Загадка «Дела Тухачевского». Таинственный компромат или почему железный маршал признал себя врагом народа?

"Когда слова теряют смысл – люди теряют свободу".

Конфуций

В истории СССР существует немало загадок, некоторые из них до сих пор поражают воображение отсутствием логики и непредсказуемостью. Дело командира Красной армии маршала Тухачевского, без всякого сомнения, относится именно к такой категории тайн истории.

Посудите сами. Один из самых преданных офицеров сталинского режима, жестоко подавлявший противников власти, офицер с блестящим военным образованием и огромным опытом, совершенно неожиданно был назван врагом народа и после короткого следствия осужден и моментально расстрелян. Но самое интересное в этой истории, что сам Михаил Николаевич признал свою вину, по существу даже не пытавшись доказать лояльность государству, партии, Сталину.

Интересна биография Тухачевского. Награжден восемью царскими и советскими боевыми орденами. Участвовал в Первой мировой войне в чине подпоручика, неоднократно награждался за личную храбрость. В феврале 1915 года, в ходе Праснышской операции на Северо‑Западном фронте, попал в плен под Ломжей. В 1917 году, после нескольких неудачных попыток, бежал из Германии в Россию. После Октябрьской революции перешел на сторону советской власти, в 1918 году вступил в партию большевиков. В марте 1921 года подавил штурм мятежного Кронштадта, где против монопольной власти большевиков восстали моряки Балтийского фронта, в 1921 году был назначен командующим войсками Тамбовской губернии, выполнявшими задачу окончательной ликвидации массового крестьянского восстания.

После гражданской войны Тухачевский был назначен начальником Академии Генерального штаба провел в армии образовательную и административную реформы. Тухачевский участвовал в техническом перевооружении советской армии, развитии новых видов и родов войск — авиации, механизированных и воздушно‑десантных войск, военно‑морского флота, в подготовке командного состава.

И такого жесткого, закаленного в боях человека, неоднократно раненого и неоднократно смотревшего смерти глаза, вдруг необыкновенно быстро сломали!

Тем более что серьезного компромата, судя по воспоминаниям известных деятелей той эпохи, на него не было. Вот что по этому поводу пишет в одной из своих книг генерал Судоплатов: «Уголовное дело против Тухачевского целиком основывалось на его собственных признаниях, и какие бы то ни было ссылки на конкретные инкриминирующие факты, полученные из-за рубежа, начисто отсутствуют. Если бы такие документы существовали, то я, как заместитель начальника разведки, курировавший накануне войны и немецкое направление, наверняка видел бы их или знал об их существовании...»

Почему же Тухачевский признал факт своей «преступной» деятельности, и даже, по свидетельству генерала Судоплатова, оговорил себя?

По одной из версий, обвинения в адрес Тухачевского основывались на информации, сфабрикованной нацистскими спецслужбами и переданными Сталину через президента Чехословакии Бенеша в «красной папке», содержавшей «доказательства» конспиративных контактов Тухачевского с германским Генштабом. Упоминание об этом присутствует в книге Дугласа Грегори «Шеф гестапо Генрих Мюллер. Вербовочные беседы».

Факт существования таких документов подтверждает в своих мемуарах и Вальтер Шелленберг, глава военной разведки фашисткой Германии. Шелленберг хвастается, что компромат на Тухачевского был подготовлен и сфабрикован очень быстро, всего за 4 дня.

Но и эти признания не добавляют ясности в историю с осуждением и моментальным расстрелом Тухачевского, а затем и других командиров Красной армии, а наоборот ставят множество вопросов и запутывают ситуацию.

Каким же непостижимым образом фальшивый компромат подготовленный на «скорую руку» оказалось невозможно опровергнуть, и почему явная ложь заставила Тухачевского согласиться с предъявленными ему обвинениями? Загадки, загадки…

Тухачевский, увы, был не первой в истории жертвой фальсификации. Но, наверное, еще никогда, операция по устранению неугодного человека не сопровождалась столь необъяснимым поведением самой жертвы, практически добровольно отправившейся на показательное заклание.

