Немой рай претендует на «Оскар»

«Артист»: привет постаревшим детям

23 февраля 2012 в 20:18, просмотров: 2844

Есть старый анекдот про нищего многодетного человека, живущего с большой семьей в тесноте, который пришел за советом к умнику: как жить, когда жить невозможно? Умник посоветовал: купи козла. Бедняк удивился, но купил. Через два дня приходит: «Так совсем нельзя — это ад». — «Продай козла», — посоветовал умник. Через день бедняк прибегает: «Это рай!»

Немой рай претендует на «Оскар»
Жан Дюжарден может получить награду в категории «Лучшая мужская роль».

Справка МК Справка "МК"

КОГДА ИСЧЕЗЛО НЕМОЕ КИНО

Эра немого кино закончилась вместе с 20-ми годами XX века. Но немые фильмы еще появлялись на экранах наряду со звуковыми. Одним из последних отечественных немых фильмов стала сатирическая комедия «Счастье» (1934) Александра Медведкина о мытарствах крестьянина-бедняка Хмыря, якобы нашедшего счастье в колхозном труде. Последним немым фильмом Чарли Чаплина считается картина «Новые времена» (1936). Правда, в финале его главный герой, Маленький Бродяга, в первый и последний раз обрел голос — запел, словно прощаясь с прекрасным временем немого кино. «Немое кино — самая чистая форма кинематографа, — писал Альфред Хичкок. — Ему, конечно, не хватает звука человеческого голоса и шумов. Но их добавление не искупило тех необратимых последствий, которые повлекло за собой. Если ранее не хватало одного только звука, то с его введением мы лишились всех достижений, завоеванных чистым кинематографом».

Кстати, из-за технической неготовности в России — в сельской местности и маленьких городках — вплоть до 1941 года звуковые фильмы часто шли в немом варианте — с субтитрами, сделанными специально для таких показов.

Когда смотришь фильм «Артист» Мишеля Хазанавичуса — немой, черно-белый, с титрами вроде «ах, я так страдаю!» и таперской музыкой, — понимаешь: нас испытывали на прочность, подсунув козла в виде цвета и звука. «Артист» уже покорил мир: он является обладателем 10 номинаций на премию «Оскар», 7 наград BAFTA — в том числе в категории «лучший фильм», трех «Золотых глобусов» и приза за лучшую мужскую роль на Каннском кинофестивале. О чем фильм — в материале «МК».

Когда цвет и звук исчезают, ты осознаешь, как же надоели эти слова, слова, слова, которые не всегда есть «мысль изреченная», потому что от любой мысли находятся на расстоянии в миллионы парсеков. Как утомили игры с цветовыми гаммами, рассчитанные порой на тех, кто главным достижением природы в работе над человеком считает умение отличать лиловый от сиреневого!

Герой только что вышедшего в российский прокат фильма «Артист» — звезда немого кино 20-х годов прошлого века Джордж Валентайн (Жан Дюжарден) — хрестоматийный кумир барышень в круглых шляпках, платьях с заниженной талией и с вызывающе алыми губами. У него большие ватные плечи, влажный взор и тонкие усики. А еще — особняк и личный шофер. Потом шофер уйдет к Пеппи Миллер (Беренис Бежо), вчера еще неизвестной старлетке, а сегодня, когда звук в кино потеснил таперов, переманившей всех вчерашних поклонников Валентайна. Но она по-прежнему влюблена в Валентайна и, когда тот становится совсем забытым, опустившимся, пьяным, тайком ему помогает.

Но больше, чем все забвение мира, Валентайна мучит звук — тот, который ворвался в интеллигентный тихий кинематограф, ворвался, как разбойник в семейное гнездо, связав по рукам и ногам, оскорбив и изнасиловав. Он затыкает уши, не в силах понять желание человечества вместо уютного тапера слышать визгливые голоса, которые скрежещут по самому донышку сердца. В конце фильма появится-таки звук, но он уже не будет страшным — герой добровольно впустит его в свою жизнь. Точнее, добровольно-принудительно, ибо деваться ему некуда, как нам некуда нынче деваться от 3D, а скоро некуда будет деваться от 4D...

Сделан «Артист» мастерски, и хороши в нем все до единого актеры: и Дюжарден, и Бежо, и вроде второстепенный, но на самом деле ключевой массивный Джон Гудмен, играющий продюсера, которому в общем-то все равно, есть звук или звука нет — текли бы деньги. Но и это не главное. В конце концов мастеров в современном кинематографе достаточно. Взять хоть соседей Хазанавичуса по оскаровским номинациям: Мартин Скорсезе, Стивен Спилберг, Вуди Аллен. Мастерами нас не удивить. Но Хазанавичус почуял момент, когда человечество совсем затосковало по детству. Взрослые мужчины играют в компьютерные игры, забывая про взрослую работу, тетеньки в возрасте возятся с куклами Барби, делая вид, что помогают дочерям, а на самом деле испытывая невыразимую сладость от возни с маленькими одежками и крохотной мебелью.

Взрослых людей нет — есть постаревшие дети. И чем старше, опытнее, солиднее старается самому себе казаться человечество, тем болезненнее оно чувствует уходящее детство. Этим в последнее время пытаются пользоваться многие режиссеры, сооружая лукавые фильмы под общей размытой рубрикой «для семейного просмотра» — чтобы и детям интересно, и взрослым занятно. Спилберг на «Боевом коне», Скорсезе как «Хранитель времени» — и это только номинированные вместе с «Артистом» в этом году. А сколько еще гуляет по экранам — калибром меньше, бюджетом пожиже!

Но только Хазанавичус понял простую вещь: не надо придумывать новые игрушки — достаточно вытащить из сундука старые, в доступной и веселой форме показать современному зрителю то, от чего млели наши бабушки и дедушки.

И сентиментально всплакнули внуки. И охваченные общей ностальгической благодарностью потомки пионеров Голливуда доверчиво протянули режиссеру главную статуэтку мирового кинематографа. Впрочем, это случится только в воскресенье — «Оскары» раздают 26 февраля. Но, кажется, никто из видевших «Артиста» — профессионалов или обычных зрителей — не сомневается, что нынешняя церемония станет триумфом немого кино нашего говорливого времени.



Партнеры