Роскошь и нищета антикваров

“МК” узнал, почему коллекционеры не идут в ЦДХ

24 октября 2011 в 17:59, просмотров: 3196

31-й антикварный салон открылся вяло и скучно. Нет, качественных Айвазовских, Поленовых и Рерихов хватает, только желающих их приобрести не так много. Некоторые антиквары даже отказались от участия в салоне, считая сие мероприятие бесперспективным. Репортер «МК» побывал на открытие салона и узнал, почему российский арт-рынок замер.

Роскошь и нищета антикваров

— Я не участвую в салоне — впереди выборы! — говорит директор галереи «Бельведер», вице-президент российской Гильдии оценщиков Олег Таиров. — Покупателям из депутатского корпуса, а это, наверное, 10–15% коллекционеров, сейчас не до собирательства — они будут кидать все средства, чтобы их переизбрали в декабре. Зачем мне тогда платить за место на салоне — чтобы пообщаться с коллегами, которых я знаю десятки лет?..

Посчитали участие в салоне нерентабельным еще несколько галерей — завсегдатаев антикварной ярмарки: галереи «Богема», «Геоцинт», «Шатци», «Гала», галерея Шарикова. Те же 250 участников, которых собрал салон, предложили потенциальным покупателем большой выбор декоративно-прикладного искусства: старинных ковров, стекла, подсвечников, мебели — предостаточно.

Весьма декоративным оказался главный некоммерческий проект на салоне, подготовленный куратором из Исторического музея Ольгой Струговой. «Ампир. Стиль двух императоров» должен был показать роскошь и великолепие начала XIX века и соперничество Александра I и Наполеона. Однако неспециалист вряд ли почувствует монументальность эпохи ампира: предметов в витринах, установленных друг напротив друга, не так много. В центре одной из них — портрет российского императора, его окружают мебель (часть диванной комнаты из Царского Села), фарфор и небольшие медальоны с изображением членов царской семьи. Напротив русского ампира — французский: на фоне большого ковра 1812 года, занимающего всю стену, установлен бюст Наполеона, который тоже окружают предметы интерьера — кресла, выдержанные в классических темно-красных тонах, часы, вазы. Намного богаче смотрятся коммерческие стенды антикваров.

Галерея «Академия художеств» предлагает большое полотно Ивана Шишкина, написанное в родном художнику местечке Елабуга. Обойдется оно в 3,5 млн. евро. Здесь же можно прицениться к рисункам Николая Рериха (один обойдется в 300 тысяч евро) или марине Льва Лагорио (500 тысяч евро). Нельзя не обратить внимание на небольшой, но стильно оформленный (в черных тонах) стенд английского галериста Джеймса Баттервика. Он представляет супрематические работы Ильи Чашечника — ученика и последователя Казимира Малевича, талантливого, но рано ушедшего из жизни; всю коллекцию можно приобрести за 1 млн евро.

Разговор с потенциальным коллекционером антиквары сейчас неизменно начинают с подтверждения подлинности работ. Все произведения проходят проверку накануне арт-ярмарки — на салоне с этим строго. Особенно после появления Гильдии оценщиков, члены которой уже год выдают экспертные заключения от собственного имени, а не от лица музеев. Последние сейчас вообще не имеют права выдавать заключения подлинности.

— Эта реформа только усложнила систему оценки произведений, — считает Олег Таиров. — Раньше если ты приходил в Третьяковку за заключением, то платил через кассу. Сейчас, когда оценкой занимаются частные лица, каждый устанавливают свою цену — суммы сильно выросли.



Партнеры