Черным по белому

Женя Любич: “Мурку” я бы спела по-другому”

1 декабря 2011 в 18:12, просмотров: 2858

Певица Женя Любич обласкана и слушателями, и критиками, например, в этом году она стала победительницей премии Артемия Троицкого “Степной волк” в номинации “Голос”, на фестивале “Сотворение мира” в Казани Сева Новгородцев назвал ее лучшей певицей года, открытием сезона, нашей надеждой на новую, молодую музыку. Женя поет свои нежные гитарные жизненные зарисовки без надрыва: то с шуткой, то с грустью. В эту ее полугрустную манеру московская публика влюбилась больше года назад. Когда Женя выступила здесь в качестве участницы фестиваля “Индюшата”. Тогда ее воспринимали только как русскую солистку популярного французского кавер-лаунж проекта Nouvelle Vague. За год Женя утвердилась в России в качестве сольной певицы.

Черным по белому
фото: Таня Тикка

Мы встретились с Женей в тот сакральный в ее артистической жизни момент, когда она сдала в печать свой первый альбом; она еще не знает, как он будет воспринят публикой и получится ли организовать концертную программу так, как ей хочется. Поэтому волнуется и ни о чем, кроме музыки, говорить не может. Ноты, гармонии, полутона... Наш разговор напоминает танец вокруг рояля.

— Неужели можно наконец поздравить тебя с альбомом?

— Только что сдала, — Женя волнуется и говорит об этом пока полушепотом, в серьезном тоне, но с долей шутки. — Надеюсь, он окажется у меня в руках хотя бы в день концерта. А то знаешь, как бывает... Вот сегодня у Алекса Дубаса на презентации книги пою, скоро начало концерта, а книгу он еще не видел.

— Такова се ля ви, уже ничего не поделаешь. Кстати, как называется твой альбом?

— Так и называется — «С’est la vie»! Первой тебе об этом говорю. Запись альбома началась в 2008 году в Париже, инициатором был продюсер Nouvelle Vague Марк Коллин. Когда группа гастролировала у нас в Санкт-Петербурге, я передала Марку диск со своими песнями, и для начала он предложил поучаствовать в проекте Nouvelle Vague, а потом и записать мой сольный альбом. Марк — единственный человек в мире, который послушал все мои 300 с лишним песен от начала до конца, на это ушло дня два или три... Помню, я сама уже еле-еле эти песни ему пела и просила остановки. Мне казалось, что он ушел в какой-то транс и не совсем понимает, что происходит. Но он профессионально прослушал все и выбрал сначала 100 песен, потом 50, потом 30, и так мы дошли до минимального числа композиций, которые было решено записать и выпустить на тот момент. В записи участвовали французские музыканты из Nouvelle Vague и певец Николя Комман, который сам недавно выпустил альбом. У него на диске все бэквокальные партии пою я, а он спел дуэтом со мной на моей пластинке. Кстати, он помог мне написать текст песни на французском.

— Три года вы работали над диском. Те песни все еще актуальны для тебя?

— Скажу честно, многое сегодня я бы сделала иначе. Но я все-таки решила выпустить то, что у нас получилось. Очень много было отдано сил, времени и энергии этой работе, и хочется поделиться ею с публикой. Доводить до совершенства можно все что угодно и сколько угодно времени. Но у меня не было возможности постоянно находиться в Париже и хоть как-то контролировать процесс, поэтому все так затянулось. Да, те песни относятся к этапу моей жизни, который, похоже, уже прошел, но мне нисколько за него не стыдно. Я готова за него отвечать даже сегодня. На альбоме 11 песен, среди которых популярные «Галактика», «Хризантемы», «Russian Girl». Скорее всего люди ждут, что «Ракета» появится на диске, но ее не будет, потому что она совсем свежая. А мне бы хотелось, чтобы было четкое разделение — вот французская запись, то, как мои песни увидели и сделали французы. От меня там: мои мелодии, мои гармонии, кое-где я сама сыграла на клавишах и в некоторых песнях сыграла на гитаре. Но полностью мастеринг и сведение делались без моего участия. Мне хотелось выпустить цельную работу, которая была сделана в одном месте, в одно время, одними людьми, и не мешать это ни с чем другим. Следующий альбом я скорее всего буду записывать в России с русскими музыкантами.

фото: Таня Тикка

— Сейчас как-то мало стали уделять внимания обложкам пластинок, их перестали рассматривать и искать скрытые смыслы. Расскажи про свою первую обложку.