Как здесь не вспомнить известный роман Александра Дюма «Граф Монте Кристо»,

сюжет которого основан на том, что письмо молодого капитана перехватили злоумышленники, а его содержание изменили с помощью подделки почерка автора.

В дальнейшем сфальсифицированное письмо послужило основанием для заключения главного героя романа в одну из самых строгих тюрем Франции.

Читающий мир девятнадцатого века был потрясен этим романом. Налицо имелась совершенно трагическая ситуация, жертвой которой пал главный герой. Но справедливости ради отметим, публика переживала не столько за литературного персонажа, сколько за себя! Почему?

Дело в том, что в XIX веке во многих странах, в том числе и в царской России, перлюстрация писем официально запрещалась. В реальности, государство перехватывало письма, но такие действия считались незаконными. Граждан потряс сам факт, что их почта, оказывается, может быть перехвачена, а они в результате действий злоумышленников могут поплатиться свободой и попасть в тюрьму!

Для многих история, описанная Александром Дюма, являлась откровением не меньшим, чем современные разоблачения Эдварда Сноудена.

Правда спустя два века после описанных в романе Александра Дюма событий проблема конфиденциальности личной информации беспокоит людей куда меньше. Хотя уголовная ответственность в случае обнаружения в текстах писем противоправных мыслей несоизмеримо выше! Ведь в XIX веке прослушка считалась незаконным деянием. Можно было, как вещественное доказательство использовать само письмо, но его содержание, добытое в результате тайной перлюстрации, использовать в обвинении было практически невозможно.

В XXI веке собственник компьютера или мобильного телефона может даже не догадываться, какую информацию разместили на его персональных устройствах злоумышленники. Раньше, чтобы подбросить фальшивое письмо, надо было приникнуть в дом жертвы, куда-то так положить конверт, чтобы до поры до времени хозяин не смог его найти, потом сообщить властям о компромате. Те, в свою очередь, должны были провести обыск и найти потайное письмо…

Сегодня вся эта процедура происходит без участия человека. Компромат может автоматически рассылаться в виде обновлений программ и самостоятельно инсталлироваться в компьютер или мобильный телефон жертвы. Все поставлено на поток!

Но самое удивительное, что сегодня, не смотря на то, что сфальсифицировать письмо, отправленное по электронной почте или СМС, или разговор по мобильному телефону или мессенджеру намного проще, чем в XIX веке, а люди несут уголовную ответственность за хранение и распространение информации, считающейся незаконной (например: терроризм, призывы к свержению законной власти, оскорбления и т.д.), мы, тем не менее, становимся свидетелями удивительного парадокса, когда практически никто из пользователей электронных средств связи не беспокоится об обеспечении своей собственной информационной безопасности и не требует этого от государства!

Ситуация с тотальной перлюстрацией почты изменилась с началом Первой Мировой войны: государства искали шпионов в своих странах, что уже выглядело глазах общества вполне обоснованно. Тогда же прослушка, а затем подделка речи и голоса человека стала использоваться в качестве полноценного оружия.

В 1914 году, в ходе Первой мировой войны, немцы для разгрома русских армий Самсонова и Ренненкампфа подделывали команды русского командования по радиосетям и передавали по радио фальшивые приказы, направляя русские войска в засады.

То есть уже сто лет назад, в 1914 году, для дезинформации и фабрикации компромата практиковалась не только подделка почерка, но и голосовых команд, передаваемых по радио.

И после окончания Первой мировой войны оказалось, что контроль над почтой и телефонными разговорами очень важен государству. Для чего? Не только для борьбы с иностранными шпионами и криминалом, но и для завоевания политической власти, а главное удержания ее в своих руках.

