Письмо президенту

Это мой старый рассказ, 2005 года. Из народной жизни...

 
Всё бабе Мане казалось, что страна наша без конца и без краю, а наверху сидят великие люди. И вроде бы они, правители, сердечной нитью связаны с «дальними» и «невидными», такими как баба Маня и дед Петро.
Икона в хате у Самоходовых висела всегда, в самые безрелигиозные времена. И ни в каком-нибудь темном закутке, а в святом углу, украшенная набожником – по белому миткалю райские яркие цветы вышиты. Стежок к стежку – в приданное себе девушка Маня готовила, старалась.
 А портреты правителей, из газеты вырезанные, висели наособицу. Подальше от святого угла и не с родней вместе. Газетную фотографию баба Маня помещала в целлофановый пакет – чтобы мухи не засидели. И – на стенку, на плюшевый ковер с оленями. Все висели, кроме Ельцина и Путина. Одно время, при Горбачеве, Сталин был в сильном фаворе. Баба Маня не пожалела рубль, выбрала на базаре картинку - глухонемые продавали. Среди лебедей в тихой заводи и влюбленных с голубками - черно-белый портрет усатого вождя. Представительный мужчина! Дед Петро возмущался и кулачком по столу стучал:
- Ну как ты можешь сатрапа в хате держать! Он людей погубил! Скольки он их пересажал!
Дед Петро легко поддавался пропаганде – телевизионной и газетной. А баба Маня жила своим умом, и супругу здраво возражала:
- Кого он у тебя посадил?
- Мужика у Матрены, сестры двоюродной…
- У какой эт Матрены?
- Гавшиной, - голос у деда Петра терял победительные интонации. А баба Маня, наоборот, приобретала наступательность:
- Лошака, что ли?
- Ну да, Мишку.
- Так они ж коров с фермы крали!
- Ага, - и дед Петр, хихикая, напоминал дела давно минувших дней: - Тряпками копыта обматывали, чтоб не слыхать было, и ночью отводили в казаки, сдавали на бойню.
- Так чего ж ты хочешь?! – негодовала баба Маня.
- Ну, всё равно, это ж репрессия, - пускался в растолковки дед Петро, но супруга только досадливо от него отмахивалась – мол, чего с тебя взять, балабола.
Но позже она чё-то сама передумала, перемудровала, сняла Сталина со стенки, но не выкинула, а положила в сундук.
Ираида, дочь, жила в соседнем селе, в Копанях. Позвонит матери по телефону, заведет беседу, а разговор не клеится. Чует, что-то не то:
- Мам, вы опять с отцом ругались!.. Небось про правительство?
- Ды ну его… Бестолковый.
- Ну чё вы такие политизированные! Живите вы своей жизнью, не лезьте, там без вас обойдутся. Вон, Стас в Москве, ближе к властям, и то сказал, что на выборы вообще не ходил – некогда.
Стас – младший, поздний сынок Самоходовых. Чтоб прокормиться, кинулся в столицу, и там где только не работал – и грузчиком, и курьером, и на базаре майками торговал, а сейчас вроде нашел денежное место – специалист по «колбасным обрезкам». Это так баба Маня горюет - на самом деле Стас продает от фирмы оболочку на мясокомбинаты. А закончил он сельхозинститут, мог бы быть и агрономом, и председателем – башковитый парень у Самоходовых. Но, видно, не его время…
Да, а баба Маня с дедом, когда выбирали Ельцина второй раз, так разругалась, что три дня потом не балакали. И на выборы – туда и оттуда – шли разной дорогой. Дед Петро кричал: «Ты не понимаешь, коммунисты погубят страну!» А баба Маня ему: «От ты дурной! Ды неужели ты не видишь – эти курвы всё разворовали, и над тобой же потешаются!»
Но прошло года два, и дед Петро полностью перешел на «политическую платформу» супруги. И когда Ираида ему ехидно напоминала – помнишь, мол, как ты за Ельцина горой стоял и даже обедать отказывался, протестуя против семейной оппозиции – дед Петро только смущенно хихикал и разводил руками: «Всё в жизни бываить…»
Ну вот, супруги наработаются по хозяйству, еле ноги тянут – не огород, так погреб, не погреб, так сарай, не сарай, так забор, не забор, так сад – и всё рук просит, догляда, труда и участия. Только и перерыв – новости поглядеть («Все ли там люди живые», - говорила баба Маня), да в воскресенье или в религиозный праздник побалакать. Ну, ещё газетку, районку, почитать. Баба Маня переписывала оттуда некоторые ядреные стихи (впрочем, без указания авторства), созвучные её политическим взглядам. И потом, если заходил подходящий гость, зачитывала, комментируя. Например, в ельцинское правление большой популярностью пользовалось у неё стихотворение «Письмо к президенту»:
 
Вам пишет письмо Ванька Жуков,
Мне скоро 11 лет.
Сижу я раздетый, хожу я разутый,
И хлеба у нас больше нет.
 
