Без вины продажные...

Владимир Киселев, основатель легендарной рок-группы, объяснил «ЗД», кто из рокеров был «агентом КГБ» и почему у «Землян», в отличие от Баскова, есть будущее…

2 февраля 2012 в 21:20, просмотров: 5665

Неделю назад на церемонии ZD AWARDS 2011 вручались не только премии по актуальным итогам музыкального сезона, но и спецпризы по случаю «круглой» даты — 35-летия хит-парадов «ЗД». В 70–80-е годы в наших хит-парадах заметно наследила и группа «Земляне», которая по удивительному совпадению тоже празднует 35-летие. Реинкарнированные ее основателем Владимиром Киселевым, «Земляне» теперь возвращаются на рок-сцену в новом составе и готовят первый за долгие годы альбом — не только с каверами старых хитов, но и с новым материалом, претендующим на успех былых блокбастеров. Вручив группе заслуженный приз «За вклад в эстрадное искусство и победы в хит-парадах», «ЗД» решила не только вспомнить с Владимиром Киселевым яркое прошлое, но и разобраться в обоснованности его надежд на светлое рок-будущее.

Без вины продажные...
фото: Владимир Чистяков

— Володя, есть пословица: «Федот, да не тот». Вот новые «Земляне» со старыми хитами. Здорово и ностальгично! Но возможно ли представить, скажем, АВВА в другом составе?

— Есть стереотип: если Beatles, то это Ринго, Пол, Джордж и Джон. Если АВВА, то это только Агнета, Анни Фрид, Бенни и Бьорн. Но есть и Grateful Dead, такие же легендарные, как и прежде, но без единого музыканта из первого состава. Есть актуальные Queen — со всеми, кто был, но уже без Фредди и с новым вокалистом. Еще много других версий. Возможны варианты. В случае с «Землянами» есть немаловажный момент: ты, дорогой друг, говоришь сейчас с человеком, который в 1976 году создал «Землян». Так что в плане «преемственности» все в порядке.

— В чем надобность данной музыкальной реанимации?

— А ты не задумывался, например, почему люди так рвались посмотреть «Иронию судьбы-2»? Хотели новый фильм? Отнюдь! Они хотели снова погрузиться в атмосферу старого, первого, культового фильма. А эмоции, которые люди испытывают в караоке, когда поют хиты любимых групп и исполнителей? Никто не отменял волшебную силу ремейка как важного эмоционального инструмента.

— Есть даже короли ремейков! Значит, это некая спекуляция на старом, в данном случае — на «Землянах» как на одной из самых хитовых групп страны?

— Можно и так назвать — спекуляция. А можно сказать об уважении к репертуару, который был создан «Землянами».

— Ты был создателем коллектива, но также играл и на барабанах. Не жалеешь, что приходится теперь наблюдать из-за кулис?

— Я наигрался от души на 30-летии и понял, насколько это тяжело физически. Так что не жалею. Пусть молодые попробуют... Кстати, именно потому, что я барабанщик, отсюда и стиль «Землян», это обстоятельство было главным связующим звеном для рок-группы. До «Землян» я играл в «Поющих гитарах», где был совершенно другой музон, а у меня была большая амбиция создать что-то созвучное собственному видению музыки. Так как я барабанщик, то соответственна и тяга к ритмической музыке. «Земляне» начались с игры каверов Led Zeppelin, Deep Purple, Black Sabbath, в музыке которых ритмика была первична. Отсюда пошли позже и наши песни — «Каскадеры», «Взлетная полоса», отсюда пошел даже первый наш медляк «Красный конь», абсолютный аналог глэмовой баллады. Производная музыки была понятна. Будь я гитаристом или клавишником, тогда бы был совсем иной музыкальный рисунок. А так мы стали фактически первой официальной хард-роковой группой в стране.

— Вот уж хард-роковой вас никто не считал! Считалось, что вы официальная причесанная музыкальная пропаганда коммунистического режима в пику настоящему и подпольному року...

— Я знаю. К нам было приклеено огромное количество штампов: продажные, коммунистические, советские... Вся эта чушь опровергается одним простым моментом.

— Любопытно! Каким же?

— А хоть одну советскую песню, хоть один коммунистический текст мне назови.

— «Трава у дома».

— И что там коммунистического?

— Как же?! Пропаганда советской космонавтики, процветавшей под мудрым руководством КПСС.

— Бред! Там ни одного лозунга! Там затронуты глобальные гуманитарные темы — человек, космос, тоска по дому и все такое... У «Землян» не было ни одного участия в коммунистическом концерте.

