До семижды семидесяти книг и больше

В Москве завершилась 13-я книжная ярмарка Non/fiction

5 декабря 2011 в 17:38, просмотров: 2794

Общее ощущение на книжной ярмарке в ЦДХ — смятение. Слишком много хороших книг одновременно, мы не можем столько зараз потратить на книги! Как пишут блогеры, приехать на ярмарку и потратить все имеющиеся у тебя деньги в эти дни было обычной историей. О дешевизне речи нет: один билет на ярмарку стоит 250 рублей, и книги лишь немного дешевле, чем в магазинах. Но зато они есть!

До семижды семидесяти книг и больше
фото: Сергей Иванов

Что было важного? Соберем калейдоскоп из интересов самой разной публики. Лекция Андрея Зализняка, посвященная фальсификации истории, псевдонаучным теориям, — раз. Три суперударные новинки — «Пражское кладбище» Эко, биография Стива Джобса и «Благоволительницы» Литтелла о Второй мировой войне — это два. Выход на русском «книги века» Италии — «Человек ли это?» Примо Леви о его заключении в концлагере — это три. Моментальное исчезновение тиража «Эволюции человека» лауреата премии «Просветитель» Александра Маркова — раскупили под ноль! Это четыре. Презентация «Альянса независимых издателей», то есть открытое объявление о том, что книжный рынок в России захвачен магнатами и, перехватывая все выходы к читателю, душит любую возможность альтернативы, — это пять. Сборник поэзии Чеслава Милоша к его 100-летию и книга Бенгта Янгфельдта «Язык есть Бог» о Бродском, с которым много общался, — это шесть. Книга Евгения Попова и Александра Кабакова о Василии Аксенове, написанная в очень странном жанре «болтологии», то есть расшифрованных бесед, — это семь... И так до семижды семидесяти книг и мероприятий, на которые стоило обратить внимание.

Non/fiction называют ярмаркой интеллектуальной литературы. Пожалуй, такое название для книжного мероприятия могло появиться только в России. Это то, о чем часто говорит Дарья Донцова, — на Западе не делят литературу на высокую и низкую. Об этом же «МК» рассказал Жан-Поль Колле, директор парижского книжного магазина La boucherie.

фото: Сергей Иванов

— Мой магазин называется «Мясная лавка», я открыл его в бывшем мясном магазине и сохранил фасад и вывеску. К нам ходят со всего Латинского квартала, это в традиции Парижа — как жители ходят к своему булочнику или кондитеру, так и к своему продавцу книг.

— В России продажи бумажных книг катастрофически падают, а как во Франции?

— Сейчас 10% книг покупают в Интернете, много в больших книжных и 25% — в таких небольших лавочках, как моя. В нашем районе огромное количество книжных магазинов. Из того, что я видел в России, на традиционный парижский магазин похожа только «Лавочка детских книг». Во Франции происходит своеобразная инфляция книга — в сентябре было опубликовано 650 новых романов (только романов). Среди этого моря книг надо дать правильный совет. Торговец книгами — как психолог.

— Есть ли разделение на интеллектуальную и ширпотребную литературу?

— Я не верю в элитарную, снобистскую литературу. Вкус публики эволюционирует. Одно не исключает другое. Можно одновременно читать философскую книгу и легкий детектив. Во Франции молодежь мало читает, преподаватели смотрят свысока: ты не читал Декарта, Гоголя. Но несколько лет назад появилось поколение Гарри Поттера. Я в своем магазине вижу детей 8–9 лет, которые запоем читали толстенную книгу про Гарри Поттера без картинок. Не сказать, что это очень интеллектуальная литература, но это приучает к чтению, потом эти дети идут к другим полкам. Нельзя уходить в сектанство, элитаризм, закрываться от общества. Начинать читать надо с более простого, например, с того же детектива. Изначально его презирали как низкий жанр, но сегодня он занял достойное место. Чтение должно приносить удовольствие! Во Франции есть очень качественные детективы, где интрига — только предлог для серьезного разговора с читателем. Не обязательно сюжет будет строиться вокруг загадки, кто убийца. Компас детектива указывает на север Европы — скандинавские детективы пользуются огромным успехом. Хорошо бы стрелка сдвинулась к России — было бы интересно прочитать хороший детектив, где действие происходит в Москве или Красноярске! Ведь детектив — это рентгеновский снимок того, что происходит в обществе.

Да, делить литературу на умную и глупую — наш прибамбас, но на то мы и наследники великой русской литературы, чтобы иметь право на прибамбасы.

Еще одна новинка приехала к нам из Дании — «Бонсай» Кирстен Торуп, чей роман в 2000 году был назван книгой года на ее родине. Необычный, очень образный стиль, Кирстен будто лезет за метафорой в глубокий, нам невидимый колодец, ее метафоры психологичны. «Молчание мобильного телефона тикало в кармане моего халата. Кресло было — сама красота. Более скульптура, нежели мебель...» А тема романа — любовь между мужчиной и женщиной... Только мужчина до конца дней своих пытается скрыть свои гомосексуальные наклонности. Кирстен Торуп — дама уже очень в летах. Сама, как и ее героиня, приехала когда-то из маленького городка в Копенгаген. В книге чувствуется что-то автобиографичное.

— Кирстен, почему вас заинтересовала эта тема?

— Это история трагичной любви о двух людях, которые привязаны друг к другу и зависят друг от друга. Это отражено в подзаголовке — «метаморфозы любви». Само название «Бонсай» означает, что они отрезали свои корни. Я знала людей, у которых были такие проблемы. Мне было важно понять, почему такой мужчина женится на женщине, которая не знает о его ориентации. Он хочет жить нормальной жизнью, а ведет параллельную жизнь, и она об этом не знает, они живут в тайнах, во лжи, он все время что-то скрывает. Но он заражается СПИДом и не может больше этого скрывать. И он так этого стыдится, что просит свою бывшую жену совершить самоубийство.

— Значит, вы относитесь к гомосексуализму толерантно? Спрашиваю потому, что в России это до сих пор остается спорным вопросом.

— Об этом я и хотела рассказать, хотя датское общество относится к этому толерантно. Герой сам не понимает и не принимает происходящего с ним, он не выбирал этого! Поэтому он и женится. Но внутренний конфликт приводит к смерти.




Партнеры