Страдания по «Оскару»

Никита Михалков: «Я абсолютно спокойно могу не входить ни в какую комиссию»

18 октября 2011 в 21:21, просмотров: 3304

Скандал вокруг выдвижения на «Оскар» от России фильма Никиты Михалкова «Цитадель» спровоцировал серьезные споры о том, в каком виде должен существовать и функционировать Российский оскаровский комитет. Никита Михалков предложил свой принцип модернизации комиссии (в нее должны входить только режиссеры и продюсеры, имевшие награды или номинацию на «Оскар» либо победившие в одном из 14-ти фестивалей класса «А»). Несогласные с ним кинематографисты выступили с открытым письмом, в котором отказались участвовать в каком бы то ни было комитете, пока в списке его учредителей значится академия «Золотой орел». «МК» выслушал точку зрения обеих сторон конфликта.

Страдания по «Оскару»

Владимир Меньшов:

—Нам надо собраться и в качестве оргкомитета, принципиально независимого от «Золотого орла», выработать свои предложения по составу Российского оскаровского комитета. Началось же все с того, что на последнем заседании комитета произошло выдвижение на «Оскар» картины, которая провалилась в прокате и получила плохую критику. Михалков закрыл дорогу другим фильмам, а год был урожайным для нашего кинематографа. На это место могли претендовать и «Елена” Звягинцева, и «Фауст» Сокурова... А теперь, оказывается, что и неуспеху на экране фильма Михалкова уже находят оправдание. Что, мол, ему помешали «Пираты Карибского моря», которые одновременно с ним появились в прокате. Это ахинея.

В общем же у нас давно нездоровая обстановка: две официально признанные академии, и два официально признанных союза. И раскол этот такой некрасивый и не интересный обществу...

Павел Чухрай:

—В принципе, я не считаю, что это Российский оскаровский комитет — самое главное дело в нашем кинематографе и не вижу тут темы для конфликта. Члены Российского оскаровского комитета должны быть выбраны, а не так, чтобы их назначал Михалков. И работа этого комитета должна быть прозрачна. Я был в комитете, как номинант на «Оскар», но в какой-то момент из состава исчез, меня перестали приглашать на заседания. Думаю, из-за того, что я отстаивал «Кукушку» Рогожкина в год, когда послали «Дом дураков» Кончаловского. Сейчас выдвижение состоялось от Академии, мнение которой почему-то совпало с мнением Михалкова. Думаю, должны собраться уважаемые в кинематографе люди, отмеченные международными призами, премиями, которые решат, каким должен быть состав нового комитета, который будет дальше решать, кого выдвигать от страны на «Оскар». Я считаю, Никита Сергеевич тоже должен войти в эту комиссию — как лауреат «Оскара».

Андрей Кончаловский:

—Открытое письмо, которое я подписал, стало нашей реакцией на предложение Никиты Михалкова своей конструкции оскаровской комиссии, которая подавалась как решение президиума национальной Академии. Это натолкнуло нас, тех, кто имеет отношение к Американской киноакадемии, на мысль тоже высказать свою точку зрения.

Мне вообще не важно состоять в комиссии. Я ушел из одной комиссии и с тем же успехом могу просуществовать без другой. Быть в комиссии или нет — это вторично. В данном случае для меня важно, чтобы комиссия состояла не из десяти человек, как сейчас, а двадцати, тридцати и так далее. И представляла весь спектр кинематографии.

Это не война. Просто надо понимать настроения не только уважаемых, но и одних из самых активных на сегодня кинематографистов, и с ними считаться. Я сейчас говорю не о своей реакции, а о реакции общественности: таких уважаемых людей, как Бодров, Сокуров, Сельянов. Это все действующие кинематографисты, причем из первого ряда российского кино.

Безусловно, рано или поздно мы найдем решение, которое устроит всех. И замечательно, что пока мы собираемся на нейтральной территории, выступая с открытыми письмами и комментариями в прессе. Так и должна появиться почва для создания некого прецедента для нормального разговора между людьми, которые придерживаются разных взглядов.

Никита Михалков:

—Если моя личность вызывает у кого-то отторжение, нежелание общаться или подозрение в том, что Оскаровская комиссия создается под меня, могу их разочаровать или обрадовать: я абсолютно спокойно могу не входить ни в какую комиссию при условии, что будет сохранен объективный принцип формирования, который предлагает Академия кинематографических искусств и наук России. Очень важно, чтобы Оскоровская комиссия состояла из продюсеров и режиссеров, которые получили «Оскар», номинировались на данную премию или получили главные призы на 14-ти фестивалях класса "А". Такой механизм полностью исключает личностные, вкусовые пристрастия или антипатии.

При этом, согласно предлагаемому Академией принципу формирования комиссии, допустимо приглашение для обсуждения экспертов без права голоса: киноведов, операторов, сценаристов и т.д. Но право голоса есть только у продюсеров и режиссеров. Я считаю, что предложенный Академией принцип формирования Оскаровской комиссии - наиболее демократичный, понятный и единственно правильный. Если будет принят любой другой, то я не вижу необходимости моего пребывания в этой комиссии.

Стоит отметить, что Оскаровская комиссия - это независимый орган, который не может быть "при ком-то". Академия в данном случае предлагает только механизм формирования, не более того.



Партнеры