В искусстве победили выборы

Питер Гринуэй вручил Премию Кандинского автору инсталляции из арт-урн

15 декабря 2011 в 19:50, просмотров: 1989

Вручение крупнейшей негосударственной награды в области современного искусства – Премии Кандинского – прошла под знаком... смерти. Именно о ней со сцены говорили специальный гость премии – режиссер Питер Гринуэй, и победитель главной номинации – «художник года», Юрий Альберт. Первый рассуждал о смерти кино, второй – о закате искусства в его традиционном понимании. О конце света задумались и другие номинанты. На последнем событии в арт-центре «Гараж» (перед его переездом в парк Горького) побывал корр. «МК».

В искусстве победили выборы
фото: Мария Москвичева

Лучшим медиапроектом года стала виртуальная коллекция Анастасии Рябовой, с которой можно ознакомиться только в Сети. На выставке номинантов проект выглядел крайне минималистично — как пустое место, в центре которого красовалась интернет-ссылка. О виртуальном пространстве рассуждала и победительница номинации «Молодой художник. Проект года». Художница Полина Канис воплотила в жизнь популярную в 90-х электронную игру, где волк из «Ну, погоди!» ловил яйца в корзину. Полина управилась и без нее — ловила яйца в юбку. Перформанс «Яйца» принес начинающей художнице 10 тыс. евро.

Вручение основной награды художнику года предваряла лекция известного режиссера Питера Гринуэя (прославившегося фильмами «Контракт рисовальщика», «Брюхо архитектора», «Чемоданы Тульса Люпера»), который в очередной раз провозгласил смерть кинематографа.

— Цивилизации зрительно образованных людей у нас нет. Кино сейчас — иллюстрированный текст, — заявил он. По мнению режиссера, мы переживаем вторую революцию Гуттенберга, где образы заменяют слова. Потому, уверен Гринуэй, сегодня «кино убогое» и «уже на пятой минуте появляется ощущение дежа вю». Чтобы это исправить, нужно «кино художников», мыслящих образами, а не текстом.

Принимая из рук режиссера призовую статуэтку, художник года Юрий Альберт заявил о смерти живописи в ее традиционном понимании. Собственно, искусство самого Альберта совсем не живописно. Его работа «Московские выборы», ставшая лучшей, по версии премии Кандинского, представляет собой избирательный участок. На выставке номинантов перед зрителями предстали несколько прозрачных урн, над которыми написаны вопросы (не о политике, об искусстве). Вопросы эти скорее риторические, чем конкретные, «вроде может ли искусство изменить мир к лучшему». Тем отличается работа Альберта от подобной инсталляции Ханса Хааке (1970 года), с которым полемизирует российский автор. Так совпало, что работа Альберта приобрела политический характер на фоне событий, связанных с выборами.

— Современное искусство — порождение демократического общества. Если общество полудемократическое, то искусство полунастоящее, — сказал Юрий Альберт «МК». — В такой ситуации могут быть хорошие художники, но искусство не может развиваться. Современное искусство — свободный выбор. Когда два года назад была сделана эта работа, я, конечно, не думал о политике. Любой зритель, стоя перед произведением искусства, должен сделать выбор — нравится оно ему или нет. Оказалось, эта метафора приобрела прямое значение — политическое. И я этому рад.




Партнеры