— Что такое «коммунистический концерт»?

— Концерты в Кремлевском Дворце съездов на партийно-комсомольских мероприятиях, юбилеях и т.д. Ни разу!

— Зато вас крутили по телевизору и радио, в отличие от той же «Машины времени»... Потому вы и выглядели в глазах людей «режимным предприятием», хотя, это правда, песни ваши разлетались как горячие пирожки.

— Самое смешное, и это исторический факт, что первой в «Утренней почте» (а это была тогда практически единственная актуальная музыкальная программа на советском ТВ) показали как раз «Машину времени». Но мы при этом, повторю, не участвовали ни в одном коммунистическом концерте, не ездили по комсомольским путевкам Фонда мира в Японию, как ездили «Машина времени» и Стас Намин, ни по каким стройотрядам... Да, это было предметом моей большой изощренности, но мы не «легли» ни под одну официальную государственную организацию. А твои уважаемые группы «Алиса», «Аквариум» и т.д. по списку, включая «Кино», были созданы на деньги КГБ. Они существовали как первый ленинградский рок-клуб, который, что давно не секрет, был создан под крышей КГБ.

— Володя, группы все-таки создались сами по себе, а КГБ за ними надзирал, позволив объединиться в рок-клуб. И пели они совсем не коммунистические песни, а как раз наоборот...

— Ну да, они, хитрые, участвовали, мы, нехитрые, не участвовали. Но при этом группа «Земляне», которая менее хитрая, ничем не воспользовалась, не дала права себя шлепнуть и нагнуть и, однако, называлась недоброжелателями и завистниками «просоветской».

— В чем тогда секрет? Как удалось провести всех за нос и быть практически официальной хард-рок-группой в системе, воинственно отторгавшей «чужеродные и тлетворные проявления загнивающей буржуазной культуры»?

— Вся гонимость, например, группы «Машина времени» заключалась только в одной-единственной статье «Рагу из «Синей птицы» в газете «Комсомольская правда». В отличие от «Машины времени», чтобы пробиться, мы не нагнулись ни под одного исполнителя. Мы не аккомпанировали Софии Ротару, не снимались в фильмах для того, чтобы пробить себе маленький скоротечный кадр. Если нас не пускали в фильмы, мы обходились без этого. Зато давали по 90 концертов в месяц. И при этом группа «Земляне» была бита и той же «Комсомолкой», и «Литературной газетой», и газетой «Правда» дважды, и газетой «Известия». Все эти газеты у меня до сих пор есть. Нам по полгода закрывали концертную деятельность. Но в итоге все преодолевалось. По одной простой и банальной причине! Мы приносили огромные деньги Ленконцерту, поэтому, даже когда нас били и сажали по полгода на «репетиционный период», быстро потом «прозревали», и в город Сочи, где мы «репетировали», срочно выезжала комиссия Министерства культуры для приема программы. Потому что такие деньги, какие зарабатывали на нас концертные организации, не зарабатывал никто. И при всей советской демагогии им в итоге приходилось закрывать глаза, левой рукой разрешать то, что запрещала правая. В твердом осадке по прошествии 30 лет мы имеем непреложный факт: наши песни пела и поет вся страна, а «Земляне» были самой большой и коммерчески успешной советской рок-группой.

— То есть все-таки продажные, но в хорошем смысле, да? Продавались хорошо...

— Если угодно. Важный, кстати, момент: благодаря «Землянам» очень много групп и исполнителей получили свою путевку в жизнь. «Магнетик бенд», «Апельсин», «Круиз», да почти все коллективы Советского Союза работали у нас на разогреве. Всем мы давали кусок хлеба! И Олегу Газманову, и Володе Преснякову-младшему... Мы выступали во Дворцах спорта, 3–5 концертов в день, продавалась афиша на группу «Земляне». А в следующий раз в эти города уже с сольными концертами приезжали многие из нашего «разогрева».

— С экономикой разобрались. Но почему, на твой взгляд, «выстрелили» именно «Земляне»? Вы же не единственные, кто исповедовал пресловутый «квадрат» или твой излюбленный «лед-зеппелиновский» ритм?

— Один важный момент. «Земляне» в большинстве своем выпускники училища им. Римского-Корсакого при консерватории. Это была если не единственная, то одна из немногих рок-групп в стране с музыкантами, имеющими профессиональное консерваторское образование.

— Разве это не сомнительное качество для настоящей рок-группы, что-то сродни волчьему билету? У битлов вот не было никакой консерватории...

