Оркестр туристов не терпит

Дирижер Бенджамин Эллин: «Убирай из профессии своё эго!»

2 марта 2012 в 14:10, просмотров: 2025

Удивительно, но конкурс дирижеров имени Светланова с первого дня стал позиционироваться как один из самых авторитетных в мире, его лауреаты повсюду на ведущих ролях. Вот и сейчас в Москве выступал британский маэстро Бенджамин Эллин, взявший вторую премию (первая не вручалась) на I светлановском смотре в Люксембурге. И знаменит он не только глубокими трактовками классического репертуара; во-первых, обожает — что редкость! — «некомфортную» музыку современных авторов, во-вторых, постоянно дает премьеры собственных сочинений...

Оркестр туристов не терпит
фото: benjaminellin.com
Бенджамин Эллин.

Его главная миссия — абсолютная популяризация серьезной музыки без деления зрителей на касты элитных и не очень. Как дирижер Эллин всеяден, что нисколько не умаляет его чувства вкуса: ставит танцевальные и балетные шоу (при участии иной раз 200 артистов на сцене), возглавляет объединение Focus Opera, с октября 2008-го является муздиректором Slaitwaite Philharmonic Orchestra, а также директором Pembroke Academy of Music для бедных детей...

- Светлановский конкурс — чудесный, позитивный опыт, — говорит «МК» маэстро, — пошел на него ради дальнейшего развития и не предполагал, что займу столь высокое место. Сам удивился. Быть дирижером сегодня непросто. Нельзя идти ради денег. Если в тебе нет честности к музыке, к великим авторам прошлого, честности к профессии, — так и останешься на сцене декорацией...

- Но вы можете себе позволить прикрикнуть на музыканта?

- Если вам приходиться кричать, значит, увы, многое в дирижерстве для вас потеряно. Что не отменяет известной жесткости, разумеется. Но будучи жестким, не забывайте давать музыканту свободу и гибкость в интерпретации. В этом смысл: убирайте своё Я, своё эго, — в XXI веке профессия лишена автократизма, идея в ином — надо помочь музыканту развиться. Ведь уровень оркестров по миру в целом очень высокий...

- А должны ли музыканты любить своего дирижера?

- Тоже нет. Это даже повредит работе. Концерт же — не конкурс красоты. Но: музыканты должны четко знать причину твоих претензий. А не просто так — оскорбил человека и пошел...

- Советская/российская практика таковы, что дирижер был как мать родная — бывало, и квартиры пробивал, звания, премии... сейчас — гранты. В Англии дирижер касается хозяйственных вопросов?

- Тут штука такая: обычный дирижер никогда не вникает в посторонние дела, но если ты собираешься стать худруком в оркестре, то разумеется должен смотреть на вещи шире. Должен... как же сказать... созидать дух, формировать настроение оркестра. Ты не должен быть «туристом» в музыке. Увы, в Англии мало какие дирижеры это делают, лень-матушка.

- Странно слышать такое про Англию, обычно все шишки кидают на Россию — и дирижеры-диктаторы, и тем же композиторам абсолютно не в чем себя применить...

- Что касается композиторов — у нас тоже самое. Музыкальная профессия есть мозаика, ты много чем должен заниматься в жизни, чтобы выжить. Закончились те времена, когда мальчик шел в консерваторию в расчете стать солистом.

Профессионалов нынче — тысячи, а рабочих мест — по пальцам. Поэтому, идя в музыку, ты должен сам просчитывать свой путь... путь в неизвестность.

- Но в той же Германии есть гранты, композитора селят на три месяца в отдельный коттедж с роялем, дают денег, чтобы он в тишине и покое написал свой опус...

- У нас если ты будешь писать только музыку, просто не выживешь. Будем честными: роль композитора в мире изменилась.

- И в этом нет трагедии?

- Сложный вопрос. Если ты называешься композитором, это совсем не значит, что у тебя должен быть дом и еда. Известности и колоссального заработка достигают единицы. Раньше можно было пойти к богатому человеку (например, к знаменитому музыканту) или к властям, чтобы попросить денег на конкретный проект. Но сейчас слишком развитая бюрократия почти не поддерживает творческих людей. Политиков трудно убедить давать деньги на те же музыкальные школы...

- Вы, кстати, преподаете в одной из них — в Академии Пемброук.

- Она не финансируется государством. Это особая статья: школа располагается в бедном, неблагополучном районе Лондона, где постоянные кражи, убийства. Дети приходят к нам, играют на разных инструментах, поют в хоре. Они, скорее всего, не станут музыкантами-профи, зато через музыку получат навыки для других профессий, всё же взаимосвязано. Это стиль мышления, общая культура, мы прививаем подросткам мотивацию, возможность и желание двигаться вперед.

- Парадокс: казенных денег на музыку идет немного, зато в Англии полным-полно самодеятельных коллективов...

- Это правда. В ином небольшом городке по 4-5 непрофессиональных оркестров, где люди не только не получают никаких «зарплат», но и вносят свои личные суммы на аренду площадок для концертов.

- Как по-вашему, не пришло время проститься с устоявшейся концертной практикой, когда люди сидят 2 часа не шелохнувшись в полнейшей тишине?

- А когда вы в кино идете и сидите 3 часа — это не напрягает? Не настраивайте себя на заведомую «сложность» музыки, это убийственный путь. То, что вам трудно «высидеть» — не проблема музыки, но проблема — подчеркиваю — городского общества. Вы не должны противопоставлять — «музыка и я», но рассматривать концерт как путешествие, бесценный духовный опыт, для которого обязательно надо найти время. Не бойтесь открыть свою душу и не формируйте заранее своего мнения. И тогда два часа станут двумя мгновениями.

- Часто играются ваши премьеры?

- Только исполнили концерт для альта и струнного оркестра в Санкт-Петербурге, в марте — премьера опуса в Монпелье, а 6 апреля — в Солт-Лейк-Сити главный тромбонист оркестра Нью-Йоркской филармонии будет солировать в премьере тромбон-концерта на 30 минут. Идея тромбон-концерта — конфликт солиста с оркестром, открывается ящик Пандоры, откуда готово вырваться зло...

- Часто слышу от наших солистов, что «учить целый месяц иной опус Хиндемита они не будут», мол, авангард идет в публике плохо, зачем учить...

- Я таких музыкантов не уважаю. Если ты останавливаешься в своем развитии, закрываешься рамками «только Баха», тебе больше нечего делать в музыке. И неправы те, кто утверждает, будто современная музыка лишена души и эмоции. Когда Бах писал — это тоже была чистая математика, высчитывал такты. К чему их сейчас противопоставлять?

- Но авангард часто проходит по грани...

- Это так. Вот, скажем, Бэнкси. Есть существующий в искусстве статус-кво, который он ставит под сомнение. Но это необходимая вещь, ибо через сомнение, рефлексию искусство и живет.



Партнеры