Я одинок, как правда между строк

Поэзия

12 октября 2011 в 20:19, просмотров: 3989

Поэт Андрей Дементьев — наш старинный друг. И кажется, что знаем его от и до, — лиричен друг наш, хоть парадоксом в рифме удивит. Но когда Андрей Дмитриевич принес в редакцию свои новые стихи, мы поняли — такого Дементьева мы не знали. Писал жестко, наотмашь, без оглядки на мнения, положение, статусы. Наболело — выплеснул, как выдохнул… Сам оказался “как правда между строк…”, в которую, впрочем, он вплел любовь — к той, единственной…

Я одинок, как правда между строк
фото: Александр Корнющенко

Всю жизнь я признаюсь тебе в любви

И знаю, что всегда дождусь ответа,
Когда глаза весенние твои
И жизнь, и душу наполняют светом.

Всю жизнь я признаюсь тебе в любви
Улыбкой, словом
или добрым взглядом…
Когда одни мы и когда с людьми,
Когда в разлуке и когда ты рядом.

А время мчится мимо слов моих,
Как мимо леса скорый поезд мчится.
И отключились от мелодий птицы,
И даже лес обиженно затих.

Но мы с тобой
над временем живем:
Любовь часов и лет не замечает.
И потому нам хорошо вдвоем,
Когда мир светел и когда печален.

Олигаршья жизнь

В Лондоне, в Италии, в Севилье
Самые престижные дворцы,
Не торгуясь, русские скупили…

Так и тянет крикнуть: “Молодцы!”

Я бы дал им ордена почета,
Лишь бы честный получить ответ —
“Как смогли вы столько заработать
За каких-то восемь-десять лет?”

Мне за труд не так уж мало платят.
И сто книг написаны уже…
Все же гонораров мне не хватит,
Чтоб скупить яички Фаберже.

Видно, вы талантливые люди.
И не зря в России рождены,
Если кто-то вам поднес на блюде
Все ключи от всех богатств страны...

•••

Старый актер, лишившись ролей,
Отправился на покой.
Стал он не нужен сцене своей
Да и державе родной.

Перебиваясь с кваса на хлеб,
Бывший Пер Гюнт занемог.
И от обид, и от слез
Ослеп.
И жизни подвел итог.

И со смертью наедине,
Зная, что надо спешить,
Выдохнул:
“В бедной моей стране
Стыдно богатым быть…”

•••

И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым
тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки.

                                  А.А.Ахматова

Я сравниваю нынешнюю прозу
С великой прозой старых мастеров
И вырываю из души занозу
Столь модных ныне
непотребных слов.

И возвращаюсь к Лермонтову снова,
Где музыкой наполнена строка.
И входит в сердце золотое слово
Волшебного когда-то языка.

Который возвышал людей и Время
И каждым светлым словом дорожил.
И радостно делился им со всеми,
Кто этой красотой с рожденья жил.

А ныне в модных книгах речь родная
Унижена, опошлена, пуста…

Ползет она по мусорному краю,
Куда давно не вхожа красота.

•••

Ныне слабый пол — мужьям пример.
Только при условиях особых:
Если муж, к примеру —
Крупный мэр
Или министерская особа.

И тогда элитная жена
Бизнесом побаловаться сможет.
Чтобы ее личная казна
Стала всякой должности
Дороже.

•••

Михаилу Шнеерсону

Мне бесконечно дороги дороги,
Где я встречаюсь
С добрыми людьми.
Проходят дни,
И истекают сроки,
И я прошу судьбу:
“Повремени”.

Нам столько нужно
Подарить друг другу
Счастливых слов
И благодарных дел.
Мы взяли нашу дружбу
На поруку,
Чтобы никто порушить
Не посмел.

Когда мы вместе —
Все легко и просто.
Когда ж разлука
Наш разводит след,
Мы, словно затерявшиеся звезды,
Друг другу шлем
Свой молчаливый свет.

И ты, и я — мы при любимом деле.
И при любимых женщинах своих.
И как бы наши годы ни летели,
Мы дружно их поделим на двоих.

•••

Каждое утро я говорю:
“Господи, сделай так,
Чтобы мою зарю
Не занавесил мрак.

Чтоб еще много дней
Я любоваться мог
Светом ее лучей,
Вспыхнувшим между строк,
Тех, где я славлю жизнь,
Господа и любовь…”

…Солнце спустилось вниз,
Чтоб вспыхнуть зарею вновь.