Наиболее жесткую форму всеобщий контроль приобрел в Советском Союзе во время сталинского режима и в нацистской Германии. Не на словах зная все тонкости подобной системы контроля, немецкая разведка решила обратить ее себе на пользу, попытавшись с помощью информационного компромата разделаться с верхушкой Красной армии. Видимо уже в середине 30-х годов фашисты вынашивали планы военного захвата СССР.

То, что произошло в дальнейшем, мы все знаем. Тухачевский и другие советские маршалы и генералы, участвовавшие в Первой Мировой и Гражданской войнах, буквально за один день допросов ломались, давая порочащие себя свидетельские показания, признаваясь в том, что, работали против Советского Союза на иностранную разведку.

Некоторые историки оправдывают подобное поведение военачальников предположением о жестоких пытках в подвалах НКВД, хотя весомых доказательств этой версии им так и не удалось найти.

С другой стороны, так ли спецслужбам легко сломить военного человека даже самыми жестокими пытками?

Вспомните множество примеров героического поведения советских солдат и офицеров во время пыток, вспомните генерала Карбышева, подвиг Зои Космодемьянской, партизан, выдерживавших страшнейшие пытки в гитлеровских застенках неделями, даже дольше, и не выдававших свои секреты. Так почему же маршалы-орденоносцы, буквально после одного дня допросов, начинали давать показания против себя, фактически подписывая не только собственный смертный приговор, но и опорочивая собственное имя в истории?

Я много работал с советскими архивными документами того периода. И могу сказать, что загадку Тухачевского и других командармов – «врагов народа» сегодня можно объяснить только одним образом – применением «спецсредств».

Но ни «сыворотки истины», ни полиграфа в те времена еще не существовало, поэтому объяснить происходившее в комнатах следователей возможно только одним образом, использованием неизвестных ранее технологий, полностью лишавших человека воли и желания досказать свое алиби!

Такой секретной и неизвестной армейским военачальникам технологией мог стать … магнитофон. В 30-х годах магнитофоны не производили нигде, кроме Германии. И Германия такую технику никому никогда не продавала: продажа магнитофонов была запрещена даже на официальном уровне.

Однако ссылаясь на довольно близкие отношения между двумя странами, немцы все же приняли решение «в качестве жеста доброй воли» осуществить поставку магнитофонов советским спецслужбам, а если точнее только одной организации – НКВД. Чтобы государственная репрессивная машина могла использовать магнитофоны для записи разговоров людей, могущих оказаться диссидентами по отношению к правящему режиму.

Зная хроническую подозрительность Сталина и боязнь контрреволюции, немцы могли не сомневаться, что их «троянский» дар будет обязательно принят и начнет «эффективно» использоваться в отношении самых высокопоставленных деятелей СССР, в том числе и армейского командования.

Ну, а дальше было все на удивление просто.

В СССР практически никто, в том числе и следователи НКВД, не знали, что в Германии в тот период могли фальсифицировать голос и речь человека с помощью специального монтажа и магнитофона, и что для такой работы нужны всего-навсего образцы голоса человека.

Теперь представьте реакцию маршала Михаила Тухачевского, которому на допросе представляют для ознакомления сфальсифицированную запись его разговоров по телефону. Ни маршал, ни другие военачальники даже не подозревали о возможности подделки голоса и речи во время телефонных переговоров. Для них это был тяжелейший психологический шок.

Да и сам Сталин, прошедший в свое время застенки жандармерии знал, что любые показания можно «выбить» силой, и, поэтому почти никогда не доверял письменным признаниям, подозревая, что может стоять за документами, добытыми такими методами.

Но когда он слышал голос знакомого человека, а у Сталина был прекрасный слух, он, конечно же, верил речи человека, записанной на магнитофон.

На основании этих секретных магнитофонных записей принимались окончательные решения. Очень часто они оказывались фатальными для осужденных.

К сожалению, случай с Тухачевским в истории СССР оказался не последним.

