У полковника плохая экономика

У полковника плохая экономика: летать, твою мать!

Минимум сотня тысяч путешествующих граждан унижена за свои деньги. Позорище в стране и за границей. Даже авиаотряду «Россия» (перевозка первых лиц), иностранным авиалиниям, не говоря уже об отечественных, приходится долго и нудно вызволять потерпевших авиабилетников. На деньги налогоплательщиков, естественно. «ВИМ-Авиа», десятая по объему перевозок в России, фактически остановила полеты. Причина тому – долги перед российскими и иностранными аэропортами, топливными компаниями. А ведь на рейсы этого перевозчика продано по разным данным от 140 тыс. до 200 тыс. билетов.

Владимир Путин, как водится, устроил публичную выволочку Максиму Соколову. Президент министру. Всегда так: коли экономика ни к черту, так хоть телевизионный пиар с этого позорища собрать, как со всего прочего, что происходит с Россией. А чем собственно так уж провинился министр транспорта в стране, где ничего толком не работает, кроме железобетонной политической системы? Собственно, из-за её давящей монолитности Россия так и осталась страной вечнозелёной модернизации.

Кто и как гибнет в небе

Ладно, бог с ними с высокими технологиями, которые в неволе размножаются лишь в военных клетках. Разве это первое авиабанкротство? Да их уже с десяток! Граждане еще не забыли когда-то образцового гиганта «Трансаэро». А где красные крылья – Red wings Александра Лебедева? Там же где и потерпевшая экономическую катастрофу в 2008 году AirUnion. В 2009 году пришел конец «КД Авиа», в 2011-м – лоукостеру «Авианова», в 2012-м – АК «Кубань», в 2015-м – чартерной «Московии» и «Ак Барс Аэро». В 2016-м – навсегда приземлилась АК «Былина», проработавшая 22 года. По иронии судьбы пассажиров «Былины» пришлось возвращать рейсами «ВИМ-Авиа». В нынешнем году пришел черед (точнее конец) АК «Татарстан» и теперь вот «ВИМ-Авиа». «Когалымавиа» (та самая, чей Airbus 321 был взорван террористами над Синаем в отместку за начало российских бомбардировок в Сирии) пока официально не признана банкротом, но по существу разорена и исчезнет, во всяком случае в виде независимой от государства компании.

Зато в прошедшем сентябре наконец признали банкротом «Трансаэро», ее долги оказались в 144 раза больше стоимости активов. К банкротствам авиакомпаний за последнее десятилетие россияне привыкли. Однако «Трансаэро» – особый случай, ей стоит уделить отдельное внимание, дабы присмотреться, что происходит с гражданской авиацией.

По международным рейтингам, эта компания – единственная из РФ – входила в двадцатку самых безопасных перевозчиков мира (ни одного погибшего за 20 с лишним лет полетов!). По объему перевозок она была сразу после «Аэрофлота», как на внутренних, так и на международных магистралях. На многих направлениях оставалась единственным конкурентом «Аэрофлота», предлагая при этом более демократичные цены. Постоянно росла и расширяла сеть маршрутов, пополняла авиапарк. Но большая часть расходов наших авиакомпаний – в иностранной валюте. Это и лизинг иностранных самолетов (своих конкурентоспособных нет), и их техобслуживание за рубежом. А доходы, в основном, в рублях. Сошлись два момента: упал рынок международных перевозок, где «Трансаэро» активно продвигала свои услуги, и рухнул рубль.

Сначала компанию такого уровня решили спасать. Все-таки 10 тысяч рабочих мест, в основном высококвалифицированных, более 600 тыс. пассажиров, которые надеялись рейсами этой компании улететь и уже приобрели билеты. На совещании у вице-премьера Игоря Шувалова вроде бы был найден выход: компания входит в группу «Аэрофлот» и продолжает выполнять свои обязательства уже под ее крылом». Совет директоров «Аэрофлота» это дело одобрил.

Но ровным счетом ничего из этого не получилось. «Трансаэро» – частная компания, пакет акций весьма рассредоточен. По условиям сделки, основной владелец – Александр Плешаков – должен был консолидировать в своих руках, договорившись с другими акционерами, нужный пакет акций (75% плюс одна). И передать их «Аэрофлоту». Но консолидировать акции не удалось. В качестве главной причины сами акционеры называют упорство банков. Примерно четвертая часть акций перевозчика заложена: в числе кредиторов ряд крупнейших финансовых учреждений, которые не смогли договориться между собой: часть банков требовала банкротства, другая часть – мер по спасению. В итоге на очередном совещании в правительстве решили «Трансаэро» банкротить – так им, правителям, удобней. В сложившейся ситуации без господдержки «Трансаэро» оказалось банкротом. Только ведь без государства и «Аэрофлот» банкрот. В общем, всё как всегда в государстве российском: одним – приближенным – всё, другим – ничего. «Аэрофлот» перевезет всех и поднимет цены благодаря резкому усилению монополии, приближенной к бюджетной кормушке.

Эксперты прогнозируют, что рост цен на авиабилеты теперь будет особенно заметен в нижнем ценовом сегменте – подрастут самые доступные тарифы. И что характерно для хозяйствующего театра абсурда: все, кто на земле, буквально вцепились в глотку авиаторам и имеют отличные прибыли. Это аэропорты, службы организации воздушного движения, топливные, кейтеринговые и клининговые компании, логистика и прочее наземное обслуживание. А вот летающие – на грани убыточности при дорогих билетах, которые дорожают и дорожают. Система так «умно» отстроена, что чуть ли не весь сбор с пассажиров перетекает в карманы тех, кто на земле. Правящим медведям это что, неизвестно? Предыдущие банкротства не восприняты сигналом? Чем они там наверху занимаются – запретами да штрафами с новыми платежами?

