Табуретки & зверьки

Табуретки & зверьки

Реплику про Петра Толстого, ставшего депутатом Госудры (© Познер), закончил так: «Оч хорошо помню первый заход действующих журналистов в наш парламент. Речь о «взглядовцах». По мне, ничего хорошего».

Поясню, что имел в виду. Совмещать не получается. Думствовать надо профессионально, а журналистское ремесло этому помеха, по мне.

Впрочем, нельзя не признать: на волне перестроечного энтузиазма журналистам попасть в парламент было проще, чем сейчас. Помню, когда для книги «Битлы перестройки» беседовал с экс-руководителем «Взгляда» Анатолием Лысенко, он заметил, что 1990 году в Думу прошла бы и и табуретка, если бы стояла эта мебель в студии программы, которую смотрело 200 миллионов зрителей.

Комментируя сей пассаж, «депутат от ТВ» Владимир Мукусев мне сказал:

«Насчет выборов «табуреток» в парламент – это от зависти и ощущения бессмысленности прожитой жизни. Да и господин Ельцин вряд ли в 1993 расстрелял бы Верховный Совет, состоявший из «табуреток», а в 1991 никто бы не заставил людей защищать ценой своей жизни «табуреточный» парламент. Но это так, к слову…

Первый съезд Народных депутатов специальным решением создал что-то вроде комиссии по расследованию противодействия выборам КГБ. Наша комиссия была фактически первой попыткой поставить работу спецслужб под контроль только-только нарождающемуся тогда гражданскому обществу. И к чести чекистов, надо сказать, они хоть и с трудом, но шли нам навстречу. Они сами говорили, что хотят заниматься своим главным делом – безопасностью страны, а не сгнившего режима. То есть перестроечные процессы шли и в абсолютно закрытом до этого ведомстве. Кстати, именно в то время Лубянка поделилась с нами и «святая святых» каждой спецслужбы. Именами некоторых телеинформаторов. Меня тогда поразили не фамилии тех, кто писал на меня доносы, а их количество. Сегодня все они при должностях, деньгах, обласканы властью».

То, что, по словам Мукусева, и сам руководитель проекта писал на своих подопечных «закладухи», не могло не расстроить (покойный Влад Листьев называл Лысенко «папой»). Есть вещи, которые лучше не знать. Дабы не размывать романтический ореол идеалов юности мятежной. Может, дело и нужное, но разоблачизмы хорошим делом назвать не решусь. Сам наразоблачался в полный рост. Сейчас понимаю, что, пользуясь образами Пелевина, воевал с «красным драконом», не понимая, чем интеллигент отличается от интеллектуала. Тем, кто не читал, напомню пелевинскую дефиницию:

«Различие очень существенное. Я берусь объяснить только аллегорически… В этом городе жили сто тысяч человек, получавших зарплату за то, что они целовали в зад омерзительного красного дракона. Понятно, что эти сто тысяч ненавидели дракона и мечтали, чтобы ими правила зеленая жаба, которая с драконом воевала. В общем, договорились они с жабой, отравили дракона полученной от ЦРУ губной помадой и стали жить по новому. Сначала они думали, что при жабе будут делать точь в точь то же самое, только денег станут получать в десять раз больше. Но оказалось, что вместо ста тысяч целовальников теперь нужны три профессионала, которые, работая по восемь часов в сутки, будут делать жабе непрерывный глубокий минет. А кто именно из ста тысяч пройдет в эти трое, выяснится на основе открытого конкурса, где надо будет показать не только высокие профессиональные качества, но и умение оптимистично улыбаться краешками рта во время работы… Те сто тысяч назывались интеллигенцией. А эти трое называются интеллектуалами».

Конец цитаты.

И да, отличие «депутатов от ТВ» образца четвертьвековой давности от нынешних – тоже есть.

просмотров: 5227



Комментарии пользователей

  • давать советы людям состоявшимся - бессмысленно
    0

    поэтому вспомним о Марке Шагале, который прожил жизнь в предощущении чуда. Из воспоминаний великого художника: "ЗНАК СУДЬБЫ Случилось так, что вернувшись в 1914 году в Витебск, Шагал со своей женой Беллой оказался в местечке Любавич, где жил в ту пору великий Ребе Шолом-Бер Шнеерсон. К нему за советом, что делать дальше, и обратился Шагал. Вот фрагмент их беседы:
    – Так ты хочешь ехать в Петроград? – спрашивает Ребе. – Думаешь, там тебе будет лучше? Что ж, я благословляю тебя, поезжай.
    – Но, Ребе, мне больше хочется остаться в Витебске, – говорит Шагал. – Там живут мои родители, родители моей жены. Там...
    – Ну что ж, если тебе больше нравится в Витебске, благословляю тебя, оставайся.
    «Г-споди! Велика мудрость Ребе Шнеерсона!»

    23 сентября 2016 в 17:16 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход

Как и любой из своих блогов, данный намерен использовать ради вивисекции сограждан. Попытаюсь тестировать аудиторию: мне любопытна реакция читателей/слушателей/зрителей на аккуратные провокации.