“БерлусПутин” пока не запрещен

Евдокия Германова: «Я захотела разобраться в политике, но запуталась еще больше»

16 февраля 2012 в 19:08, просмотров: 20488

Театр продолжает искать вдохновение в политике: в самом неформальном и неформатном московском Театре.doc в четверг наконец вышел «заведомо запретный» спектакль о скрещенном с Берлускони Путине, а в августейших ролях были замечены Сергей Епишев (в маске доброго Добби) и Евдокия Германова, с которой теперь и спрос.

“БерлусПутин” пока не запрещен

Популярность «БерлусПутина» росла как на дрожжах задолго до премьеры. Фанаты ходили на репетиции, снимая на видео:

— Владимир Владимирович, вы стали похожи на доброго эльфа Добби, посмотрите в зеркало!

— Еханый бабай, это я?..

А началось все с легендарного 85-летнего итальянского драматурга Дарио Фо, придумавшего пьесу «Двуглавая аномалия» (жесткая сатира на Сильвио Берлускони), которая и была — с согласия автора — адаптирована к русским реалиям режиссером Варварой Фаэр. Как минимум это забавно, смешно, остро, актуально, местами «на грани», а главное — народ все равно останется в дураках, независимо от того, повторит Пу судьбу Бе или нет...

По Дарио, затравка как затравка: Берлускони жалует в гости к ВВП, а тут вдруг — бах-х-х-х! — теракт: итальянца — на тот свет, а раненого Путина — к нейрохирургам, которому пересаживают от Берлускони самое важное... правое полушарие мозга. На «русской почве» сюжет чуть сложнее (кстати, полтора часа примерно): кроме трендовой политсатиры появляется образ Актрисы (Германова), стоящей на распутье, сняться ей в протестном фильме или нет.

— Во-первых, я человек аполитичный, — рассказывает Германова «МК», — вот и пошла в проект, чтобы хоть чуть-чуть начать разбираться в политике. Но это совсем не значит, что теперь я встала на чью-то сторону — напротив, запуталась еще больше. Итак, мою героиню за огромные деньги просят участвовать в съемках сомнительного фильма — ситуация крайне узнаваемая. Артистка не понимает, куда ее втянули и зачем.

— Ну да, — не проводя параллелей, — весь Интернет бурлит разбирательством вокруг Хаматовой и ее участии в пропутинском ролике...

— Вот видите! Мы можем совсем не касаться политики, но нас втягивают, заставляя делать то, что не хочется. У кого-то от этого зависит сохранность банковских счетов, а у кого-то — жизнь детей... у каждого свои болевые точки. Но пьеса тем и хороша, что призывает не к революции, а к самостоятельному мышлению, самостоятельному выбору...

— Интересно, сколь быстро ее прикроют, или она невинна по сравнению с теми же акциями арт-группы «Война»?

— Нет, не невинна, конечно. Варвару Фаэр, нашего режиссера, постоянно спрашивают: «А вы не боитесь, что вас посадят?», «Не боитесь, что прикроют?»... А почему мы должны бояться? Правда, идеолог Театра.doc Елена Гремина шутит: «Ой, боже, наконец-то в нашем запретном театре поставили запретную пьесу запретного автора — наконец-то нас закроют, и я перестану платить сумасшедшие деньги за аренду!» На что ее муж Михаил Угаров отвечает: «Даже не мечтай!» А что до запретов... у меня даже текст такой есть: «ну кто сейчас будет опускаться до такой ерунды, когда такие дела творятся».

— И не стоит бояться, что это и пьеса-однодневка, и спектакль-однодневка?

— В том-то и дело: текст у нас корректируется каждый день — идут новые митинги, появляются новые крылатые фразы... Процесс контролируем. Самим Дарио Фо заложено, что мы берем тезисно определенную тему и на нее импровизируем... Не знаю, сколь долго ее проиграем. Особенно опасна она будет 1 и 6 марта — из-за близости к выборам. Ну, мое дело простое: сыграть актрису, которой предложили сыграть жену главного героя.

— И вы Путина любите по пьесе?

— Ну да.

— Нет идеи привлекать реальных лидеров оппозиции?

— А зачем? В том-то вся и прелесть, что мы в забавной форме смотрим как бы со стороны на весь бардак, который в стране намешан, и непонятно — кто прав, а кто виноват, все друг друга не любят... и как покупается народ, вынужденный во всем этом существовать.




Партнеры