Гимны любви в зиму ненависти

Пол Маккартни подарил Москве три часа счастья

15 декабря 2011 в 18:13, просмотров: 3848

«И как Пол?» — наверняка будут спрашивать у тех почти тридцати тысяч человек, что попали на концерт Маккартни в «Олимпийский». «Пол — мужской», — смело могут иронизировать свидетели действа. Артист и правда был по-джентльменски любезен и настолько уверен в своих действиях, что даже весьма нетипичные для иностранных гастролеров заявления типа «Привет, чуваки!» и «Нам пора» выдавал по-русски так, будто делает это каждый день. «За такие деньги можно было и постараться», — скажут скептики и тоже будут по-своему правы. «ЗД» после посещения исторического концерта пытается подсчитать хиты, деньги и спецэффекты.

Гимны любви в зиму ненависти
фото: Геннадий Авраменко

Статистика, конечно, впечатляющая. На арену «Олимпийского» в ее нынешнем виде никогда еще не продавали столько билетов, скорость продажи вожделенных пропусков стоимостью от 1,5 до 50 тысяч рублей была весьма впечатляющей, а трудолюбие артиста прямо-таки героическим. Даже самые отважные звезды редко задерживаются на сцене больше двух часов, но сэр Пол не уходил почти три. Именно такая марафонская дистанция отделяет начальную Magical Mystery Tour от финальной The End.

Формально четырнадцатое по счету турне Пола Маккартни посвящено переизданию альбома Band on the Run образца 1973 года. Но это только формально, потому как бывший участник The Beatles, в отличие от звезд своей возрастной категории, не нуждается в поводах, способных создать дополнительный ажиотаж вокруг своей персоны. Пол по-прежнему не сходит с обложек таблоидов благодаря своему умению интриговать публику не только музыкой. Не успели утихнуть страсти после его развода на сто миллионов фунтов с Хизер Миллс, как музыкант снова пошел под венец и снова без внятного брачного контракта. Его отношения с 51-летней американкой Нэнси Шевелл смаковали не одну неделю, и в итоге весьма скромная по звездным меркам свадьба стала одним из главных светских событий года. Трудно сказать, чем закончится третий брак Пола, но за финансы Маккартни в данном случае можно не беспокоиться. У его супруги в кармане семейный транспортный бизнес, на котором она зарабатывает ничуть не меньше.

фото: Геннадий Авраменко

Впрочем, деньгам некогда самого богатого человека в музыкальной индустрии угрожают не только многочисленные браки. Экономический кризис 2008–2009 годов, по разным оценкам, «вытащил» из кошелька мистера Маккартни около ста миллионов долларов. И это притом что экс-битл остается в той небольшой компании счастливчиков, диски которых еще продаются в виде старорежимных компакт-дисков. Возраст поклонников Пола, видимо, не располагает к тому, чтобы рыть халяву в Интернете, в связи с чем и новинки и красочно оформленные переиздания имеют шансы на успех. Если к этому добавить отчисления за авторские права и прочие бонусы, то за будущее музыканта, равно как и его внуков, можно, конечно, не беспокоиться, однако общая финансовая нестабильность подталкивает даже артистов уровня Маккартни на концертные туры. Если уж в контракте за каждый концерт значатся суммы с шестью нулями, то, наверное, имеет смысл не терять бодрость духа и держать себя в форме.

И с духом и с формой у Пола пока полный порядок. Его концертное шоу, может, и не отличается ураганной динамикой, как это бывает у Rolling Stones, но при этом никаких скидок на возраст 69-летний музыкант не делает. Он не уходит со сцены, предоставляя возможность своим компаньонам по группе отдуваться за него (скорее наоборот), говорит немного и только по делу и находится в постоянном движении. Пол меняет гитары, играет на укелеле, большом рояле, небольшом фортепиано и, конечно, поет те самые песни, которые вышибают слезы у публики. Немного сыроватый звук в данном случае идет концерту исключительно на пользу. Так уж получилось, что вся музыка, к которой имеет отношение Маккартни, сочинена довольно просто, не перегружена сложными нюансами и открыта для самых разных аранжировок. Поэтому Пол и его банда, как фокусники, переходят от бронебойного гитарного рока, в котором выдержан, например, Jet, к спокойным клавишным номерам вроде The Long and Winding Road.

фото: Геннадий Авраменко

Постановку действа тоже трудно назвать навороченной. На сцене лишь пять разновеликих экранов, четыре из которых отвечают за крупные планы музыкантов, а самый большой отдан на растерзание веб-дизайнеру. Настоящий Лас-Вегас устраивают на сцене лишь однажды — на Live and Let Die. Пацифистский настрой Give Peace a Chance и Let it Be сменяется лязгающими гитарами, огнеметами и пугающей громкости салютом. После Пол садится за фортепиано и вместе со всей многотысячной толпой поет Hey Jude. Эти четыре песни, наверное, можно считать эмоциональной вершиной всего представления, и вполне логично, что после артисты откланиваются. Первая бисовка заканчивается всеобщим ликованием под Get Back, а вторая начинается с Yesterday, во время которой публика, кажется, окончательно теряет контроль над чувствами. «Я ощущаю, сколько в зале любви», — говорит Маккартни, и это не воспринимается как яркое образное выражение. Кажется, будто и правда вся мерзость декабря 2011 года осталась за пределами зала.

Как и ожидалось, у такого концерта была и весьма богатая светская составляющая. Пришли все: от Расторгуева до Земфиры, включая, конечно, прибывшего из Петербурга главного битломана страны Колю Васина. Журналисты активно интересовались ожиданиями и впечатлениями, звезды в свою очередь иногда делали вид, что их оторвали от чего-то важного всякими дурацкими вопросами. Андрей Макаревич в ответ на очередную просьбу сказать что-нибудь посетовал, что ему жутко надоело «светить мордой». Расторгуев выглядел как человек, которому это совсем не надо. Общее же настроение звездных комментаторов сводилось к тому, что такой концерт — это как встреча со своей первой девушкой. С годами она, может, и изменилась, но воспоминания, как нам было хорошо вместе в юности, по-прежнему заставляют сердце биться чаще.




Партнеры