью фельдъегерей, которые также входили в состав НКВД.

Парадокс России. Повторяющиеся раз от раза, из года в год, из века в век трагические ситуации, связанные с промахами в области информационной безопасности, уже должны были подтолкнуть всех, кто отвечает за использование и применение криптографии, попытаться изменить ситуацию, извлечь уроки из ошибок прошлого, сделать нынешний информационный мир безопасным. Но, увы…

Если в нашей жизни все остается по-прежнему, то и чуда не произойдет. Современная «электронная» цивилизация сама собой не изменится в лучшую сторону. В информационном мире продолжатся и войны и преступления, не прекратят появляться ужасные военные диктаторы и гении криминального мира.

А это значит, что сегодня мировым лидерам нужно думать не о расширении сетей, собирающих незащищенную информацию и не о способах контроля мыслей людей, а о том, как защитить граждан своих государств от новых угроз, исходящих из виртуального мира. Совершенно ясно, если мировое сообщество наций совместно не позаботится о глобальной информационной безопасности, последствия для всей цивилизации окажутся поистине разрушительными. У информационной войны XXI века совершенно другая логика. В ней победит не тот, у кого мощнее средства кражи информации, а тот, кто имеет более надежную защиту.

Но при чем здесь радиоразведка и шифраторы, спросите вы? Это как раз и есть те самые щит и меч информационного мира, несущие нам как победы, так и поражения. Стойкая криптография на сегодняшний день остается единственным эффективным щитом, способным защитить мир от воздействия любого информационного оружия.

Причина вторая – историческая правда

За свою жизнь, я побывал в 96 странах мира, где мне посчастливилось встретиться и пообщаться со множеством интереснейших людей, обладающих поистине уникальными знаниями о нашем обществе и истории цивилизации. Среди моих иностранных знакомых – главы государств и руководители различных правительственных структур, выдающиеся представители науки и культуры, религиозные деятели. Зная, что моим главным хобби является изучение истории, в благодарность за труды многие дарили мне поистине царские подарки, разрешая знакомиться с различными архивными документами, имеющими отношение к истории России и криптографии.

И вот однажды, в одной из многочисленных заграничных командировок, я познакомился с материалами, рассказывающими о работах в области криптографии современника Пушкина и его друга, известного российского ученого, графа Павла Львовича Шиллинга фон Каннштадта. Кстати, работа Павла Шиллинга в руководстве криптографической службы (цифирном кабинете) МИД России никогда ранее в советских открытых источниках не упоминалась. Этот интереснейший факт меня заинтересовал. Забегая вперед, скажу, что изучение исторических документов принесло множество поразительных открытий. А на известные вещи впоследствии удалось взглянуть совсем с другой стороны. Так, исследуя творчество Пушкина, мне удалось установить, что множество раз публиковавшийся рисунок Александра Пушкина, изображающий неизвестного мужчину, на самом деле является изображением его ближайшего друга Павла Шиллинга, о чем я также рассказываю в своей книге.

Правда, чем больше я хотел разузнать о деятельности Шиллинга, тем больше препятствий вставало на моем пути. Для получения исторических документов требовалось множество разрешений и согласований. И даже когда я уже получил разрешение МИДа ознакомиться с хранящимися в его архиве историческими документами, выяснилось, что необходимо еще дополнительное разрешение ФСБ.

Когда я получил и это разрешение, мне сказали, что большинство архивов цифирного кабинета сейчас на реконструкции, а то, что я все же увидел, до сих пор имеет множество страниц, недоступных для просмотра. И это через 200 лет после описываемых событий!

Невольно напрашивается вопрос, а как же сам Александр Сергеевич Пушкин получал доступ к этим архивам, когда писал свою «Капитанскую дочку»?!

Из истории известно, что с просьбой о работе в архиве Цифирного кабинета ему приходилось даже обращаться к царю. Во время одного из балов Пушкин подошел к императору и изложил свое прошение. Николай I благосклонно отнесся к просьбе поэта. Но мы знаем, что и после высочайшего дозволения чиновники МИДа все равно не дали Пушкину доступ ко всем архивным документам!

Очевидно, знать боялась критического анализа связей политической элиты страны с оппозиционно настроенными гражданами, принимавшими участие в волнениях против Двора. То же самое касалось и событий вокруг Крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева, но, в отличие от стрелецкого бунта и восстания декабристов, здесь присутствовал еще и внешнеполитический аспект, борьба западных стран за влияние на российскую элиту и даже ее финансирование с этими целями.

Связи Емельяна Пугачева с французским королем Людовиком XIV и получение от него денежной помощи – тому пример.

Описываемые события происходили 200 лет назад. Но почему же современные чиновники оберегают секреты царской России, чего боятся?

Скорее всего их страшит возможность приоткрыть завесу над созданной Пушкиным жизненной философией, его взглядами на взаимоотношения государства и личности.

Причина третья – истинная свобода слова и демократия

Меня, как криптографа, поразили слова Пушкина, о том, что «лучше быть на каторге, чем когда тебя прослушивают». За прошедшие столетия Пушкин оказался чуть ли не единственным человеком, публично высказавшимся о попытках вторжения государства в личную жизнь!