— Обложку альбома делала моя подруга Таня Тикка. Мы познакомились, когда нам обеим было по три года, живем до сих пор в одном доме: она на десятом этаже, а я на третьем. И уже давным-давно воспринимаем друг друга как родственники. Мы с ней очень близки, к тому же обе пошли по творческому пути, она закончила академию Штиглица, это бывшая «Муха». В свое время, когда мы только поняли, чем будем заниматься в жизни, я пообещала, что обложку моего первого альбома будет делать именно она. Я привыкла держать слово, и, когда наконец-то зашла речь о том, что пора выпускать альбом, я обратилась к Тане. Она сделала фотосессию со мной, и мы решили не просто использовать эти фотографии, но еще и графически что-то интересное сделать. Ночи напролет вдвоем сидели у компьютера, двигали по миллиметрам детали обложки то влево, то вправо — и в итоге обе остались довольны. Думаю, наша обложка раскрывает смысл альбома «С’est la vie».

— Ты воспринимаешься грустным, лиричным персонажем с красивой, романтичной душой. Зачем тебе нужно было ехать на «Нашествие» к лютым рокерам?

— Мне, как любому артисту, интересно обращаться к разной аудитории, мне любопытно смотреть, как воздействуют мои песни на людей. Глупо было бы отказываться от такого опыта в жизни. «Нашествие» — это очень интересное зрелище, я такого никогда не видела! Я стояла на сцене, пела, но было ощущение, что люди меня не очень хорошо слышат — мешал звук, доносящийся с главной сцены. Тем не менее после выступления ко мне подвалила целая толпа слушателей, не могу сказать, что они были очень трезвые, может, это их музыка опьянила... Они выражали свои восторги, и потом на следующем концерте в Москве я увидела этих же людей, видимо, что-то их зацепило еще тогда, на фестивале, и это было для меня приятной неожиданностью.

— Ты открытый для экспериментов человек?

— И да, и нет. С одной стороны, я еду на «Нашествие» со своей «камерной» музыкой и нахожу там своего слушателя, в то же время у меня есть определенное видение и есть вещи, на которые я просто не пойду. Например, «Мурку» петь не буду или спою ее как-нибудь по-своему.

— Какая у тебя сейчас схема жизни?

— 24 часа в сутки я занимаюсь подготовкой к презентации альбома. Помимо репетиций, которые начинаются с утра, я постоянно на связи с разными петербургскими видеоинсталляторами, декораторами, дизайнерами. Я все время с кем-то встречаюсь, при этом мне постоянно кто-то звонит... На днях вот звонили из Таллина с радио, выяснилось, что песня «Галактика» заняла у них первое место в программе «Шокер», где они периодически ставят новую музыку. Это потрясающе! Кроме того, у нас недавно поменялся басист — прекрасный Женя Николаев окончательно принял решение уехать на ПМЖ в Таиланд, пришлось искать ему замену. Новым басистом стал Дима Турьев. Дима играл в группе «Пепси», сейчас играет в группе «Препинаки». Остальные музыканты в представлении не нуждаются. Стас Березовский известен по «Сплину», у Дениса Кириллова миллион проектов, самый известный из которых — Псой Короленко. Ну и Андрей Иванов, который периодически выступает с группой «Биллиз Бэнд».

— Только о песнях и думаешь, и говоришь. Есть возможность сейчас заботиться о ком-то еще?

— Кошка, о ней я забочусь. Причем вначале я думала, что это кот, — смеется Женя. — Притащила его с улицы, из гаража. У него такой стандартный серополосатый окрас — настоящий Матроскин! Он был назван Монти (это такое сокращение от звучащего по-французски названия острова Сан-Мишель). А потом выяснилось, что это девочка, теперь вот ходит у меня такая тетя Мотя по квартире. Кормлю ее и забочусь, конечно. А все остальное, включая быт, пущено на самотек. Приходя домой, я сажусь за компьютер, начинаю переписку, засыпаю, а утром бегу на репетицию.

— В каком цвете ты видишь свою жизнь?

— Сейчас в ней два цвета: белый и черный. Наверное, это очень плохо, но так происходит. Видишь, я вся в черном. Но внутри меня только белый — ха-ха! Считаю, что черный — это очень стильный цвет. Люблю минимализм. Люблю клавиши, как в них сочетается черное и белое. В белом цвете для меня сокрыты все остальные цвета. Белый — это и молчание, и снег... Я просто отсекаю все лишнее, и остается только белый и черный.





Партнеры