Конан-Дойл вспомнил змею, но забыл о попугае

Чем дрессировщик Наталья Майхровская ответила приставучим «зеленым»

23 декабря 2011 в 18:08, просмотров: 3207

...Династия — вещь святая. Старший Майхровский, Евгений — знаменитый клоун Май, выбегающий на манеж с собачкой и возгласом «ой-ой-ой!»; средний Борис — крутейший дрессировщик морских львов; и вот теперь его дочка 27-летняя Наталья — которой мы и звоним в Курский цирк — переняла аттракцион отца и дает нынче премьеру из трех «П»: попугаи, пеликаны и пингвины в ее шоу делают вещи совершенно невообразимые... жаль, что об иных их повадках не знали классики мирового детектива.

Конан-Дойл вспомнил змею, но забыл о попугае
Наталья Майхровская.

Как вы помните, у Конан-Дойла в «Шерлоке Холмсе» животные ходят в убийцах не раз: испуганный жеребец Серебряный случайно приканчивает копытом негодяя Джона Стрэкера; «пестрая лента», она же опасная индийская гадюка ненароком жалит своего же кормильца; дискомедуза Cyanea capillata в «Львиной гриве» отправляет на тот свет ничего не подозревающего пловца; в «Человеке на четвереньках» сластолюбивый профессор обращается в обезьяну хульман; про собаку Баскервилей и вовсе смешно напоминать... Странно, что наводненная экзотическими зверушками Англия конца XIX века не навела сэра Артура Конан-Дойла на мысль о «краже с попугаем».

Попугаи — птицы умнейшие, — рассказывает дрессировщик Наталья Майхровская, — интеллект где-то на уровне 3-летнего ребенка. С ними интересно. Ведь до чего доходит: сидят у нас в просторных вольерах, — так вот, каждый раз ставим на дверку всё более сложные замки. Сначала это были обыкновенные карабинчики, потом щеколдочки, затем раскручивающиеся карабины, теперь всё закончилось тем, что запираем их на маленькие замочки: они в кратчайшие сроки научаются открывать буквально всё!

- То есть любой сейф...

- Ну сейф — не сейф, а «бытовые» защелки отпирают с поразительной скоростью, а если с ними еще и позаниматься... работают филигранно — клювом и языком. Языком они вообще всё щупают, любят различные вкусы открывать. Их однообразно не покормишь. Мы знаем об этом и стараемся, чтобы еда была не только полезной, но и интересной.

- А пингвинов чем кормите?

- Пингвины — полноценные птицы, хотя и не летают. Сложны в дрессуре весьма. Потому что интеллект, скажем прямо, невысокий. Кормим балтийской килькой. Свежемороженой. С серьезными сертификатами качества (животные — наши кормильцы, не дай бог что-то с ними произойдет). Но у каждого пингвина — собственный взгляд на эту кильку. Кому-то подавай мелкую, кому-то покрупнее; одним надо положить на тарелочку, другим — поболтать перед носом, тогда только «клюнет». Вот почему с ними никто и не работает...

- Так почему?

- Очень сложны в содержании. Кроме кильки, нужен особый комплекс витаминов. Плюс постоянные химические дезинфекции: иммунитет-то слабый...

Наталья Майхровская.

- Кажется, ваш батюшка рассказывал, что арктические пингвины обитают при минусе, где опасные бактерии не живут вовсе, а стоит их перенести на континент...

- Что вы, мы не работаем с арктическими. Хоть аттракцион и называется «Арктика» — это больше в угоду зрителям, ассоциирующим пингвинов с полюсом. А видов-то их — 18 (от императорского до малого австралийского). Вот наши пингвины обитают, как ни странно, в экваториальных широтах, недалеко от Чили, Перу, Бразилии.

- То есть им холод не нужен?

- Нет. И без холода столько хлопот: стараемся нейтрализовать воздушные бактерии... арктические бы и вовсе не выжили — у них вообще иммунитета никакого. Кстати, болезни не только от бактерий, — иммунитет может ослабеть от стресса на манеже, такого числа людей... поэтому стараемся, чтобы выход в манеж пингвины воспринимали как игру.

- Они делятся на мальчиков и девочек?

- Внешних половых признаков у них нет. Это можно определить либо по крови, либо когда кто-то снесет яичко.

- А что, сносили?

- Конечно. Одна из наших птичек снесла яйцо, но в цирке на него не села — мы тут же отнесли в московский зоопарк (там тесно сотрудничаем со старшим орнитологом); в зоопарке яйцо инкубировали, так и появился птенчик. Там и остался. Всего же у нас 12 очень забавных особей: два Гумбольдта, остальные — очковые. Небольшого роста — сантиметров по 50.

Наталья Майхровская.

- У них существует хоть малейшая привязка к человеку?

- Ну конечно, ведь с нашей дюжиной постоянно занимаюсь я и еще одна уникальная женщина, которая просто помешана на пингвинах. Вот нас и любят. А ко всем остальным относятся настороженно. Нет, с привязанностью собаки их привязанность сравнивать нельзя. Поэтому к выходу на манеж подводим животных очень долго: не так что бах-бах-бах, и побежали к зрителям, музыке, к софитам. Начинаются репетиции в помещениях, где они живут. Привыкают к человеку. Потом добавляем свет... и так далее.

- А сколько они вообще живут?

Самой старшей — 22 года.

- Ничего себе... не думал, что так много.

- Да, это прецедент. Они ведь не такие изученные. Сейчас мои знакомые орнитологи нашли полярную гагачку, которой 60 лет, представляете? У нее клеймо было: на него посмотрели — и обалдели.

- А вы своих из природы берете?

- Что вы, я категорически против этого. Мы берем из дельфинариев — они рождены в неволе уже не в первом поколении. У них лучше иммунитет, нет преждевременного стресса, нет раскармливания (они же в природе ловят рыбу в воде); даже попугаев берем — выкормышей. Ведь сейчас пошла экспансия некого цирка без животных на Россию, и они прежде всего затрагивают эту проблему: мол, животные мучаются, страдают etc. Понимаете, чем ехать и отчищать моря от мазутных пятен, бороться с браконьерами, намного проще через дорогу прийти в цирк и здесь компостировать мозги артистам. Но мы имеем на руках все аргументы, парирующие выпады «зеленых». И первый аргумент, что животных берем не из природы. Второй — потрясающий уход. Третий — их долголетие. Четвертый — потомство... А уж про зрелищность вообще молчу: посмотрите, какой эффектный круг делают в полете пеликаны!




Партнеры