Великая пролетарская эволюция

Валерия Ильинична, вы лучшая!

6 февраля 2012 в 15:09, просмотров: 5847

«Да, я не люблю пролетариат», — сказал профессор Преображенский в ответ на запрос товарища Швондера и женщины, похожей на мужчину. В последние 20 лет наши вожди спокойно могли повторять этот тезис вслед за многоуважаемым профессором. В отличие от советской власти, они тоже очень не любили пролетариат.

Великая пролетарская эволюция
фото: Геннадий Черкасов

В программе «Большая разница» сделали пародию на фильм «Стиляги» и назвали «Работяги». Последняя сакраментальная фраза там звучит так: «Я был в Москве. Там работяг нет». Куда же они делись? Про них просто забыли.

И вот в самое что ни на есть последнее время вспомнили. Сначала на прямой линии с Владимиром Владимировичем начальник цеха «Уралвагонзавода» так и сказал любимому лидеру: «Только позовите, приедем в Москву и разгоним всю эту шантрапу». Затем уже работяг рассортировали по всем каналам. И даже бросили в Интернет.

Самый популярный ролик в YouТube - митинг в Екатеринбурге в поддержку Путина, выступает человек по имени Валерий Трапезников: «Я 40 лет провел у станка. А эти козлы… Их бы к нам на завод, тут же бы перевоспитали».

А вот еще в программе «НТВэшники»: благородное лицо, седины, ордена. Это Владимир Якушев, трудовой стаж 50 лет. Он с рабочей прямотой обращается к Борису Немцову на «ты». Имеет право — все-таки гегемоне, блин, пролетарий. Нам дают понять: за честные выборы — шалопаи и бездельники, а за Путина В.В. — весь рабочий класс, соль земли русской. Они пошли на митинг против оранжевой заразы на Поклонной горе стройными рядами. И ни одного бандерлога, ни одного контрацептива! Это великая пролетарская эволюция. Сначала говорили, ссылаясь на милицейские данные, что их пришло 35 тысяч. Потом, опять ориентируясь на те же данные, уже 136 тысяч. А в конце концов 194. Почему бы и нет! Заявили 15, а тут такой перерасчет. Ну да ничего, премьер-надежа оплатит. Танцуют все!

А я люблю пролетариат. Я сам был пролетариатом 13 лет. Типография «Правда», переплетный цех, накладчик-подкладчик на листоподборочной машине. Когда-то я любил сидеть с пролетариатом в курилке и говорить о футболе. И о женщинах. И даже о советской власти. Пролетарии — это очень умные люди, от станка. Правда, через каждое слово они норовят вставить что-то неизбывно русское. Но это так смачно, от души. И меня тоже посылали… на демонстрации. По разнарядке. «А может не надо а, Владимир Иванович?» — умоляюще просил я начальство. «Надо, Саша, надо, ты же комсомолец». Эх, пропали выходные!

Я был там всего два раза: 1 Мая и 7 Ноября. 1 Мая было тепло и весело, несмотря даже на то, что наша колонна часа два с половиной ждала, пока пройдут те, кто в головке. А 7 Ноября — тоскливо и холодно. Падал мокрый гнетущий снег, пролетарии нервно стучали зубами, ежились. Затем по трое отходили в ближайшую подворотню и тихо, даже не матерясь, закладывали за воротник. Да, ведь у нас было: у кого пузырек, у кого чекушка. Нормально, Григорий? Отлично, Константин!

Говорили, что бюджетников на митинг к Сергею Кургиняну и Максиму Шевченко никто не загонял. Но это по телевизору. Многочисленные сообщения с мест информировали совсем о другом. Но я бы и им не поверил, если бы не моя знакомая — добрая женщина. «Моего-то на Поклонную силком послали, за отгул». А другое доверенное лицо по секрету всему свету сообщило, что из неближнего Подмосковья «запутинцев» автобусами завозили, аж за двойную оплату на этот раз.

Но были ли те, кто поддерживал кандидата в президенты №1 от всей души? Конечно, были. Он же такой весь свой в доску, родной. Социально близкий. Ну а скажет — рублем подарит, прямо как у нас в курилке. И если пораскинуть мозгами, то действительно для отдельных работяг он отец родной. Для автовазовцев, например. Впрочем, тем, кто покупает их товары народного потребления от этого становится как-то не по себе, зато местным трудящимся очень хорошо. Спасибо, Владимиру Владимировичу за наше счастливое детство.

Еще вот шахтерам он обещал не закрывать их производство, а остальных переселить из их хибарок в благоустроенный райцентр. Еще одно спасибо! Но почему же за время путинского правления производство становилось все меньше и меньше, не строились ни фабрики, ни заводы, ни самолеты, ни пароходы. Только эксплуатировали все советское, которое еще ездит, летает, правда, на очень честном слове. Одна нефтянка с газом работают. В шахтах же, когда взрывы были, горняки пачками погибали, а начальство их в это время на курортах свою задницу грело. А ЖКХ наше с вами родное: куда бюджетные денежки-то пошли? Опять все тому же начальству на островные виллы. Об этом даже президент Медведев говорил. Помните такого? И чья это все система выстроена — Маркиза Карабаса? Нет, кандидата в президенты №1.

Когда-то в перестройку писатель Владимир Войнович вернулся в Союз из Германии, посмотрел на митинг, который проводил бывший зам Андропова по КГБ генерал Калугин и сказал: «Такое впечатление, что на собрании антифашистов выступает оберштурбанфюррер СС». Звучит до сих пор пугающе актуально.

Вот и я, искренний участник митингов на Болотной и на Сахарова, теперь не знал куда пойти. Я не понимал, что такое шествие. Почему нужно пристроиться к какому-нибудь Немцову или Навальному и весело с кричалками: «Путин, пошел вон!» маршировать за ними? «Кто шагает дружно в ряд…» - это из далекого пионерского детства. Проехали. И почему я должен слушать некого Белова, который Поткин, с криками: «Россия для русских!» А если я еврей, то чемодан, вокзал…

И к путинцам, конечно же, не пойду. И к жириновцам. Но выбор есть всегда! Я не согласен с Валерией Новодворской ни по одному пункту. Но честнее ее в российской политике просто никого нет. И чище, и лучше. Поэтому я поехал к вам Валерия Ильинична. Правда, опоздал. На площади Сахарова гулял ветер, а Владимир Семенович Высоцкий пел: «Протопи ты мне баньку по-белому…» так, что было слышно у трех вокзалов. Потом сообщили, что к Новодворской на митинг пришло 150 человек.

А стоит ли еще ходить? По-моему, обязательно.

Не догоним, так согреемся!





Партнеры