Об актуальности подобной угрозы, свидетельствует письмо из другой эпохи. Спустя десятки лет после смерти Пушкина, в начале сентября 1915 года, императрица России Александра Федоровна, писала своему супругу Николаю II «Мой родной, милый… Почему у нас нет телефона, проведенного из твоей комнаты в мою… Это был бы исключительно наш частный провод, и нам можно было говорить без опасений, что кто-нибудь подслушает». Императрица переживала, что даже на уровне царской семьи не гарантирована неприкосновенность личной информации!

О другом интересном факте, связанном с влиянием неприкосновенности личной жизни на судьбу страны в целом, мне стало известно от нашего великого писателя Александра Солженицына. Я познакомился с ним в 1995 году, помогая организовывать вручение престижной литературной премии института Палермо (Италия), за книгу «В круге первом», повествующую, в том числе, и о разработке первого телефонного шифратора в Советском Союзе.

Как оказалось, кроме криптографии, взаимный интерес у нас вызывали и исторические темы, связанные со свободой слова и демократии в России. Рассуждая о революции 1917 года и о причинах отречения царя Николая II от престола, Александр Исаевич сказал мне: ищи три последние зашифрованные телеграммы императрицы царю, и ты поймешь, почему царь отрекся.

Следует заметить, что в то время в Царском селе стояла одна из самых мощнейших радиостанций в мире. Прежде всего она предназначалась для связи Николая II со ставкой армии, но иногда Александра Федоровна обменивалась через нее шифрованными сообщениями со своим мужем.

Найти уже расшифрованную переписку последнего царя России мне удалось в совсем неожиданном месте. К моему удивлению, она была издана в книге, вышедшей в… Англии. Я полагаю, что многие важнейшие телеграммы в ней не публиковались, в том числе и письма о которых говорил Солженицын. Эта загадка станет продолжением моих дальнейших исторических исследований.

Зато мне удалось узнать, каким образом личная переписка царской семьи оказалась заграницей.

Руководитель криптографической службы царя Эрнст Фаттерлейн, разрабатывавший шифратор для царя и царицы, после революции 1917 года уехал в Англию вместе со своими сослуживцами и создал в Английской разведке GC&CS мощнейшую службу по дешифрованию информации. В дальнейшем эта служба до конца 20-х годов дешифровывала всю переписку Советского правительства. Кроме того, мои исторические исследования шифрованной переписки царя в конечном итоге приоткрыли завесу шифрованной переписки между Николаем II и кайзером Германии Вильгельмом II, также поведавшей множество интереснейших подробностей о нравах того времени.

Возвращаясь к словам Пушкина, говорившего о роли государства в неприкосновенности семейных ценностей, хочу отметить, ни один наш знаменитый революционный деятель, выступавший против царизма, ни Герцен, ни Толстой, ни Горький, ни Ленин, четко и прямо не сказали, что «семейная неприкосновенность – выше всех политических свобод».

Тоже самое можно заявить и про великих деятелей западной цивилизации. В истории Европы и Америки я нашел лишь одного человека, придерживавшегося тех же взглядов, что и Пушкин.

Практически современник великого российского поэта – Томас Джефферсон, один из первых президентов США, автор декларации Независимости, считал, что «только стойкая криптография, которую не может читать правительство» принесла Америке истинную свободу и независимость. Два великих человека на разных континентах мыслили одинаково.

Я задался вопросом, почему же, через столетия эту философскую идею стали забывать и в России и в Америке, к чему привели или могут привести наш мир глобальные запреты и ограничения на использование стойкой криптографии? В первую очередь меня, конечно же, интересовала судьба России, несшей в сражениях крупные поражения за последние двести лет именно по этой причине. После 1812 года, когда русские войска праздновали победу над Наполеоном в Париже, начались бесславные поражения: Крымская война, события 1905 года, война 1914 года. Посмотрите, в течение многих лет Россия не одерживала крупных побед. Запад явно стал контролировать не только финансы России, но и ее политическую жизнь. Информация о государственных чиновниках, политических деятелях, из-за запрета криптографии была полностью открыта и доступна для западных спецслужб, соответственно, и возможностей для компрометации и откровенной вербовки российских деятелей у них было сколько угодно.

Причина четвертая – роль криптографии в современности

Когда Россия теряла свой информационный щит, из-за контроля со стороны она терпела и поражения в войнах.

Посмотрите, Первая мировая война в 1914 году – российская армия могла войти в Берлин и завершить войну, но потерпела поражение, существенно повлиявшее на весь дальнейший ход мировой истории. Катастрофа произошла из-за того, что в русской армии оказалась нарушена кодированная система управления и взаимодействия войск. Немцы получили возможность перехватывать переговоры по радиосвязи между русскими армиями, и знали все о передвижении противника, что и привело впоследствии к разгрому царской армии. Не будь его, не было бы причин для недовольства в обществе, ставших катализатором Октябрьской революции.

