Строили мы, строили...

В Саратове наконец открыли новый ТЮЗ

29 декабря 2011 в 20:30, просмотров: 3734

Подарок, который под Новый год получили дети Саратова (и не только дети), вызывает двоякое чувство: сожаления и гордости. Гордости – оттого что самый первый в мире детский театр – ТЮЗ им. Киселева – теперь получил новое здание. А горечь – оттого что стройка его длилась буквально четверть века и пара поколений уж точно выросла вне его стен. Можно лишь утешаться, что дети обделенных детей придут в современное роскошное здание на улице Чапаева.

Строили мы, строили...
фото: archi.ru

На входе стоит седенький человек совсем невысокого роста — это худрук ТЮЗа Юрий Ошеров. Он худрук и до сих пор выходит на сцену (раньше играл мальчиков, теперь дедушек). Он рассказывает мне, что первый макет нового здания принесли в ТЮЗ в 1976 году, а дальше... Деньги сначала оттянула Москва на Олимпиаду-80. Позже ТЮЗ стал жертвой административной неразберихи, еще позже — перестройки, бандитского передела, кризиса... И хотя на открытии в короткой речи вице-губернатор Александр Бабичев подчеркнул заслугу местных властей и особенно местного отделения «Единой России», но однозначно, что не видать Саратову ТЮЗа, если бы все эти 25 лет два человека не колотились во все двери начальников всех сортов (в том числе и партийных) — это Ошеров и Валерий Райков, один из лучших театральных директоров России.

И вот теперь новый ТЮЗ в центре города распахнул двери и принял на свою губернаторскую елку в первые дни воспитанников детдомов и детей из малоимущих семей. Я вижу, как более чем скромно одетые мальчики и девочки резвятся на всех трех этажах здания, а Валерий Райков в это время проводит мне экскурсию. Новое здание поражает арифметикой — 12,5 тысячи кв. метров, две сцены: на 764 и 150 мест.

— Что у нас уникального? — спрашивает Валерий Райков и отвечает: — Необычная плунжерная система сцены.

— Переведи, пожалуйста, на русский.

— Это, например, три опускающиеся площадки, они бесшумные. У меня в планах ставить «Сказку о царе Салтане». Это значит, что мы сможем не имитировать, а действительно налить бассейн, откуда будет появляться дядька Черномор со своими богатырями. И я это сделаю!

Нет сомнения: если Райков сказал, значит, будет. Идем дальше. Глубина сцены от рампы, если все расчистить, до барьера — 41 метр (для сведения: редкая московская сцена может похвастаться такими масштабами, например, в «Ленкоме» — 20, около 25 в Вахтанговском, а на большой сцене «Театриума на Серпуховке» — примерно 30). На третьем этаже будет музей, но сейчас здесь пока выставлены макеты спектаклей, исторических и современных. Кстати сказать, самый древний спектакль образца 1948 года — «Аленький цветочек» по Аксакову. И, как говорит Юрий Ошеров, раритет снимать не собираются. Интересно, что первой Аленушкой в этой постановке была актриса Валентина Ермакова, педагог по актерскому мастерству Евгения Миронова.

В общем, саратовский ТЮЗ положил всех на лопатки. Не знаю, какой еще город-миллионник, кроме Саратова, может похвастаться тем, что детский театр имеет два здания, четыре сцены и репертуар из 53 спектаклей. Разница только в том, что Саратов не миллионник. В эти радостные дни руководство озабочено только одним: как развести весь свой огромный репертуар и грандиозные планы по двум площадкам. Уже в середине января сюда приедут ведущие режиссеры страны и Европы: Адольф Шапиро, Михаил Бычков, Римас Туминас, Матиас Ланхофф.




Партнеры