Монолог ветерана Великой Отечественной войны

Фронтовики — особая порода…
И званьем этим я навеки горд.
Мы — сыновья семнадцатого года,
Но воспитал нас сорок первый год.

Мы воевали, гибли, побеждали.
Друзей теряли, брали города…
И нас с надеждой
в каждом доме ждали.
И мы не подвели страну тогда.

А жизнь неслась
сквозь горести и битвы.
Мы начинали мирный день с нуля.
Преодолев все беды и обиды,
Навеки благодарна нам земля.

Мы мечемся меж памятью и счастьем.
А счастья нам обещанного нет.
Ведь молодежь из этой новой власти
Не понимает наших бед и лет.

Мы и для них страну свою спасали,
Крутого зверя намертво скрутив…

За что же всех нас в никуда списали,
Как будто славу можно сдать в архив.

Забытые фронтовики

Я повстречал их в Риге спозаранок,
С медалями на старых пиджаках.
И по наградам понял — ветераны…
…Они копались в мусорных бачках.

Душа зашлась обидой и слезами.
Грохочут в ней минувшие бои…
Мир в сорок пятом
перед НИМИ замер
В восторге, в благодарности, в любви.

В земле латышской,
политой их кровью,
Лежат солдаты, спасшие страну.
А ныне славу предали злословью
И подвиг их поставили в вину.

Страдая от позора и несчастий,
Они с бедой своей наедине.
Навек чужие для латвийской власти,
Забытые в российской стороне.

Рига. Сентябрь. 2011

•••

Как скучно в прошлом
Жили наши предки —
Ни секса на ТВ
И ни футбольных драк.
Там даже педофилы
Были редки,
Хотя детей хватало во дворах.

О сладкой травке
Знать они не знали.
И потому им был
Неведом кайф.
Жаль, не пришлось им
Пообщаться с нами,
Тогда иной бы стала
Их скупая life.

Предчувствие

Я держу твою руку,
Как будто прощаюсь.
И болит мое сердце
В предчувствии бед.
Нас судьба одарила
Любовью и счастьем,
А надолго ли все —
Промолчала в ответ.

А загадывать
Или мечтать в мои годы —
Все равно что в рулетке
Поверить в нули.
Отшумели по рекам
Весенние воды,
И остались надежды мои
На мели.

Я держу твою руку,
Как будто прощаюсь.
Жизнь вокруг почему-то
Пуста и горька…
Повинюсь пред тобой.
Перед Богом покаюсь,
Вспомнив вдруг, что до смерти
Четыре шага.

•••

Деревья обрекли на стужу.
Дождь ледяной течет с ветвей…
И ветви мне морозят душу,
Как будто мы одних кровей.

Как будто мы одной породы.
И радость врозь нам не дана.
И я болею за природу,
Когда беспомощна она.

В метро

Люблю смотреть
на лица незнакомых,
Когда случайность сталкивает нас.
Люблю я слушать пешеходный гомон
В метро, на переходах, возле касс.

Я вглядываюсь
в замкнутость прохожих.
И, приобщенный к ним живой толпой,
Я чувствую загадочную схожесть
В тех людях, что несхожи меж собой.

В метро так тесно,
словно вся столица
Решила навсегда спуститься вниз…
Смотрю на озабоченные лица.
И удивляюсь — нет веселых лиц.

Перевожу глаза
с задумчивой девицы
На сумеречный профиль старика.
Одна печаль по их глазам струится,
Как будто у обоих жизнь горька…

Жаль, что себя я в этот миг не вижу.
Я, может, тоже мрачен, как они…
Но через миг я из вагона вышел,
Лишившись неожиданной родни…

И вдруг подумал: “Как мы все похожи,
Тая в себе заботу иль беду…”
Не потому ль мне
с каждым днем дороже
Счастливый взгляд, улыбка на бегу.

•••

Мне по душе сегодняшнее утро.
Вчерашним восхищался я вчера.
Природа все устроила так мудро…
И наша жизнь поэтому мудра.

А мы ее порядок и заветы
Порою рушим глупостью своей.
Но мир Природы до конца неведом…
И нам обидно, что она умней…

Мы мстительно впадаем
в раж и буйство,
Пытаясь навязать ей свой устав.
Она наказывает нас за богохульство
И навсегда лишает барских прав.

