Закон из эры милосердия

 Несколько слов о милосердии и о подготовленных нами новых законодательных инициативах. Возможно, они не так ярки и не так хорошо ложатся на слух, но они выстраданы и делают жизнь ограниченно дееспособных людей чуть легче. А "чуть" в данном контексте означает много.

Так, в начале прошлого года, нам с коллегами-сенаторами удалось, фактически с законодательным боем, убедить коллег из нижней палаты в том, что институт ограниченной дееспособности для людей, страдающих психическими расстройствами, в России должен существовать. И это стало законом.

Результатом стал дифференцированный подход к каждому отдельному гражданину исходя из его реального состояния, как следствие – сохранение высокой степени самостоятельности и активности такого человека, а контроль за его действиями и решениями возлагается на попечителя.

Одновременно введена обязанность учета мнения недееспособного гражданина при исполнении опекунами своих прав и обязанностей, а при невозможности его установления – информации о его предпочтениях, получаемой от родителей, бывших опекунов, попечителей, организаций социального обслуживания.

К сожалению, чрезмерное редактирование коллегами из профильного Комитета нижней палаты лишило введенную норму гибкости в вопросах градаций ограниченной дееспособности, которая была в первоначальном варианте в соответствии с решением Конституционного суда. В результате возникла необходимость устранить получившееся несоответствие.

Чтобы введенные в конце прошлого года новации реально заработали, требуется внести необходимые изменения в Гражданский кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ, Федеральный закон "Об опеке и попечительстве", Семейный кодекс РФ, Закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", Федеральный закон "О некоммерческих организациях", Федеральный закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ", Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" и другие нормативные правовые акты. Это позволит существенно приблизить сроки введения в действие норм, связанных с введением в действие института ограниченной дееспособности для людей с психическими расстройствами.

За прошлый год, а начали мы в апреле месяце, мы подошли к решению этой задачи. Сообщаю, что в настоящее время такая законодательная инициатива находится в стадии финальной вычитки и обсуждается с коллегами в Правительстве, и в ближайшее время будет готова к внесению. Отдельное спасибо комитетам по науке и образованию, которые также поддержали нас в этой работе. Стоит отметить и роль правового управления Совета Федерации, серьезно отнесшегося к документу и предложившего часть правок, которые мы учли.

По содержанию данной инициативы коротко можно заметить:
значительное число детей и взрослых с психическими расстройствами, оставшихся по тем или иным причинам без поддержки семьи, оказываются в интернатах. Интернатная же система традиционно закрыта от общества, имеет комплекс характерных проблем, ведущих к нарушению прав подопечных и низкому качеству оказываемых услуг. Что самое опасное — это наличие в одном лице заказчика/опекуна и исполнителя социальных услуг.

Это приводит к возможности ограничения ряда прав и свобод, в т.ч. решение о выписке из интерната закон отдаёт на произвольное усмотрение интерната, мнение подопечных и воля их родителей не учитываются. Все это делает таких детей и взрослых бесправными пожизненными заложниками абсолютно закрытой системы.

К этому приводит отсутствие альтернативы.

1) Мы предлагаем сделать так, чтобы ныне действующие нормы о порядке совместного исполнения опекунских функций несколькими лицами заработали. Для этого наш законопроект уточняет этот механизм, более четко определяя взаимоотношения исполнителей между собой и с другими лицами.

2) Мы предлагаем ввести право исполнять функции опекуна (попечителя) специализированным некоммерческим организациям, помогающим родителям. Появление таких профессиональных опекунских организаций позволит развивать родительскую инициативу по обеспечению поддержки жизни их детей в будущем. Не говоря уже об улучшении качества жизни.

3) Наш законопроект исполняет требования Конституционного суда РФ о том, что принудительно помещать гражданина в интернат или оставлять в нем можно только по решению суда. Главным основанием для действий без согласия подопечного признается такая степень его беспомощности, которую можно восполнить лишь в стационарных формах обслуживания. Это станет импульсом для организации социального обслуживания в нестационарных условиях (на дому, с необходимым социальным сопровождением).

4) Наш законопроект исправляет несоответствие некоторых положений законодательства о психиатрической помощи требованиям международного законодательства и Конституции РФ в части права врачей ограничивать права и свободы граждан в психиатрических стационарах и интернатах. Не оспаривая необходимости в некоторых случаях, исходя из интересов человека, ограничить указанные права, законопроект вводит дополнительные требования к основаниям и порядку такого ограничения.

Фактически законопроект говорит о том, что не должно быть государственной монополии на милосердие. Без государства не обойтись, но государственная задача состоит в том, чтобы появились разнообразные формы, чтобы люди могли помогать людям.

просмотров: 1803



Комментарии пользователей

  • Избиратель
    0

    Ты Сердюка когда посодишь, эрамилосердия? Отдай своё ворованое Маями детям, у которых крал!

    14 февраля 2014 в 14:28 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Мне 36 лет. В графе должность пишу "сенатор". Хоть все и говорят, что сенаторов у нас нет и слово это заграничное и неправильное. До этого был просто юристом, правда, закончившим пресловутый питерский юрфак. Родился в Питере, который тогда был еще глубоким Ленинградом, а до перестройки было целых 11 лет. В 85-м году, когда умер Черненко и на вахту заступил Горбачев, я спросил у отца-милиционера: "Папа, а он тоже через два года умрет?" Тот посмотрел на меня и ответил: "Нет, сынок, этот молодой, еще поработает". 
Поработал он недолго. Через шесть лет, отдыхая в Судаке и наблюдая на море за маленькими пограничными корабликами, а по черно-белому телевизору на улице за московским балетом, я вспоминал этот разговор с отцом и думал о президенте, о том, как ему сейчас работается через 160 километров, в Форосе.
Потом время поскакало. И сейчас, набирая этот текст на айпеде для своего блога в МК, я вспоминаю своих друзей-журналистов с питерской Фонтанки и их слова: "Прекрати употреблять это слово-паразит "пресловутый", тем более что питерский юрфак уже не пресловутый, а самодостаточное определение политического явления, к которому ты невольно имеешь отношение".