Поправки в закон "О полиции" авторам надо отозвать

Я с большим уважением отношусь к инициативам усиления гарантий в деятельности полицейских и облегчения им работы, так как сам из семьи милиционера, однако, к сожалению, инициатива коллеги Яровой в очередной раз после закона "О запрете реабилитации нацизма" поставила меня в юридический ступор, так как опять, увы, выглядит не очень осмысленной, с точки зрения уголовного права.

Все мы знаем, что закон "О полиции" является узко специальным нормативным актом, определяющим технические пределы деятельности полиции, и абсолютно все граждане вне зависимости от профессии, будь то депутат госдумы, сенатор или полицейский, равны перед законом в части пределов причинения вреда. Причинение вреда жизни и здоровью других людей запрещено всем под угрозой уголовной ответственности. Исключение составляют известные обстоятельства, исключающие преступность деяния. Все это подробно написано в уголовном законе, который советую всем авторам перечитать, что и сам делаю регулярно.

Таким образом, вопросы причинения вреда жизни и здоровью лиц, регулируются в качестве базового акта УК — нормами о необходимой обороне, причинении вреда при задержании лица, крайней необходимости и исполнения приказа или распоряжения.

Любые иные требования законодательных актов априори ничтожны в части, противоречащей УК РФ.

Таким образом в части противоречия Уголовному кодексу положения законопроекта коллег будут также ничтожны. Более того, они уже урегулированы различными постановлениями Пленума Верховного Суда, их тоже стоит всем прочитать. А в части совпадающей с Уголовным кодексом или дублирующей его эти нормы будут избыточны.

Необходимая оборона не ограничивает пределы при посягательствах на жизнь или их угрозе. При причинении тяжкого вреда здоровью то же самое. В остальных случаях не должно быть явного несоответствия между посягательством и мерами защиты, иными словами, дал пощечину и в ответ поймал пулю.

Меры по задержанию лица, совершившего преступление имеют такие же пределы, только в этом случае должна быть цель – пресечение дальнейших преступлений или доставление в правоохранительные орган. При этом, закон ставит условие — причинять вред можно, если иным способом этих целей не достичь. Так какой смысл требовать от полицейских, преследующих бандита, присматриваться, а не беременный ли он, часом?

А вот вред третьим лицам, пострадавшим заодно с преступниками, будет оценивается по правилам крайней необходимости. Первое требование, если не было возможности избежать причинения вреда; второе — нельзя нанести вред больший, чем предотвращенный. Поэтому, не дай Бог, если в рамках спецоперации полиции вместе с преступникаи в толпе вред причинен прохожим, то смотреть будут на предотвращаемый вред.

Нельзя внесением изменений в закон "О полиции" расширить или сузить полномочия МВД в противоречии с Уголовным кодексом.

Поэтому правильнее было бы этот законопроект, с точки зрения и здравого смысла, и теории уголовного права, отозвать, сформировать совместную с МВД, представителями уголовно-правовой науки и нами, законодателями, рабочую группу, и помочь МВД разработать корректные внутриведомственные инструкции, уточняющие сложные и наиболее часто возникающие у полиции вопросы. Вот тогда и реальная помощь полиции будет, и результат будет соответствующий уголовному закону, да и граждане, может быть, начнут себя чувствовать чуть спокойнее, а это немаловажно.

просмотров: 1713



Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Мне 36 лет. В графе должность пишу "сенатор". Хоть все и говорят, что сенаторов у нас нет и слово это заграничное и неправильное. До этого был просто юристом, правда, закончившим пресловутый питерский юрфак. Родился в Питере, который тогда был еще глубоким Ленинградом, а до перестройки было целых 11 лет. В 85-м году, когда умер Черненко и на вахту заступил Горбачев, я спросил у отца-милиционера: "Папа, а он тоже через два года умрет?" Тот посмотрел на меня и ответил: "Нет, сынок, этот молодой, еще поработает". 
Поработал он недолго. Через шесть лет, отдыхая в Судаке и наблюдая на море за маленькими пограничными корабликами, а по черно-белому телевизору на улице за московским балетом, я вспоминал этот разговор с отцом и думал о президенте, о том, как ему сейчас работается через 160 километров, в Форосе.
Потом время поскакало. И сейчас, набирая этот текст на айпеде для своего блога в МК, я вспоминаю своих друзей-журналистов с питерской Фонтанки и их слова: "Прекрати употреблять это слово-паразит "пресловутый", тем более что питерский юрфак уже не пресловутый, а самодостаточное определение политического явления, к которому ты невольно имеешь отношение".