И не прощает
пагубных вмешательств,
Когда мы что-то изменить хотим…
Но мир, к несчастью,
до новаций жаден,
Не думая о том, что будет с ним.

…Горят леса
по всей земле российской.
И в них сгорает наш апломб и раж.
Опять Природа наша в зоне риска?
И кто в ответе за родной пейзаж?

•••

Прошу прощенья у красавиц
За то, что в юности был глуп,
Что жил, на прелести не зарясь
Тверских Венер, кому был люб.

Что не тонул в озерах карих,
Не плавал в синих омутах…
Хотя я был нормальный парень
При силе в радостных годах.

И не приняв обид и гнева,
Влюбился я еще до них
В одну загадочную Деву,
Что родила мне первый стих.

Шуточное послание любимой

Сказать по правде, я виновен
В том, что веду себя не так,
Как будто я тот самый воин,
Что с саблей бросился на танк.
Под танком я в виду имею
Всю нашу яростную жизнь:
Она прижмет стопой своею,
И как ни трудно, но держись.

Я не привык к таким накатам.
С судьбой я ладил много лет.
Хоть не случилось быть богатым,
Но я здоров, обут, одет.
А счастье не в деньгах с наградой,
Не в почитании толпы.
Была бы лишь всегда ты рядом
И в дни торжеств, и в дни борьбы.

И не пилила б постоянно
Меня за мелкие грехи.
Я что, напрасно, донна Анна,
Тебе одной пишу стихи?
Я что, напрасно умираю
От красоты твоей земной
И ухожу под своды рая,
Когда ты ласкова со мной?

А если я порою под нос
Рассыплю глупость невзначай,
Так это ж глупость, а не подлость,
Ты уж на мужа не серчай.
Хотя я сед, тяжел походкой,
Душа все так же молода…
Не зря же я живу с молодкой
И забываю про года.

•••

Над столиками
столько бездарных песен,
А за столами жюри сидит,
Надеясь, что явится новый Пресли
Или Серебрянников Леонид.

Усталые мэтры от тех песнопений
Восторг не скрывают свой.
Как будто стихи написал Есенин,
А музыку — Виктор Цой.

Что же случилось со вкусом в России,
Если безликость и ширпотреб
В звезды эстрадные пригласили?
Не для того ль, чтоб позор окреп?!

•••

Некий журналист публично —
через печать призвал убивать
детей, родившихся с физическими
недостатками.

                                        Из газет.

До чего же мы дошли,
До какого пали зверства,
Где ни совести, ни сердца,
Если чьи-то малыши,
Оттого, что нездоровы,
К смерти приговорены,
Как собаки для отлова,
Как на мушке кабаны.

Из какой явился стаи
Этот зверь о двух ногах?
Как бы радовался Сталин,
Что опять посеян страх…

А коллеги обсуждают
То, что мерзко обсуждать.

Широка страна родная…
В ней шпаны не сосчитать.

Ночное пророчество

“Восстань, пророк,
и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей”.

                         А.С.Пушкин

Господь благословил мое рожденье…
Но с первых лет
был очень строг ко мне —
Не допустил во власть и не дал денег,
Но повелел
— “Будь светочем во мгле…”

Наполнив душу добротой и светом,
Предостерег в ночи — “Не погаси…”
А я в тот миг пророческий не ведал,
Что стану неким символом Руси.

Что люди слову моему поверят,
И будем мы друг другу так близки,
Что распахнут они сердца и двери
Перед исповедальностью строки.

Господь благословил мое желанье —
Вершить добро
для праведных людей,
Чтоб нас не отдавали на закланье
Чужой корысти и вранью властей…

Когда трехцветный флаг
взвился над башней,
Поверили в надежду млад и стар.
А ныне от наивности вчерашней
Остался в душах горький перегар.

Я не ропщу,
но вновь в притихшем Храме
Шепчу молитву онемевшим ртом:
Пусть все плохое,
что случилось с нами,
Минует юность, что придет потом.

Что сохранит она любовь и нежность
К своей стране, не одолевшей тьму…
И что Господь благословит надежду,
С которой юность явится к Нему.

Смотрите фоторепортаж по теме: Я одинок, как правда между строк
5 фото

 



Партнеры