Рок нашего кино

Россия как блокбастер

19 октября 2011 в 19:06, просмотров: 3699

В российское кино возвращаются захватывающий сюжет, крепкая режиссура, а главное — бешеный успех у зрителей. И я сейчас не про громкие победы “Фауста” Сокурова и “Елены” Звягинцева на международных кинофестивалях, хотя они тоже сыграли свои роли. Я про увлекательный народный блокбастер под названием “Российский оскаровский комитет” (сокращенно — РОК), за которым уже месяц наблюдает не только наша страна, но и весь мир.

Рок нашего кино
фото: Геннадий Черкасов

С каждым днем сюжет этой саги дополняется новыми деталями и неожиданными поворотами, значительно прибавляя в точности деталей и достоверности типажей. Теперь уже язык не поворачивается назвать его участников актерами комедии. Это уже настоящий триллер, разговорная драма, вестерн, а точнее, истерн (ну тот, где свой среди чужих), в котором вместо прерий — бескрайние степи российского кино, а вместо ковбоев — российские кинематографисты.

Вы только представьте себе на минутку масштаб разыгрывающегося действа. Вот Никита Михалков. Он упорно молчит, под предлогом огромного количества дел скрываясь в лесах, окруживших родное имение. Молчит он с 17 сентября, когда на заседании Российского оскаровского комитета разыгрался скандал имени «Цитадели» и Владимира Меньшова, вплоть до 13 октября — объявления длинного списка претендентов на премию «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Выйти на связь с аудиторией Никиту Сергеевича не заставляют ни пресс-конференции, ни многочасовые обличительные интервью, которые за это время успели раздать Меньшов и его соратники. Конфликт берется уладить академия «Золотой орел»: спросив разрешения в письменной форме у своей старшей сестры, Американской киноакадемии, она поручает своему президенту Владимиру Наумову подписать проклятый протокол голосования. «Цитадель» отправлена покорять Голливуд. Всем спасибо, все свободны.

Но как раз тут и начинается самое интересное. 3 октября члены «Киносоюза» созывают свою пресс-конференцию, на которой, пользуясь идеей, опубликованной в «МК» 22 сентября в заметке «За „Оскаром“ с мигалкой», предлагают либо реформировать существующий, либо создать новый оскаровский комитет, который в отличие от «михалковского» (формулировка, конечно, неверная, но что тут поделать — прижилась) будет выбирать номинантов от России честно и правильно.

Тогда империя наносит ответный удар: 14 октября Никита Сергеевич в интервью «Российской газете» объявляет о том, что академия «Золотой орел», оказывается, не день и не два, а с начала этого года уже вовсю трудится над поправками в правила и состав РОК. Такая задержка объяснялась важностью предоставленной задачи: «выработать четкие, понятные, прозрачные критерии членства». Вот они, эти критерии: в комиссию могут войти представители двух кинематографических гильдий — режиссеры и продюсеры. (Ограничение объясняется тем, что «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» может быть вручен только продюсеру или режиссеру. Но вот незадача: те же правила действуют и для главной награды «Оскара» — «Лучший фильм», а голосуют за него в Америке все члены Киноакадемии.) Второй принцип предполагает, что в комиссию войдут лишь те представители индустрии, чьи фильмы уже номинировались на «Оскар» или получали его, а также призы кинофестивалей, аккредитованных Международной федерацией ассоциаций кинопродюсеров (так называемые фестивали класса «А»).

Критиков Михалкова не устроило указание академии «Золотой орел» как учредителя Российского оскаровского комитета, а также ограничения в профессиональной принадлежности его членов — только режиссеры и продюсеры.

Но это только верхняя часть айсберга. Суета вокруг «Оскара» — лишь повод. Ведя целенаправленную борьбу по сужению сферы влияния Никиты Михалкова, его противники удачно воспользовались не самым мудрым (и уж точно далеко не самым скромным) решением и, обернув в свою пользу общественные настроения и мнения журналистов, раскрутили этот скандал до масштабов планеты (см. заметку «Я ставлю на Михалкова»).

Опубликованное на днях открытое письмо лауреатов и номинантов на «Оскар», не согласных вступать в обновленную комиссию, представленную Михалковым, выводит борьбу с ним на новый уровень. Время грязных ругательств и бестолковых съездов позади. Вдруг всем стало ясно, что власть измеряется не в четырех тысячах мандатов, поднятых вверх, а в такой ускользающей субстанции, как общественное мнение. А также в документах, имеющих под собой юридическую силу. С общественным мнением у «Киносоюза» все намного лучше. Но вот все гербовые печати и бумажки, в том числе и со списком членов Российского оскаровского комитета, лежат в сейфе у Михалкова.

Кинематографисты любят вспоминать один из самых ярких и противоречивых моментов своей истории, а именно — V съезд Союза кинематографистов в 1986 году. Тогда СК находился в авангарде перестройки, сметая на своем пути советские устои и больших режиссеров, считавшихся неприкасаемыми при прежних временах. В итоге вместе со свободой вслед за страной российское кино получило глубочайший кризис, из которого только-только стало выбираться в последние годы. Но ведь и свободу получило тоже.

Значат ли все последние события вокруг Российского оскаровского комитета, что на примере борьбы двух кинематографических партий — злой, напряженной, но с каждым днем все более цивилизованной — мы видим в миниатюре то, что ждет всю страну в ближайшем будущем? Станут ли российские кинематографисты в очередной раз символом времени, во многом зависит от самих кинематографистов. Не только от того, как закончится, но и от того, как именно будет вестись эта борьба. Тем более что первая победа на пути в светлое будущее уже есть. Как бы кинематографисты друг к другу ни относились, они наконец осознали необходимость считаться с мнением противника и впервые за последние десять лет вступили в диалог. Пусть пока только на страницах газет.

Располагайтесь в креслах поудобнее. До финальных титров еще далеко.




Партнеры