В Советском Союзе всегда шла напряженная политическая борьба за руководящие посты в государстве. Поэтому компромат использовали для смены тех или иных государственных деятелей, ставших неугодными высшему руководству страны.

Подобным образом сменили и Никиту Хрущева и других руководителей СССР, а потом и России. Интересно отметить, что историки до сих пор не объяснили скандал с немедленным отстранением от занимаемых должностей Александра Коржакова.

Он был ближайшим другом и помощником президента РФ Бориса Николаевича Ельцина. Они часто обедали вместе… и вдруг президент за несколько часов принимает кардинальное решение – снять Коржакова со всех постов. Что случилось?

Генерал повторил историю с Тухачевским! Борису Николаевичу предоставили для ознакомления запись телефонного разговора, естественно, сфальсифицированного, в котором Коржаков говорил о своем желании стать Президентом России. Этого факта оказалось достаточно, чтобы Борис Николаевич принял немедленное решение об отставке руководителя своей службы безопасности.

Вот так при помощи фальсификации голоса и речи, а голосу доверяют многие руководители, и идет сбор компромата или вброс «нужного» компромата в прессу.

К сожалению, сегодня от подобной нехитрой операции не защищены не только известные люди, но и любой из нас.

Недаром сейчас во всех горячих точках, в том числе на Донбассе, на Украине, в Сирии, периодически возникают аудиозаписи с компроматом на тех или иных людей, а иногда и на целые страны! И такие «голоса» мне очень напоминают времена, предшествующие Второй мировой войне, когда спецслужбы диктаторских режимов использовали подобные методы для расправы со своими оппонентами.

Мы видим и сегодня, как службы безопасности разных стран, без всякой экспертизы и доказательств, сливают в СМИ фальшивки, борясь со своими оппонентами.

Тема, касающаяся прослушки в государстве российском, наверное – самая засекреченная из всех тем. Ведь до сих пор не рассекречены ни документы 80-летней давности, ни даже документы царского архива, в которых упоминаются данные о записях телефонных разговоров и их дальнейшем использовании. По всей видимости, они затрагивали миллионы людей. Перед революцией только в двух столицах с совокупным населением примерно 4 млн. имелось 230 тысяч телефонных номеров. Многие из них стояли в государственных конторах, однако большая часть была в частном пользовании, в этом случае почти каждый телефон можно умножать на 5-6 членов семьи. Вероятно у миллиона жителей Петербурга и Москвы был доступ к этому новейшему средству связи.

А в СССР к тридцатому году насчитывалось уже 800 000 действующих телефонных номеров!

В XXI веке опубликовано огромные количество рассекреченных архивных материалов прошлого и позапрошлого веков, но повторяю – нигде мы не найдём результаты прослушки.

Создается впечатление, что они попросту исчезли. Более того, мы до сих пор не знаем, кто же в НКВД руководил прослушкой телефонов. Мы только знаем, что она была массовой. И к контролю привлекалось большое количество сотрудников НКВД. Они же должны были где-то регистрировать материалы прослушки и сохранять их в архивах. Можно задать вопрос, а где эти архивы? То же самое, можно сказать о царском архиве. Где все записи телефонных разговоров? Достоверно лишь известно, что когда была создана первая линия в Царском селе, связывающая Москву и Санкт-Петербург, царь поручил двум жандармам в обязательном порядке следить за линией и слушать все разговоры, которые чиновники совершали.

А кто же в жандармерии являлся ответственным за телефонную прослушку и перехват телеграфных сообщений?

Я могу предположить, что во время Первой мировой войны за это отвечала контрразведка России, которой непосредственно руководил Великий князь Николай Николаевич.

О том, что прослушка существовала в царской России нам известно из мемуаров депутатов Думы Российской Империи. Но о результатах той прослушки мы наверное уже никогда так и не узнаем. Слова людей зафиксированные на бумаге начала XX века с помощью печатных машинок скорее всего уже не восстановить. Другое дело, современные цифровые записи, уничтожить их практически невозможно, поскольку можно создать любое количество электронных копий. В том числе и фальшивых…

Вместо эпилога

С широким распространением цифровых технологий, сегодня существуют множество доступных программ для работы с голосом и речью.

