«Взгляд» в «Пусть говорят»

Вчера в прямом эфире программы «МимоНот» обсуждали с Владимиром Мукусевым книгу «Мушкетёры перестройки. 30 лет спустя» и грядущую во вторник дату – 30-летие культового проекта «Взгляд».

Помимо прочего, говорили и об «отмечалках». В понедельник на Первом запланирована запись программы «Пусть говорят»; выпуск будет посвящён годовщине.

Мне позавчера звонила «взглядовский» режиссёр Татьяна Дмитракова. Мы вспомнили вечер у Малахова пятилетней давности (re: 25 лет «Взгляду»). На фото из малаховской студии Таня вместе с музредактором проекта Лозовой и вдовой ведущего Артёма Боровика – Вероникой Хильчевской. Тогда, в 2012-м прямо в разгар записи ушёл «взглядовец» Дмитрий Захаров, а знаменитый тандем Мукусев/Политковский и вовсе в студии отсутствовал. От Дмитраковой я узнал, что в списках приглашённых на Первый Мукусева снова нет, зато есть… Татьяна Пушкина. И Оксану Пушкину пригласили.

С другой стороны, почему бы нет.

Мой вчерашний собеседник Мукусев по этому поводу вспомнил двадцатилетие программы «Взгляд», когда вышла забавная шняга с вручением «ТЭФИ»: Любимов был тогда единственным из награждённых ведущих! А из 31 приглашённого организатором мероприятия Владимиром Познером – 25 в программе не работали по словам Мукусева.

Он, кстати, высказался по этому поводу в предыдущей книге – «Битлы перестройки» (2011 год):

«Ну, красивая идея наградить «Взгляд» к 20-летию. Потому что нет других передач, которые бы умерли, а о них вот еще помнят. Это было, конечно, приятно. Но каково же было изумление огромного количества людей и прежде всего мое, когда я увидел эту церемонию по телевизору, а там вовсе не было фамилии Мукусев!

Там не назвали даже Политковского — человека, который создал тогда принцип нового телевизионного репортажа. Это не было, конечно же, чем-то новым в истории журналистики. Но на телевидении проникновения Саши в криминальные либо в полукриминальные сообщества — это было впервые. Тогда техника нам помогала совсем немного, потому что камеры были громоздкие, их нельзя было спрятать, а вот радиомикрофоны уже у нас появились. Мы были первые, кто использовал радиомикрофоны для того, чтобы проникнуть к жуликам. Никто не предполагал, что там может оказаться журналист. То, что сделал Саша, — это фактически была настоящая школа!...

А во время церемонии на сцене оказалось 30 человек, большинство из которых были в то время водителями, администраторами, а то и просто людьми, которые, как и автор этого учебника, где-то что-то о «Взгляде» слышали.

Был там и еще один человек, который имел отношение к «Взгляду», — это Слава Флярковский, мой ученик и тоже, в общем, друг. Мы встретились с ним после всей этой истории, и я ему сказал: «Тебе не стыдно?» Он мне ответил: «Да кто это «ТЭФИ» смотрит?»
 И что я должен был сказать? Что это стыдно? Мы потеряли такое нормальное человеческое качество, как брезгливость. Как можно было оказаться на сцене с людьми, которые так нагло и так некрасиво в каких-то странных своих целях устроили все это? Или мы не знаем, что такое «Медиасоюз» и кто его возглавляет? Бог с ним, с этим...

Меня удивили еще и академики. Так называемые телевизионные академики, которые мне звонили вместе с сотнями других людей и извинялись: «Володя, мы выходили в этот момент из зала и мы не знали, что так произошло». Когда позвонил один, я еще это понимал. Но когда их позвонил десяток, и все они «выходили», я понял, что это более серьезная штука, чем просто какая-то межтусовочная, межтелевизионная неприличность. Это не просто непорядочно и глупо. Это гнусно и омерзительно! Эдуард Сагалаев в списке даже не упоминался!».

***

Ну вот я бы воздержался от таких резких характеристик: «гнусно и омерзительно». Вовсе нет. Нормально и закономерно. Историю пишут победители. Всегда так было, есть и будет. В конце концов, как приговаривал ныне покойный ТВ-гуру: «Это ведь телевидение, baby». Так тому и быть. Меня это лишь забавляет, право.

просмотров: 28210



Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход

Как и любой из своих блогов, данный намерен использовать ради вивисекции сограждан. Попытаюсь тестировать аудиторию: мне любопытна реакция читателей/слушателей/зрителей на аккуратные провокации.