Партийное ориентирование

 Износ основных фондов и неуклонный прирост друзей и знакомых «Володи», харчующихся из государственного корыта, существенно снизили модельные возможности властной верхушки.  Нет денег на самые дешевые уловки и фокусы вроде мелких подачек бюджетникам и раздарки наручных часов. Под героический образ стерха на западе особо не закредитуешься, так как стерх оказался не стерхом, а жабой, пожирающей собственную икру.

Дабы продлить срок своего богатого, но убогого существования, власть судорожно выбирает между силовой моделью (дальнейшее ограничение прав, запреты, репрессии) и псевдо-эволюционной. Сейчас эти схемы конкурируют между собой и имеют на воплощение примерно равные шансы.
Рассмотрим псевдо-эволюционную модель (оставив силовую на сладкое). Почему с префиксом «псевдо-»? Потому что власть, равно как и аффилированная верхушка оппозиции, выдает за эволюцию косметическую реформацию, мелкий ремонт морды лица. Где в роли родинок, бородавок и прочих непривлекательных выпуклостей и волосатостей, требующих депиляции, выступят представители выродившейся компартии, выклоунившиеся жириновцы и расписавшиеся в собственной асоциальности выхухоли.  А ботоксом и силиконом послужат оппозиционные деятели, алчущие стать малой, но видимой частью существующего государственного организма. Говоря иначе, устаревшие морально «системные» бородавки заменятся модными «внесистемными» имплантатами.
Став на полное денежное довольствие и заняв удобные кресла, «внесистемщики» будут растягивать во времени называемый эволюционный путь, как только смогут. Преимущества такой стратегии очевидны: мандатный портфель, лоббизм, интервью, терки на саммитах. Недостаток всего один: вменяется обязанность прикрывать малоприятных субъектов, распоряжающихся и владеющих национальными богатствами страны.
Число зарегистрированных партий перевалило за почетный полтинник; и нехитрый вывод о том, что старатели политического террариума всерьез намерены биться в тендере за право стать омолаживающими имплантатами власти, – плавает на поверхности и не тонет.
Учредители (большинство) – профессиональные управленцы и крепкие хозяйственники – во всем ищут прибыль, потому и не могут позволить себе иметь партию ради партии. Плоха та партия, которая не мечтает попасть в парламент!   
Стороннему наблюдателю тяжело отличить потенциальных «системщиков» от людей и организаций, настаивающих на смене системы. И те и другие занимаются критикой режима и проявляют уличную активность. Мало того, потенциальные «системщики» заявляют о себе чаще и громче. Они не являются прямыми антагонистами власти, по этой причине им позволена речевая активность, пусть и на периферии медиапространства.
Псевдо-эволюция удовлетворяет интересы поклонников госкапитализма, ручной демократии и системообразующей коррупции. «Что было, то и будет…» А пятнадцать человек сидящих по дутому «болотному» делу и миллионы облапошенных телезрителей –  есть малоценка (хознужды, издержки) большой политики.  
Чтобы понять, что в этой ситуации не все безнадежно, самое время обернуться к партийной структуре. Она проста: учредитель, лидер, бюрократы, пассив и актив.
Об учредителях было сказано выше.
Лидер (реже лидеры – по причине меньшей эффективности) – визитная карточка, лейбл, нашивка или нашлепка, отличающая один товар от другого. Он нужен только для неискушенных, позабывших о том, что качество товара делает лейбл популярным, а совсем не наоборот. Если лидер является учредителем, то он представляет себя, а не партию. И его партия – это партия-зомби.  
Бюрократы – неотъемлемая часть любой организации. Они отличаются от нормальных людей трепетной страстью к штампам, печатям, регламентам и официальным бумагам. Это отважные карьеристы с четким пониманием законов иерархии и субординации. Материальная мотивация у них, как правило, подавляет идеологическую составляющую. Делопроизводство ведут одинаково четко и в живой, и в мертвой организации.        
Пассив – случайные граждане, почти что прохожие. Они пришли в партию за компанию либо руководствуясь спонтанным сиюминутным порывом. Безразличие не позволяет им участвовать в работе партии, а лень – покинуть ее ряды. Численным превосходством пассива обычно гордятся партии-зомби.  
Актив – небольшая но самая яркая и живая часть партийной структуры. Альтруисты. Энтузиасты. Именно они делают партии видимыми, выводят в публичную плоскость. Это движущая сила, «ум, совесть и честь». Активиста не купишь, активист не интересуется материальным. Он решает не задачку, а сверхзадачу. Активисты свободно меняют партии или движения, если им кажется что в структуре не хватает пространства, что структура уже нежива. Активист готов делать все сам, не дожидаясь указки, совета, приказа. В решающих ситуациях именно активисты выбирают направление и начинают движение, а бюрократы и лидеры – вынужденно примыкают, имитируя (иногда очень неплохо) общее руководство.
Взвесив склонности и предпочтения, получим вывод, что только актив готов и может развернуть курс общества с псевдоэволюционного пути на эволюционный. И вместо косметической реформации перейти к созданию новой системы.   
  
 

просмотров: 1359



Комментарии пользователей

  • голос
    1

    А где то, что обещано на сладкое? Или я что-то пропустил?

    8 февраля 2013 в 07:38 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Петербуржский прозаик и публицист. Рассказы, очерки и статьи автора опубликованы в печатных и электронных СМИ, в частности таких как «Мой район», «Час пик» (г. Санкт-Петербург); «Эхо Москвы»; «Королевская панорама», «Одинцово-Инфо» (Московская обл.); еженедельник «Обзор» (Чикаго, США), «Наша Канада» и др.

В 2010 г. в журнале «Сибирские огни» (г. Новосибирск) опубликован роман «Время воды», в журнале «Edita-club» (Германия) – роман «Наночеловек. Политические технологии сновидения».

Отдельной книгой в Петербурге издан роман «Обратное уравнение».