Сейчас уже любая киностудия, студия записи может спокойно смонтировать с помощью компьютерной обработки не только голос, но и видео и, теоретически, подобный компромат может быть сфабрикован на любого из нас. А как же на практике? Защищены ли мы все от подобных случаев?

Фактически нет. В России уже известно огромное количество случаев, когда мошенники, подделав голоса жертв, звонили родственникам, сообщали ложные сведения о дорожно-транспортном происшествии, просили срочно привезти им деньги, чтобы родственника виновника ДТП не посадили в тюрьму и т.д. И многие люди попадались на подобные уловки мошенников и везли им деньги. Есть официальные данные милиции, что мошенники таким образом заработали сотни миллионов рублей.

И из года в год такое электронное мошенничество наращивает обороты.

Сегодня каждый из нас использует мобильную телефонную связь. А что она из себя представляет? Это цифровые линии связи. А при современном развитии технологий подделать голос в цифровом формате совсем не сложно. Определить же подлинность голоса можно только при помощи экспертизы.

А всегда ли может экспертиза определить это точно? Вот это большой серьезный вопрос.

Подобное развитие событий делает человека беззащитным в информационном мире. То есть раньше фальсифицировали почерк и содержание письма, как в книге Александра Дюма, и человека сажали в тюрьму. Теперь, в веке информационном, человека могут посадить в тюрьму, сфальсифицировав его речь и голос. Новые методы фальсификации информации, особенно голосовой, очень опасны, потому что голосу традиционно все доверяют. Люди должны понимать, какие опасности грозят им в современном мире, я бы так сказал, информационном лесу или джунглях.

Поэтому необходимо обеспечивать не только защиту своей информации, но и неизменяемость, т.е. невозможность ее фальсифицировать. Необходимо всегда закрывать на ключ дверь в свое информационное пространство! А ключ надежно хранить только у себя.

Мы помним, как раньше рейдеры расчищали себе путь к чужой собственности, побрасывая конкурентам пули, наркотики. А сейчас, в информационный век, преступники создают электронный компромат, поделывают голос человека и передают эти «свидетельства» правоохранительным органам.

Ведь всем понятно, что входить в настоящие джунгли без оружия смертельно опасно.

Но люди не понимают, что когда они входят в информационные джунгли, то тоже должны быть защищены, иначе они там погибнут. Многие говорят, что им нечего скрывать, когда они разговаривают, например, по телефону. Но, если человек имеет какую-то собственность, имеет какие-то взаимоотношения с другими людьми, он должен знать, что есть завистливые люди, которые захотят его каким-либо образом скомпрометировать в глазах его родственников, друзей, начальства.

Сейчас мы не знаем, что наши мысли можно подделывать, как раньше подделывали почерк, а затем речь человека. Сейчас это звучит фантастично и неправдоподобно. Но пройдет совсем немного времени. И хакеры научатся делать и это. И тогда человек уже будет думать и естественно говорить и делать, как это хочется злоумышленникам. И никто не заподозрит, что им кто-то руководит!

Совсем скоро помогать человеку станут невидимые нанороботы, встроенные в его мозг и управляющие мыслями, чтобы упростить получение электронной почты, набор текстов и др. Уже не нужно будет ничего печатать руками, а только нужно будет мыслить. Однако о защите теперь уже не слов, а мыслей людей, опять никто не думает. Людей приучили к тому, что их информацию контролируют.

Развивая в XXI веке новые технологии, и ничего не предпринимая для защиты личной информации, цивилизация открывает свой мозг не только компьютерам, но и преступникам, для которых главное в этой жизни не научно-технический прогресс, а прибыль.

Но это уже тема для следующей публикации.

просмотров: 25752



Комментарии пользователей