- Глянь, ну всё как в жизни! Вот у Тютинниковых дети – там им тряпьё сносят со всего околотка! А голодные – как собаки. Бегут за тобой, заглядывают в глаза, особенно маленький. Я уж знаю, так с магазина иду, суну этому Юрке краюшку, конфетик какой… Он и побег дальше!
 
Папанька наш грустный с работы приходит:
Зарплату ему не дают.
В детсад мой братишка теперь уж не ходит
Закрыли детсад. Продают.
 
- Петь, а чё в нашем детсаде теперь? Склад? А казали, будто Матюня там магазин открывать собирается… «Хозтовары».
 
Маманька осталась теперь без работы,
С рассвета на рынке стоит.
Вот так и живем…
Да ну её жизнь ту в болото!
Нам радость она не сулит.
 
- У Ираиды подруги бывшие теперь в районе торгуют – и Зоя Землянская, и Раиса. А куды денешься?! А, гляди, оно холодно зимой стоять!
- Ды че там холодно! Подпрыгнул, руками помахал, глядишь, и согреешься! – бодро возражает супруг.
- О-ё-ё! Ты вон на остановке вчера чё-то не стал мерзнуть, автобус не пришел – развернулся и домой. А зимой там, гляди, и всё бэбихи поотморозишь!
 
Ты, дядя Борис Николаевич Ельцин,
Зарплату папаньке-то дай!
А мы уж с маманькой помолимся Богу…
Писал Ванька Жуков. Прощай!
 
- Вот паразит, как подлез! – восхищается автором баба Маня. – Передал, вроде как он – дитё малое, и дедушке письмо пишет…
- Чё ты! – поддерживает её супруг. – Здорово изобразил, как оно есть, а главное – складно, понятно всё.
В общем, наступил в семье Самоходовых политический мир. Портрет Ельцина баба Маня так и не вывесила, а в освободившийся целлофан завернула открытки - «С Рождеством Христовым!», «С 8-м Марта», «С Днем рождения», которые им Стас с Москвы присылал. Хорошие открытки, старательные.
А тут Путин к власти пришел. И чё-то Самоходовы сразу его невзлюбили. Правда, Ираида приедет к родителям, начинает их убеждать: «Молодой всё-таки… Непьющий… Дзюдо…» А дед Петро:
- Да чё он, твой Пухин… Несерьезный, - и рукой махнет.
А баба Маня дочери очередное стихотворение с районки зачитывает. Длинное, «Наказ» называется. И там такие слова:
 
Руководителю России
Дадим нелёгкий мы наказ –
Чтобы платили люди меньше
За свет, за уголь и за газ.
 
И ещё:
 
Не отдавайте в долг металлы,
Морскую рыбу, нефть и газ.
Восстановите мощь России
Вот вам последний наш наказ.
 
