Театр оперы и билета

Цискаридзе — талант, но папье-маше дороже

17 ноября 2011 в 20:31, просмотров: 5208

17 ноября Большой театр собрал журналистов, чтобы рассказать о грядущей балетной премьере — “Спящей красавице”, о ней, впрочем, почти не вспоминали: всех интересовали три больных вопроса — “реставрационная” критика Цискаридзе, уход Осиповой и Васильева, ну и, разумеется, новая билетная политика.

Театр оперы и билета
фото: Геннадий Черкасов
Геннадий Иксанов.

Итак, касательно Цискаридзе: Марат Оганесян (представитель дирекции по реконструкции) и главный реставратор Елена Степанова дружно опровергли заявления Николая, сказав, что «никакой пластмассы и клея ПВА не применяли», а папье-маше было у Кавоса изначально, дабы обеспечить лучшую акустику в зале. Словами спикеров — «Цискаридзе — очень талантливый артист», но есть сомнения, что он является строителем и реставратором.

Скользкая кафельная плитка, о которой упоминал Цискаридзе, применялась для противопожарной безопасности, а скользкие места полностью устранены. По поводу низких потолков репетиционных залов гендиректор Большого Геннадий Иксанов добавил, «что эти залы предназначены для классов и работы миманса». А над дуэтами и поддержками будут работать в других приспособленных для этого репетиционных помещениях, и таких залов существует четыре или пять.

Теперь билеты. По паспорту они будут только в предварительной продаже. «В дни предварительной продажи будут приниматься заявки по Интернету, а граждане, имеющие права на льготы, будут иметь возможность приобретать билеты в первую очередь». Но в билете будет указан номер паспорта и пускать в театр по таким нумерованным билетам будут только с его предъявлением. Оставшиеся после предварительной продажи билеты будут поступать в кассы города.

Худрук балета Сергей Филин, касаясь заявления об уходе двух премьеров Большого, еще раз подтвердил, что у Натальи Осиповой и Ивана Васильева, когда они пришли к нему в кабинет с заявлением об увольнении, было уже готовое решение. «Это не был ультиматум, не была просьба, это не были переговоры, что Большой театр мог бы сделать, чтобы они остались». Никаких претензий при этом в адрес театра или лично худрука балета артисты не высказывали, и Большой театр для них всегда открыт. Господин Иксанов посетовал, что не все теперь зависит от самих артистов, но во многом и «от господина Кехмана».

По просьбе Иксанова Филин озвучил также ультиматум, услышанный им по телефону, который гендиректор Большого охарактеризовал как шантаж со стороны гендиректора Михайловского театра. «Мне было сказано, что я должен поговорить с Анатолием Геннадьевичем, и если Большой театр будет делать какие-то выпады в адрес Михайловского театра и непосредственно господина Кехмана, то уже с 1 декабря, когда артисты Большого, подписав контракт, становятся премьерами Михайловского театра, им будет категорически запрещено выходить на сцену Большого. И если хоть что-то со стороны Большого театра будет происходить, то с 1 декабря они никогда не смогут выступить на этой сцене».




Партнеры