Следующий этап истории нашей страны – 1917 год. Император России Николай Второй отрезан от закрытой связи со своей ставкой и Царским Селом. Результат — революция.

1941 год, самые первые дни Великой Отечественной войны. Большое количество шифровальной техники, ручных документов кодирования, а самое главное – ключи к ним, попали в руки гитлеровцев. Шифрованная связь Советской армии, воевавшей с немецкими захватчиками, была скомпрометирована и фактически перестала существовать. Повторились обстоятельства 1914 года. Советской армии с начала войны 1941 года, в основном приходилось взаимодействовать по открытой связи или с использованием фельдъегерей. Плачевный итог – около 6 миллионов погибших защитников СССР, громадные материальные потери в начале войны!

1979-й год — Афганская война. О том, как «правильно» использовали советскую шифровальную технику и ручные документы кодирования, и к чему это привело, я расскажу во втором томе, своей книги. Наши солдаты и офицеры в ротах, батальонах, полках, а порой и более крупных войсковых соединениях не имели надежной шифровальной связи. Результат – неоправданно высокие потери личного состава.

Разрушение Советского Союза в 1991 году. Президент СССР, как и Император России в 1917 году, был оторван от шифрованной связи… Чеченские войны. Я часто привожу слова генерала Трошева из его книги «Моя война. Записки окопного генерала»: " Скупой платит дважды. Мы платили кровью из-за отсутствия шифраторов". То же самое повторилось и во время Грузино-южноосетинского конфликта 2008 г. Генерал Хрулев, командующий 58-й армией, в начале боевых действий использовал спутниковый телефон корреспондента газеты для управления войсками. Другой связи не было…

Получается, годы, столетия недостаточного внимания к информационной безопасности страны обернулись гибелью лучших сынов России, финансовым и материальным разорением нашей страны. И это при том, что Россия всегда считалась крупнейшей криптографической державой.

Что же мешает не повторять ошибок прошлого? Свои мысли по этому поводу я отразил в статьях, собранных в единое издание. В моей книге красной нитью проходят размышления о роли криптографии в современном мире, влиянии информации на человека и ее стоимости, изменениях, которые она оказывает на все наше общество.

Причина пятая – будущее цивилизации

Мы живем сегодня уже совсем в другом мире. Человечество вошло в информационную эру, а электронный виртуальный мир стал такой же реальностью, как книги, картины, фотографии. Теперь уже не только люди обмениваются между собой виртуальной информацией, но и роботы.

Наша реальная жизнь с каждым днем все больше и больше наполняется электронными устройствами в том числе и медицинского характера, удаленно контролирующими здоровье человека.

Все чаще они подключены к глобальным компьютерным сетям обмена информацией. Пройдет еще несколько лет и без таких приборов мы не сможем представить наше существование. Но кто будет контролировать тех, кто контролирует жизнь людей, наши мысли и нашу информацию?! Научно-технический прогресс с каждым годом только наращивает свою скорость, и в настоящее время «исследователи» уже вовсю проводят эксперименты по замещению реальной памяти придуманной, и все это происходит с помощью современных интернет-технологий, не имеющих надежной криптографической защиты. Сколько же времени осталось до того момента, когда технологически можно будет полностью взять под контроль мозг любого человека, – год, пять, десять?

Способен ли будет человек уже в недалеком будущем самостоятельно защитить себя от посягательств хакеров или преступников? Не воспользуется ли один из злоумышленников возможностью взять под контроль массы людей?!

Уже сегодня, читая разоблачения Эдварда Сноудена, мы видим, что в мире организован глобальный перехват информации, идет ее концентрация. Куда поступают все эти данные, для каких целей?

И если Сноуден смог похитить из накопителей массу важных данных, не найдется ли в дальнейшем человек, который, воспользовавшись уязвимостями системы, воспользуется украденной у нас информацией совсем в других целях, и обратит ее во зло человечеству?

Не приведет ли устаревшее представление о роли криптографии в нашей жизни, к тому, что неготовностью общества к новым вызовам ловко воспользуется новоявленный информационный Гитлер? Не породим ли мы информационного антихриста своей безразличной позицией к проблеме защиты личной информации человека?

Мы все знаем, слово – производная мыслей человека. И в первой главе Евангелия от Иоанна сказано, что первым было Слово и Слово было Бог! Именно Слова – божественная основа существования и развития человеческого общества.

Наши слова, наши мысли, украденные в электронном пространстве, аккумулируются сегодня на многочисленных серверах, разбросанных по всему миру. Кто же контролирует их, а самое главное – имеет возможность изменять хранящуюся в них информацию?!

Недаром барон Ротшильд, сказочно обогатившийся за несколько дней путем искажения политической информации, воскликнул: «Кто владеет информацией, тот владеет миром!».

Защитив, нашу информацию от кражи, защитив наши слова от изменений, мы защитим мир от трагедии.

Об этом моя книга. И именно эту мысль я хочу донести не просто до читателей, а до сильных мира сего, сегодня еще имеющих возможность принимать решения без вмешательства из виртуального пространства.

просмотров: 11122



Комментарии пользователей