Между тем, в обстановке «непрозрачности» российского неба, ухудшения политических отношений в связи с ситуацией в Украине, с учетом падения спроса, девальвации рубля и монопольного положения «Аэрофлота» западные авиакомпании продолжают уходить с российского рынка. 20 из них уже помахали крыльями на прощание. Среди них американская Delta Air Lines, теперь единственным перевозчиком на маршруте Москва – Нью-Йорк остался «Аэрофлот». Улетел немецкий лоукостер Germanwings/Eurowings. А с ним и французский лоукостер Aigle Azur. В авиакомпаниях закрытие полетов объясняли снижением спроса в связи с политической ситуацией. С уходом Aigle Azur и банкротством «Трансаэро» на маршруте Париж – Москва снова остались лишь Air France да «Аэрофлот».

Австрийский лоукостер Niki (его основатель – чемпион гонок «Формулы-1» Ники Лауда) покинул Россию также из‑за падения спроса. Аналогичная история и с немецким перевозчиком airberlin, таиландским Thai Airways, гонконгским Cathay Pacific Airways. Амбициозный британский лоукостер easyJet (помнятся его рекламные постеры в метро, предлагавшие поразительно дешевый перелет в Лондон) последний рейс в Москву выполнил в марте прошлого года. Вместе с экс-Трансаэро easyJet был вторым назначенным перевозчиком на маршруте Москва – Лондон. С их уходом на линии снова остались лишь два конкурента: «Аэрофлот» и British Airways.

В этот невеселый список ушедших из России добавим третий по величине лоукостер Европы – норвежскую авиакомпанию Norwegian, почти 10 лет летавшую из Осло в Санкт‑Петербург, Icelandair (Исландия), EgyptAir, Estonian Air, Srilankan Airlines, Tarom (Румыния). В этом списке и Wizzair Ukraine (украинская дочка венгерской авиакомпании), плюс четыре чисто украинских авиакомпании, прекратившие полеты в Россию по политическим причинам.

С турфирмами не лучше: крайние всё те же – дорогие россияне

Тоже самое, если не хуже, и с турфирмами. Разорились сотни, в том числе те, крупные, что были годами на слуху: «Тед Трэвел», «Нева», «Роза Ветров Мир», «Лабиринт», «Голд Лайн», «Сансет трэвел».

Сложная экономическая ситуация в стране и ухудшение политических отношений привели к тому, что туристическая отрасль оказалась в глубочайшем кризисе. Количество туроператоров продолжает быстро сокращаться. В некоторых случаях процесс ликвидации компаний проходит спокойно, а в некоторых – с судебными разбирательствами, выявлением мошеннической деятельности и крупными скандалами.

Банки, чтоб им пусто было!

Хорошо, может, эта плачевная ситуация лишь в нескольких взаимосвязанных отраслях? Нет, это железное правило хозяйствования (хозяйничанья) кумовского чиновного, с позволения сказать, капитализма (бандитизма). Возьмем финансовую систему – «кровоснабжение» экономики. Счет разорившихся банков идет на сотни – при давно сидящей на ЦБ женщине сказочной мудрости Эльвире Набиуллиной.

Количество банков в РФ резко снижается и финансовая система уже далеко не та, что прежде – падает конкуренция, нет долгосрочных инвестиций. На 2017 год в России осталось всего 623 банка. Для сравнения: число банков в 2010 году – 1058.

Да, немало из них сами виноваты, но зачем было позволять им плодиться, что за критерии их общественно бесполезной деятельности? И что это за банки, которые не кредитуют промышленность, да и над другими отраслями измываются? У них другие интересы: спекуляция ценными (на самом деле зачастую мусорными) бумагами, обналичка и перевод денег за границу, навязчивое потребительское кредитование. Слава богу, чуть-чуть вроде бы с ипотекой разобрались.

Часть банков уходят с рынка самостоятельно, потеряв прибыльность: подают документы на банкротство и добровольно «отдают» лицензию. Но таких очень мало: как правило, они изначально создавались для вывода средств, а не полноценной банковской деятельности. С 2014 года ЦБ начал так называемую «зачистку», цель которой – избавиться от слабых игроков рынка, искоренить незаконную легализацию доходов. Но все эти банкротства и оздоровления осуществляются за счет общества и стоят астрономических денег. Что это за бесконечные колоссальные операции по спасению банковской системы за счет налогоплательщиков?! На триллионы рублей чуть ли не через год…

В общем, летать твою мать! – командуют медведи загнанной и ограбленной экономике.

просмотров: 35265



Комментарии пользователей

Независимый обозреватель, публицист, аналитик. В 1975 году окончил Московский государственный институт международных отношений. Девять лет провел на дипломатической службе в центральном аппарате МИД, посольствах и генконсульствах во Вьетнаме и Камбодже.

Променял дипслужбу на журналистику. Работал в «Труде» и «Общей газете», был главным редактором журнала «Франчайзинг в России» и портала Buybrand Inform, редактором журналов «Молл» и City Space, ответственным редактором «Нефтяного обозрения». Много писал для интернет-журнала «Новая политика», который, увы, приостановил свою деятельность. Был обозревателем журнала Profashion (всё о модной индустрии), в настоящее время – обозреватель портала Retail.ru.