Пять минут на звонок из полиции

Наш уголовный процесс хоть и состязательный, но не равноправный. Если вас, не дай бог, задержали, то это не равноправие вы ощутите еще до начала процессуального состязания. Если задержат вечером, то ваша семья может узнать об этом факте только утром, предварительно обежав все окрестные отделения полиции, морги и больницы. И хорошо, если у ваших родных здоровое сердце - в жизни бывает по-разному. Мы с коллегами решили предложить норму гарантирующую задержанному пятиминутный телефонный звонок своим родственникам. Но и следствие, при этом, в обиду не дадим.

 

Если вы возьмете в руки уголовно-процессуальный кодекс и решите прочитать про задержание, то вы обрадуетесь, так как пунктом 3 части 3 статьи 49 «Защитник» Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вам не двусмысленно гарантировано, что защитник участвует в деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях, предусмотренных статьями 91 «Основания задержания подозреваемого» и 92 «Порядок задержания подозреваемого» УПК РФ.

Однако жизнь, согласно Форесту Гампу, это коробка конфет, никогда не знаешь, какую вытянешь, поэтому, когда читаешь чуть внимательнее, то замечаешь, что, вместе со всем хорошим, статья 92 УПК вопрос участия адвоката при составлении протокола задержания подозреваемого не регламентирует.

Этот пробел превращается в многоточие, а в процессуальном состязании оборачивается запрещенным силовым приемом и им пользоваться не брезгуют.

Например, задержать вас и не допрашивать сразу. Без адвоката же допрашивать нельзя, поэтому сидите наедине с самим собой и ждите пока не истекут 12 часов отведенные статьей 96 «Уведомление о задержании подозреваемого» УПК, которая устанавливает, что дознаватель или следователь не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии - других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому.

Только с этого момента ваша семья узнает, что вы живы, а ваш защитник помчится вам на помощь. Пока же вы предоставлены себе, оперативным сотрудникам и не процессуальным действиям. А поскольку мы не совсем дети, то понимаем, что такие действия происходят, а в процессуальном состязании кое-кто получил фору. И он совсем не вы.

Это правовое упущение никак не соотносится ни с конституционными правами, ни с уголовно-процессуальным ограничением этих прав и ни с охраной прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Последнее гарантируется всем участникам уголовного судопроизводства, в том числе и подозреваемому. Одним из элементов охраны его прав и свобод является уведомление родственников о задержании подозреваемого.

Мы с коллегами Клишасом и Тюльпановым полагаем, что эти уголовно-процессуальные правовые формы нуждаются в уточнении и поэтому решили устранить этот пробел путем дополнения статьи 92 УПК частью 11, устанавливающей, что при составлении протокола задержания обязательно участие защитника, который приглашается, назначается в порядке, предусмотренном статьей 50 «Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда» все того же УПК РФ.
А поскольку обязательность участия защитника гарантируется статьей 51 «Обязательное участие защитника» УПК, то в связи с этим нашим законопроектом предлагается дополнить часть 1 указанной статьи требованием обязательного участия защитника при составлении протокола задержания.

Что же касается времени уведомления семьи о вашей судьбе, то мы предлагаем предоставить возможность самому подозреваемому уведомить своих родственников и защитника о задержании посредством телефонной связи. Если же такая связь отсутствует (у нас всякое бывает), тогда иного вида связи, продолжительностью не менее пяти минут.
При этом дознаватель, следователь такую возможность обязан предоставить не позднее двух часов с момента фактического доставления к нему подозреваемого.

Но поскольку процессуальное состязание должно быть честным и тайну следствия никто не отменял и отменять не будет, то сам процесс уведомления родственников и защитника о задержании подозреваемого должен безусловно согласоваться с этой самой тайной следствия, поэтому мы уточнили, что в процессе уведомления адресата о своем задержании подозреваемый не вправе излагать обстоятельства дела и доказательства, имеющиеся у органов следствия и которые в дальнейшем могут быть добыты.
Так тоже честно и справедливо.

А для того, чтобы отдельные граждане, которые не безосновательно подозреваются следствием в преступлениях и которые могут попытаться, воспользовавшись, строгим, но справедливым законом предупредить своих соучастников о приключившемся с ними несчастьем или когда родственники являются такими соучастниками, не смогли никого предупредить, нашим законопроектом предусматривается необходимость сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факт задержания подозреваемого, но с уточнением порядка такого не уведомления. В этих случаях по мотивированному постановлению дознавателя, следователя, с согласия прокурора родственники подозреваемого не уведомляются, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним. Ключевое слово здесь "мотивированное". Следователь должен быть в этом уверен, суметь это обосновать и убедить в этом прокурора. А потом вместе с прокурором за свое обоснованное и законное решение нести ответственность.

Эти небольшие дополнения мы и хотим внести в статью 96 Уголовно-процессуального кодекса.
По нашему мнению именно нюансы защищают права людей значительно.

 

просмотров: 2647



Комментарии пользователей

  • Не задерживали еще
    1

    А что мобильник сразу отбирают?

    19 ноября 2013 в 15:40 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход

Мне 36 лет. В графе должность пишу "сенатор". Хоть все и говорят, что сенаторов у нас нет и слово это заграничное и неправильное. До этого был просто юристом, правда, закончившим пресловутый питерский юрфак. Родился в Питере, который тогда был еще глубоким Ленинградом, а до перестройки было целых 11 лет. В 85-м году, когда умер Черненко и на вахту заступил Горбачев, я спросил у отца-милиционера: "Папа, а он тоже через два года умрет?" Тот посмотрел на меня и ответил: "Нет, сынок, этот молодой, еще поработает". 
Поработал он недолго. Через шесть лет, отдыхая в Судаке и наблюдая на море за маленькими пограничными корабликами, а по черно-белому телевизору на улице за московским балетом, я вспоминал этот разговор с отцом и думал о президенте, о том, как ему сейчас работается через 160 километров, в Форосе.
Потом время поскакало. И сейчас, набирая этот текст на айпеде для своего блога в МК, я вспоминаю своих друзей-журналистов с питерской Фонтанки и их слова: "Прекрати употреблять это слово-паразит "пресловутый", тем более что питерский юрфак уже не пресловутый, а самодостаточное определение политического явления, к которому ты невольно имеешь отношение".