— Я даже продолжу твой список: и у «роллингов» не было, а у Procol Harum, у Стинга было (такое образование). Нет единого критерия. Но в истории «Землян» и их успеха этот фактор играет, по моему глубокому убеждению, основополагающую роль. Мы музыку писали ПРАВИЛЬНО, и я на этом акцентирую внимание. Мне радийщики до сих пор задают вопрос: почему те наши фонограммы звучат так, будто вчера записаны, а при всем уважении к другим коллективам слышно сразу, что это уже ретромузыка? Потому что мы писали правильно. Правильно расставляли ноты, звуки, умели правильно комбинировать. Потому что только мы играли по партитуре. Когда у меня была проблема с басистом, я пригласил Сашу Титова из «Аквариума». Он пришел, мы положили перед ним партитуру. Он говорит: вы просто сыграйте, а я подберу на слух. Мы говорим, не надо ничего подбирать, ноты же перед тобой. «А я нот не знаю», — сказал нам человек из группы «Аквариум», и наш союз, к сожалению, не состоялся... Когда создавались «Земляне», я настолько был наглый амбициозный парень, что выдернул лидеров из всех на тот момент лучших групп Ленинграда — «Россияне», «Аргонавты», «Кочевники» — Олега Гусева, Игоря Романова, Борю Аксенова, Сережу Скачкова. Я не боялся, что вокруг меня соберутся сильные музыканты, что является большой проблемой для многих лидеров. Мы репетировали по 6–8 часов в день и подняли на уши Ленинград нашей первой программой каверов западных хитов: играли Led Zeppelin, Deep Purple, Black Sabbath. Мы два с лишним года «отоваривали» город и не нуждались в профессиональной сцене. Потому что получали по 500 рублей за концерт и играли 2–3 концерта в неделю. Огромные деньги по тем временам! Нам не нужна была профессиональная сцена. Работали в институтских аудиториях. Играли с той же «Машиной времени». Они у нас в первом отделении, потом мы приезжали в Москву и играли у них в первом отделении. Но уже очень скоро стали единственной группой, которая начала собирать Дворцы спорта. Рекорд, который не побил никто, — 21 концерт в СКК за 14 дней. Самое удивительное, что у нас еще не было особого хитового репертуара. Люди приходили просто поглазеть на некий прообраз западной группы. Извиняюсь за нескромность, но это тоже было одним из критериев: мы хорошо двигались и были внешне очень привлекательны. Я бы никогда не взял в группу маленького толстого басиста, как бы замечательно он ни играл! Легендарный Боб Гелдоф как-то жаловался мне полушутя: это, говорит, большая проблема — найти пятерых по метр восемьдесят, пять хаеров, пять фэйсов и пять талантов! Возвращаясь же к «Землянам», могу резюмировать, что в базисе у нас было то, что называется высочайшим профессионализмом.

— Разве этим не мог похвалиться никто другой?

— Нас можно было обвинять в чем угодно, но сыграть так, как мы, не мог никто в Советском Союзе. Еще, пожалуй, «Аракс» и несколько музыкантов «Круиза». На всю огромную страну! Почему Петя Подгородецкий не задержался в «Машине»? Потому что был настоящим музыкантом. Тогда, конечно, были эти терки тусовочные — кто круче, «Машина времени» или «Земляне»? Целые лагеря поклонников разделяли страну. Но я не входил в эти распри. Что доказывать? Идите в кассу, там все ясно.

— «Встретимся у кассы» — кстати, любимая фраза Филиппа Киркорова...

— Это не его выражение. Кстати, Филипп тоже может отдать мне должное: моими руками и он был продвинут в то место, где он есть. Спроси его — он расскажет сам, если не забыл. Он еще был мальчиком, и я помогал ему там, где возможно было помочь, — с Аллой Дмитриевой (программа «Шире круг»), с Домом радио... Впрочем, я к нему в прародители не набиваюсь, у меня хватает моих «детей», это к слову.

— А что сегодня с профессионализмом на рок-сцене?