Ну и т.д. Очень баба Мане это стихотворение нравилось, она даже в конце приписала к нему «Аминь» - мол, так тому и быть.
Но Путин что-то пошел вкось и мимо наказов. А у бабы Мани пенсия – 860 рублей (при 42 годах колхозного стажа). И третья группа инвалидности – потому как здоровье угроблено полностью. А за группу не платят – денег нету в государстве. И тут въехало деду Петру писать письмо Путину – мол, так и так, по закону положено, а за инвалидство не дают – наведите в государстве порядок. И стал он сильно надоедать бабе Мане – пиши и пиши, в Москве разберутся.
- Ды мы им и туда не нужны!.. – остужала здоровым скептицизмом баба Маня законодательный пыл супруга.
- Нет, пиши! – настаивал дед Петро. – Под лежачий камень вода не течет. Они, может, и не знают, что тебе не платят. А мы напишем. И про ваучеры напомни им – пропали у нас эти бумажки. И скажи Путину: не ответишь – не дожидай, на выборы больше не пойдем!
Все уши прожужжал – тем более, зима была, работы на дворе мало – он и досаждает вовсю. Баба Маня и сдалась, села писать. Почерк у неё округлый, завидный, буковка к буковке – не пишет, а вышивает.
Три дня сочиняли – ворох бумаги извели. Баба Маня напишет, а дед Петро советует – что вставить, добавить. Всю жизнь свою она описала, и про пенсию тоже. И мол, «прошу пришить» за инвалидность деньги, потому как их не платят, а на 860 рублей как жить при этих ценах?! Вообще, баба Маня при своей разумности могла бы быть человеком большого государственного полёта, но вот, Бог не дал воли… А Ираида звонила с Копаней: «Чем вы там занимаетесь?! Бросьте, не связывайтесь! Вас и читать не будут, письмо на почте в районе вынут и выкинут в мусорку. Писатели!..»
Баба Маня обдумала это всё – да, запросто такое может быть, и решила Стасу в Москву послать бандерольку с вязанными носками, и в левый носок положила письмо Путину. А сыну, когда он позвонил, наказала – переправь, чтоб в самый Кремль конверт дошел. Стас обещал.
Ну, письмо как ушло, дед Петро и успокоился. А потом весна, и работы всякие навалились – то картошку с погреба выбирать, готовить на посадку, то то, то сё… И тут - ответ пришел! Почтальонка на дом принесла, заставила за конверт расписаться. Солидное письмо, бумага белая, с орлами. Писал, конечно, не Путин, а какой-то мужчина от него – вежливый-вежливый. Мол, ваш вопрос не от нас зависит - на местах разбирайтесь, это, мол, их компетенция. А мы вам желаем здоровья и успехов в труде. И спасибо за внимание.
Баба Маня не сильно расстроилась. А может – и сильно. Но – не жаловалась, и вроде как и забыла про этот ответ.
А через неделю она умерла. Не от Путина, конечно (про него никто и не вспоминал уж), а от инсульта. Разбил насмерть. Правда, вначале говорить еще могла – с трудом. Дед Петро вызвал «скорую», баба Маня еще в памяти тогда была, медсестра стала звонить Стасу на мобильный в Москву – так и так, Вашей маме плохо. А он кричит:
- Мама, держись, нынче же приеду, лекарств тебе привезу самых лучших!
- И чего его мыкаться, сиди на месте, они и тут такие же таблетки, - еле выговорила баба Маня.
И – умерла. В начале мая. Сады страсть как цвели! Под тем же набожником, своими собственными руками вышитым, ближе к Святому углу она и лежала. Родня сильно убивалась, и дед Петро, и Ираида, и Стас. Сын аж сильней дочери плакал – они ж в Москве все с расшатанными нервами, ну никак он не мог смерть матери принять.
Похоронили. А потом уже, зимой, Стас приехал с Москвы домой отца проведать, сестру, ну и с одноклассниками встретился (какие не пропали от водки). И говорил, убежденно так: «А всё равно бы моя мама в этом году умерла. Не от инсульта, так от сердца». «Чего ты так думаешь, Стас?» «Потому что в сентябре Беслан вышел, детишек столько перебили, она бы не пережила, я вам точно говорю», - и морщился, отворачиваясь, в сторону.
Вишь, как он рассуждает! А в Кремле, гляди, от Беслана никто не помер. И не застрелился. А чего им?! Чужое горе, не своё…
 
2005

просмотров: 3096



Комментарии пользователей

  • Zed Ivanov
    1

    Класс!!!

    25 февраля 2012 в 18:50 Ответить
  • Мяукин
    1

    Неужели опять это письмо до президента не дойдет ?

    25 февраля 2012 в 20:27 Ответить
  • Дели
    0

    Хорошо написано. С душой и с умом.

    25 февраля 2012 в 20:50 Ответить
  • Ваше имя
    1

    Помню, за 3 дня до Беслана, перед входом в метро "Рижская", не очень "удачно" взорвалась смертница. Подруга около метро маршрутку ждала, так ей бейсболку взрывной волной сорвало, потом бегала перед метро, людям помощь оказывала, какого-то мужика по щекам отхлестала, в чувство приводила.

    25 февраля 2012 в 21:54 Ответить
  • Полибий
    1

    Хорошщий рассказ. Так я и представляю себе русский народ - забитый, неграмотный, обреченный. Грустно.

    25 февраля 2012 в 23:48 Ответить
  • Полибий
    0

    Да, рассказ-катастрофа. О том, что некому у хороших и образованных людей сопли вытирать и через дорогу их переводить.

    25 февраля 2012 в 23:57 Ответить
  • Куратор
    1

    Получите свои 85 рублей.

    26 февраля 2012 в 11:17 Ответить
  • Полибий
    0

    А где остальные??????

    26 февраля 2012 в 22:46 Ответить
  • Вячеслав Румянцев
    2

    Параллельные миры... Неделю назад что-то от скуки посмотрел кино по пелевинскому "Генерашн-П". Книгу читал 12 лет назад, когда она только вышла. Чушь, конечно. Ни тогда, ни сейчас сюжет сего произведения меня не зацепил за живое. Но сейчас политическая реальность стала намного ближе к тому, что изобразил Пелевин: телевизионные сюжеты про Путина - это компьютерная графика, выдуманная сидящими за компьютерами программистами и художниками. Реально никакого Путина не существует. Это сосканированная модель водителя Коли. Все выдаваемые этой моделью тексты - выдумка трудового коллектива администрации (студии). К сожалению, писать тексты этот коллектив абсолютно не умеет. Зато герои рассказа из народной жизни реальны и зримы. Пока они жили своей жизнью, все нормально шло. А как только решили обратиться к виртуальному "президенту", тут-то и конец пришел. А не надо бы...

    27 февраля 2012 в 12:05 Ответить
  • KL
    2

    Хорошо сказали о Путине.

    27 февраля 2012 в 17:43 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация