В Токио раскупили красное вино

В Токио раскупили красное вино

Позвонил в Токио нашему корреспонденту. Вот что рассказывает Юра Синалеев:

"У нас тут полная задница. Над городом висело облако, выглядело как морские волны. И цвета такого, как Балтийское море, можешь себе представить?

С температурой интересные вещи творятся. Было очень жарко — под 25 градусов, а потом очень резко похолодало. И сильно упала влажность. Я поначалу боялся, что пойдет дождь, но этого не произошло.

Мы отправили ребенка из города. Бабушка и дедушка приехали за ним на машине и забрали к себе в Яманаси. Это неподалеку от Фудзиямы. У них там дом высоко в горах. Я отдал сыну свою каску.

В Токио на улицах очень много народу – из-за проблем с транспортом. Люди ходят в касках и в масках. Стараются держаться подальше от деревьев и столбов.

В магазинах нет НИ-ЧЕ-ГО!

В токийских магазинах стремительно пустеют полки. Фото Юрия Синалеева.

Жену попросил взять с работы красного вина – оно выводит радиацию. Удалось купить молока – с теми же целями. Хоть паники и нет, но японцы как народ грамотный разобрали в первую очередь все пиво (даже безалкогольное) и красное вино.

Зашел в банк снять денег – там огромные очереди.

Вечером в воскресенье нам обещали веерные отключения электричества, но свет так и не отключали.

Сейчас, когда мы разговариваем, моя жена едет с работы на такси. Обычно она ездит на электричке, но с этим сейчас проблемы. Фирмы оплачивают специальными чеками проезд на такси.

Токио. Очередь на такси. Фото Юрия Синалеева.

 

По телевизору, видимо, чтобы народ не слишком дергался от плохих новостей, показывают очень много доброй социальной рекламы – с одуванчиками, с подсолнухами, с рисующими детьми".

просмотров: 4385



Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Я возглавляю международный отдел «Московского Комсомольца», а попутно пытаюсь заниматься научной деятельностью в сфере политологии. Поэтому тематика моего блога будет вращаться вокруг мировой политики. Впрочем, и другим аспектам заграничной (а, может быть, и не только заграничной) жизни я буду уделять внимание.