— Больше технологий, но с профессионализмом — большой вопрос. Поэтому и актуальность «Землян» остается. В те годы худсоветы на фирме «Мелодия», на телевидении, как бы их ни поминали теперь недобрым словом, все-таки требовали (помимо разной там глупой идеологической мишуры) и профпригодности: правильная постановка фраз, филологического слова, музыка, мелодика... Сегодняшние музыканты даже не понимают, что такое равность строчки. Другой разговор, что сегодня дико смотреть на моих коллег-музыкантов, которые прошли через все эти распри, через все эти преграды худсоветов — и сейчас наступают на те же грабли. Когда мы стояли на худсоветах «Мелодии» со всеми перечисленными товарищами, то мечтали, как дадим рок-н-роллу жить, когда придет время. Время пришло — и что? Многие из «протестантов» обвешались орденами и званиями, как бычки: народный артист, заслуженный... Не представляю себе более глупой фразы, чем — Боб Дилан, заслуженный артист Америки! У меня, кроме побед на международных конкурсах и высших строчек, например, в хит-парадах «ЗД» тех лет, других наград нет. И мне еще что-то будут говорить про продажность!..

— В версии «Земляне» 2.0 — новые лица. Почему не золотой состав? Все ведь живы...

— Состав «Землян» дважды был сменен радикально. С первого шага «Земляне» — мое детище, и я несу ответственность за все, это мой вызов перед публикой. Считаю, что у новых ребят большое будущее. Я редко ошибался. Из «золотого состава», как ты выразился, ушли все кто хотел. Но у них ничего не вышло в сольной карьере. А мы продолжали. Ушел Романов — мы сделали «Взлетную полосу». Ушел Боря Аксенов — мы сделали «Путь домой». Ушел Скачков — у нас появился футбольный гимн. Я никому не мешал, но меня часто винили в «кознях»: мол, Киселев «закрывает», Киселев «не пускает»... Позже, когда страсти немного улеглись, я спросил Скачкова и Васильева: «Почему?» Они говорят: «Мы писали, нас не пускали». Ребята, говорю я, «Ласковый май» тоже никто не пускал — запиши кассеты и в поездах раздавай!.. «Машину времени» никто не пускал — их песни люди хотели слышать и переписывали. «Траву у дома» люди хотели слышать, и мы продали 20 млн. дисков. Еще и еще раз повторяю о роли личности в истории... К сожалению, никто из них не пробился так, как пробились, скажем, те же Кузьмин с Барыкиным, когда распался первый состав «Карнавала». С одной стороны, это упрек мне: значит, таких музыкантов собрал, с другой — комплимент, ведь жизнеспособность «Землян» — и в золотом составе, и не в золотом — свершившийся факт. Ситуация в чем-то парадоксальная.

— И есть уверенность, что сей парадокс сработает и с новым составом?

— Абсолютный аналог Deep Purple, дубль 2! Мы только что проехали 28 городов, и я убедился в правильности своего выбора. Но, когда я собрал всех этих ребят, не скрою, мне плакать захотелось. Они были испуганы, недоверчивы, бедны и совершенно не верили в свою звезду. Безденежье для музыканта губительно. Но в них есть харизма, ее надо лишь правильно раскрыть, показать. Ты выходишь на сцену и должен быть красавцем, должен быть любимцем. Если таким не являешься, то заставь людей поверить, что ты таков. Никого не интересуют твоя подагра и твоя изжога: ты должен выйти на сцену и всех порвать. Вот Киркоров в этом смысле красавец и образец! А Баскова в истории культуры и музыки не будет, потому что ему не верят. Он холопствующий комик. Он может себе напридумывать что угодно — серебряный голос, золотой, все мимо... Как ни странно, мне очень нравится своей беспробудностью Билан. Он никто, но верит в то, что делает. Он так хочет! Там бы продюсера поумнее. Ему нужно уйти от гавканья, петь надо начинать, а он все никак не может уйти от своего стереотипа.

— Почему другие проекты — «Санкт-Петербург» и «Русские» — не пошли так же успешно, как «Земляне»?

— Во-первых, «Санкт-Петербург» был выброшен так же в свободное плавание, как многие из «золотого состава» «Землян». Но сейчас все возвращаются — и «Санкт-Петербург», и «Русские», и новый проект «Бойкот». Все возвращаются на рынок! Потому что время пришло. Знаешь почему? Впереди маячат авторские, меняется законодательство, которое позволит многим настоящим музыкантам вернуться не только к творческой жизни, но и к успешной практике. О взаимодействии этих факторов — творчества и экономики — говорят мало и очень поверхностно. На самом деле это очень важная сфера, влияющая и на «чистое искусство». Сейчас многое меняется и в позитивную сторону. Появился в том числе Интернет как новое средство коммуникации. Уже не нужно до помутнения в глазах бодаться с пресловутыми ФМ-бизнесменами, вчерашними рисовальщиками-художниками, которые вдруг начали указывать, какую и как музыку надо писать. Поле для свободы маневра значительно расширилось, и это многое расставит по своим местам.

— Тогда удачи!




Партнеры